Понедельник, 23.10.2017, 05:36
Сиреневый мир
Главная | Say my name - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Творчество » Фанфикшн: продолжающиеся проекты » Say my name
Say my name
HappinessДата: Пятница, 26.10.2012, 16:07 | Сообщение # 1
Морской гребешок
Группа: Друзья
Сообщений: 77
Награды: 6
Репутация: 1
Статус: Offline
Авторы: Happiness, Джой, Scout
Главные герои: Роберт, Иден, Круз
Исходные данные: 1989 год. События в фике начинают развиваться с того момента, как Иден узнала о смерти Рауля (1309 серия).
Расхождение с каноном – Иден и Роберт не получают сообщение о надвигающемся шторме и остаются на яхте в открытом море. Круз отправляется на поиски Иден.






«Чтобы сказать, что ты меня любишь, не обязательно говорить: «Я люблю тебя».
Достаточно назвать меня по имени, и я уже сама знаю»(с)


* * *

- София, клянусь, ему это с рук не сойдет. Он ответит за то, что сделал, – процедил Круз, сжимая кулаки.
- Но, Круз, почему ты так уверен, что Роберт Барр похитил Иден? – София обеспокоенно наблюдала, как он мерил шагами кабинет уже в течение часа.
- А ты думаешь, он не способен? Этот человек – убийца, и он готов на все, лишь бы никто не узнал о том, что он сделал. Теперь я в этом абсолютно уверен. Он не остановится ни перед чем!
- Что ты намерен предпринять?
- Сидеть на месте и ждать я точно не буду. Где, черт возьми, Мейсон? Прошло уже полчаса, как он позвонил и сообщил, что едет!
- Круз, постой… – София мягко остановила его. – Подожди. А ты не думаешь, что она сама уехала с ним? Может ей нужно…
- Нужно что? – он замер и внимательно посмотрел на нее. – Ты ведь знаешь? Зачем Иден с ним куда-то ехать?
София отвела взгляд, но он успел прочесть в ее глазах ответ на свой вопрос…

* * *

- Ты должна была вспомнить все это не для того, чтобы разрушить свою жизнь.

- Роберт, но как..?
Ужас осознания не отпускал ее, а, напротив, овладевал ею все больше. Внутри все дрожало. Помимо ее воли и не зависимо от нее.
- О, Боже, как ты жил с этим? – каким-то сдавленным голосом проговорила она, догадываясь о его ответе. Или не догадываясь.
Пытаясь остановить, отменить затоплявшие ее глаза ужас, смятение, он крепче сжал ее плечи руками, словно пытаясь унять сотрясавшую ее дрожь, укрыть ее от ее же слов, защитить, заставить забыть, не думать.

- Иден, сейчас это неважно… Иден, послушай… Я ни о чем не жалею. Ни о чем. Иден...
- Для меня это важно, Роберт! Я жалею! Если бы ты знал, как мне жаль!.. Если бы я могла что-то сделать… – она в исступлении сгребла назад волосы – и, словно забыв об этом, оставила руки там. – Но я ничего не сделала. – Ее голос изменился, став жестче, отчаяннее и непреклоннее к самой себе.
В этот момент она себя ненавидела.
А он – любил.
Эта его любовь была в его взгляде, в тепле его рук, в нежности его пальцев, в бережности его прикосновений. Он, как и раньше, как и всегда, оберегал ее. От боли – его же боли, от всего мира – такого несправедливого к нему, от нее – от нее самой.
- Роберт, я не заслужила этого… Я не стою такой жертвы. Прости меня. Прости.
Пять лет. Пока она развлекалась в Европе, пока жила и не думала ни о чем, важнее того, какое платье надеть на вечеринку… Это не укладывалось в голове. Это было где-то за… за гранью понимания. За гранью человеческих возможностей. Но не за гранью его любви.
Ей стало страшно. Дрожь, бившая ее изнутри, выбралась наружу.
Он столько сделал для нее. Он подарил ей все, что у нее сейчас есть. Ценой своей жизни.
Безудержная, стремительная, неподвластная нежность к нему накрыла ее. Так, что горло перехватило – ни вдохнуть, ни выдохнуть. И больно защемило сердце. И слезы хлынули новым потоком.
- Я люблю тебя, Роберт. Я люблю тебя. Ты не должен был… Ну почему, почему все так..?

* * *

- Круз, она была готова на все ради тебя.
- Что значит на все, София? Она не знала, что я сбежал?
- Не знала. Круз, она любит тебя… Видел бы ты, как она переживала.
- И поэтому поехала с этим типом, зная, как он опасен! Как это похоже на неё!!! Сколько раз я её просил не лезть туда, куда не следует!
- Иден очень за тебя боялась. И еще… – София чуть помедлила, подбирая слова, – ей необходимо выяснить правду.
- Какую правду? Барр убил человека – вот правда. Я уже все выяснил.
- Не знаю почему, но Роберту это было важно. Он настаивал. Ему было очень важно, чтобы она сама вспомнила.
- То есть, она поехала с ним, потому что ему было важно? Ты это хочешь сказать?

Спокойный и четкий ответ Софии подтверждал то, что он и сам чувствовал. Давно. Почти с самого первого дня, как Роберт Барр появился в Санта Барбаре. Этого человека с Иден что-то связывало, и Круз почти не удивился, когда узнал, что именно. Наверное, он был готов к этому. И в тот момент стало понятным и очевидным всё сразу – неприкрытый интерес и откровенность взглядов, отнюдь неслучайные встречи. Полунамеки даже в вежливых, казалось бы ничего не значащих фразах. Особая интонация, с которой Барр произносил ее имя. Так, что хотелось немедленно заставить его замолчать – любым способом. Ее тихая, внезапно возникающая теперь отрешенность. Её растерянность. Её бессвязные попытки объяснить происходящее. Её виноватые глаза. Её слезы. Её недоумение и её оправдания. Его собственная сумасшедшая ревность. Безудержная и обжигающая. Мучительная – и заставляющая мучить её. И требовать немедленного ответа – вопреки голосу разума и принципам глубоко уважающего себя человека. Ведь она же ничего не помнит, она не виновата… И она еще ничего не сделала.

- Круз… тогда ей было всего семнадцать, а сейчас она взрослая и любит тебя.
- Я знаю. А он намерен насильно вернуть ее в прошлое! Я не могу этого допустить. Я этого не позволю.
- Думаю ей и самой важно вспомнить, что именно произошло на яхте десять лет назад. Это же часть ее жизни.
- На яхте? Какой же я идиот! Как я сразу не подумал об этом, – Круз решительно направился к телефону и набрал номер.

Через полчаса вертолет компании Кэпвелл можно было заметить в радиусе 15-ти миль от побережья Санта Барбары. Его можно было бы заметить, если бы не густой туман, который плотно заполнил воздушное пространство над городом, полностью вытеснив солнечный свет.

- Ничего, мы найдем её Круз, – ободряюще произнес Мейсон. – Надеюсь, они слышали штормовое предупреждение. Не думаю, что Барр столь безрассуден, чтобы совершать прогулки на яхте во время шторма.
- Мы найдем Иден раньше, чем он начнется. Нужно успеть.

* * *

Ее отчаянно беспомощный жест пронзил с новой силой страхом за нее. Теперь он осознал окончательно, что так и не смог уберечь ее... Все остальное стало неважно, отступило перед ее залитым слезами, искаженным болью лицом. Важно было только, чтобы она поняла, что ни в чем не виновата – никогда не была виновата. Если бы можно было все отменить, взять на себя… Никакая цена не была слишком высока.
Стиравшая слезы с ее щеки рука дрогнула, когда она произнесла те слова, которые последний раз они сказали друг другу так давно – жизнь назад.
- Иден...
Он не договорил, потому что ее безутешный, почти детский вопрос «почему все так?» затопил все, отменил прошлое, закрыл будущее... Все, кроме этого мгновения.

В его объятиях она всхлипывала тихо, безнадежно, а он слегка покачивал ее, и уговаривал, обещал, что все будет хорошо…
- Не будет, – отрешенно проговорила она, сжимая пальцами его плечи. – Ничего не будет хорошо. Никогда не будет. Ничего нельзя изменить.
Она отстранилась – чтобы видеть его глаза. Чтобы прочитать в них что-то еще, кроме бесконечной любви. Что-то, чего она действительно заслуживала бы. Но в его глазах была только любовь к ней. Несмотря ни на что.
Он всегда любил ее просто так. Не за что-то. За то, что она есть. Такую, какая есть.
- Ты должен ненавидеть меня… Это было бы… объяснимо… Я столько боли тебе причинила…
Он покачал головой, приподнял ее подбородок, заглядывая в глаза девочки Иден Кэпвелл, женщины Иден Кастильо... Иден.
- Иден, – он говорил медленно, очень медленно, как говорят только о самом важном и дорогом в жизни. – Иден, послушай. Только ты придавала и придаешь моей жизни смысл. Так было всегда. Ты ни в чем не должна себя обвинять. Это было мое решение и мой выбор. Ты ни в чем не виновата.
- Роберт, перестань! – Она отбросила его руки с лица и отбежала назад. И обернулась – потому что не смогла убежать. – Как ты можешь? Я сломала тебе жизнь! Я не принесла тебе ничего, кроме горя! Я не сдержала ни одного обещания! Ты совсем меня не знаешь…
Если сейчас она убедит его, что она не такая, какой была, не такая, какой он представлял себе ее, не такая, какой он хочет ее видеть – он перестанет смотреть на нее так? Перестанет любить?
А что, если да?
Нет, не перестанет. Все внутри нее говорило – нет, кричало – не перестанет.
- Прости. Прости меня. – Она приблизилась к нему в два шага, порывисто прижалась к нему, потом так же отстранилась и обняла ладонями его лицо. Погладила по щекам. Почему-то влажным. – Я правда… – она закрыла лицо руками, постояла так несколько секунд. Она не понимала саму себя. Все было словно не с ней. Словно она наблюдала за собой со стороны – и не узнавала.
- Нет, нет, нет, нет… Это невозможно… – она даже усмехнулась, настолько нелепой ей показалась собственная мысль. – Я люблю Круза.
Однако – впервые в жизни – эта фраза прозвучала неубедительно. Так, что она испугалась. И поторопилась повторить ее. – Я… я люблю Круза! – но получилось еще хуже. – Я не должна… – заверила она его, запуская пальцы в его волосы. – Не должна… – теперь пальцы нежно касались его лба, блуждали по вискам, по щекам, словно существовали отдельно от нее и могли себе позволить то, чего она никогда бы не позволила. Потому что она любит Круза.

«Я люблю Круза». «Люблю Круза». Круза… Круза.
Эти слова полыхнули уже привычным ожогом – привычным, с тех пор, как он заставил себя поверить, что так и есть.
Ее смятение, потерянность, отчаяние были так велики, что он заговорил, повинуясь единственному сейчас желанию: избавить ее от боли, успокоить, утешить.
- Иден… Иден, не плачь... скоро ты вернешься домой, и забудешь все, как кошмарный сон. Все закончится, Иден. Ты…
Но она была так близко, и так явственно – впервые – отрицали только что сказанное ее глаза – как отрицали и ее руки, и вздрагивающие уголки губ, и мокрые ресницы, что он не выдержал.
Он перевернул ее руку, прижал к губам раскрытую ладонь. Поцеловал. Еще и еще.
Она вздрогнула – как от ожога – от его пронзительной, по-детски трепетной, щемящей нежности, но не отпрянула – прижалась к нему. Щекой к щеке.
- Я... я не хочу… – почти умоляюще проговорила она, не решаясь открыть глаза, не в состоянии забрать руку и остановить это – невозможное – касание губ.
Он отпустил бы ее, если бы не тихая просьба, если бы не разрывающая его – как никогда не разрывала собственная – боль в ее глазах. Еще на несколько мгновений – пронизанных последним эхом прошлой жизни. И разделенной – снова, как тогда – любви.

Внезапным порывом ветра яхту сильно встряхнуло и накренило на левый бок.
Замигало электричество, сквозь распахнувшуюся дверь донеслось яростное завывание ветра.

Добавлено (20.10.2012, 14:28)
---------------------------------------------
* * *

Внезапным порывом ветра яхту сильно встряхнуло и накренило на левый бок.
Замигал свет, сквозь распахнувшуюся дверь донеслось яростное завывание ветра.
- Роберт, что происходит? – она испуганно отстранилась, оборачиваясь на дверь.
- Похоже на шторм.
Придерживая ее, чтобы она не оступилась, он подвел ее к дивану и мягко – но уверенно – сжимая ее плечи, заставил сесть.
- Иден, оставайся здесь, хорошо? Бояться нечего, это не крупный шторм. Я схожу в рубку, узнаю, что там. Разверну курс, и скоро ты будешь дома.
Он еще несколько мгновений не отпускал ее глаза. При его последних словах боль в них не смягчилась...
- Да, – поспешно, словно вспомнив о том, что у нее где-то есть дом – и где-то есть другая реальность, – согласилась она. – Нам нужно домой.
Когда он ушел, она еще несколько секунд смотрела ему вслед, послушно сидя на диване – там, где он оставил ее.
Мысли путались.
Слова, голоса, звуки вперемешку гудели в ее голове – то отдаляясь, то приближаясь – и заставляли ее болезненно морщиться.
Перед глазами по-прежнему было его лицо, исполненное боли – и заботы о ней.
Ладонь еще горела от его поцелуев.
«Скоро ты будешь дома».
Да, ей обязательно нужно домой. Нужно как можно скорее рассказать все Крузу. Рассказать, что это она убила Рауля.
Роберт ни в чем не виноват.

* * *

- Невозможно, – прокричал в ответ капитан на залитой потоками дождя палубе. – Курс нельзя менять, мы легли в дрейф.
- А что с рацией?
- Вышла из строя. Серьезной опасности нет, но завести яхту обратно в порт я не смогу до окончания шторма.
Палуба сотряслась под новым ударом волн, и капитан поспешно ушел в рубку.
Когда он возвращался в каюту, белоснежный зигзаг на миг высветлил широкую палубу – место, где они расстались десять лет назад. Сейчас буря подарила им – взамен – несколько часов. Он был бы бесконечно благодарен судьбе за них – если бы сейчас шторм не слился воедино с нагнавшим Иден кошмаром.
В жизни Иден эта буря должна стать последней.

Когда он вошел – мокрый от дождя, в прилипшей к телу рубашке, она сидела на диване, вцепившись пальцами в обшивку, в той же позе, в какой он ее оставил – словно испуганный, боящийся шевельнуться ребенок. Когда Иден – отважная до безрассудства, смелая, сильная, – становилась такой, это пронизывало, разрывало.
Когда она посмотрела на него, он не узнал ее взгляд. Потерянный. Отсутствующий. Словно она была где-то далеко и не совсем понимала, что происходит.
- Иден... – чуть дрогнувшим голосом произнес он. – Ничего не бойся. Шторм скоро утихнет, и, как только это произойдет, яхта вернется в Санта-Барбару.
- Шторм? – переспросила она и поднялась с дивана – потому что больше нельзя было бездействовать. – Мне нужно поговорить с Крузом! Рассказать ему все. Он должен знать, что ты невиновен! Мы должны вернуться! – она сняла телефонную трубку, но в ней была тишина. – Не работает... – отчаянно констатировала она и, пытаясь – насколько это было возможно – сохранить равновесие, направилась к двери. – Я сама поговорю с капитаном.
Он мягко перехватил ее руку и прислонил к стене – так было безопаснее.
Мокрый, – почувствовала она. Сырые волосы. Капли дождя на лице. Слипшиеся ресницы. Или они такими были еще до того, как он уходил?
Почему-то это его лицо – мокрое от дождя – врезалось в память. Помимо ее воли. Вряд ли она успела дать себе в этом отчет. И вряд ли хотела.
- Иден, я говорил с капитаном – сейчас это невозможно. Мы вернемся, как только утихнет буря. И, Иден – ты не должна рассказывать Крузу все.
- О чем ты?
- Это был несчастный случай. Ему будет достаточно знать это.
Она покачала головой – с какой-то уверенной обреченностью.
- Ты не знаешь Круза. Он не успокоится, пока не выяснит все. Я не хочу, чтобы тебе угрожала хоть какая-то опасность. Ты не должен больше отвечать за мои грехи.
- Не волнуйся за меня – я сумею...
Когда он говорил это, в борт яхты ударила высокая волна. Через распахнувшийся иллюминатор ворвался ветер. В каюте погас свет – на несколько секунд, словно лампа под потолком раздумывала – загораться ей вновь или нет. Еще один удар заставил их потерять равновесие.
Еще один – швырнул их на пол. Роберт едва успел прикрыть Иден от разлетевшейся возле них на мелкие осколки вазы.
- Роберт! Ты… ты в порядке?
Мокрый – опять ощутила она, не успевая ни на чем сосредоточиться.
- Да, а ты?
- Я в порядке.
- Пойдем, – сказал он, помогая ей подняться.
Шторм только начинал набирать силу – пол под ногами сотрясался, слышно было, как завывал снаружи ветер.
- Роберт! – она вцепилась в его руку, чтобы устоять в неистовой качке. – Мне страшно. Мы утонем. Или нас унесет в океан. Роберт! Мы должны что-то сделать!
- Иден. – Она метнула на него испуганный взгляд, а он продолжил: – Иден, успокойся. Яхта прекрасно оснащена, она выдержит любую бурю. Через пару часов все закончится. Обещаю, ничего плохого не случится.
- Прошлый раз тоже был шторм! И мы навсегда потеряли друг друга! Я не хочу больше… терять.
Он глубоко заглянул ей в глаза.
- Иден, этого не случится. Больше нет.
- Мы должны вернуться домой! Круз! Он даже не знает, где я!
- Иден, ты скоро его увидишь, – не сразу ответил он. – Мы вернемся, как только это станет возможно, я отдал все распоряжения.
- А если… если я больше никогда его не увижу?! Если мы погибнем, Роберт?
- Не погибнем, – твердо ответил он. – Иден, ты… ты его увидишь. Очень скоро. Ничего не произойдет, все будет хорошо, слышишь? – повторил он, видя не отступающий страх в ее глазах.
- Тогда ты тоже говорил, что все будет хорошо, – с отчаянной безнадежностью проговорила она. – Есть вещи, которые от нас не зависят.
- Есть, – с горечью признал он. – Но сейчас это не так. Поверь мне, Иден. Просто поверь.

* * *

Они сидели рядом, у стены. Яхту кидало из стороны в сторону, так что оставаться в вертикальном положении не было возможности.
Иден больше не пыталась никуда бежать, чтобы что-то сделать. То ли поняв, что все бесполезно и смирившись с этим, то ли…
- Я бы хотела… что-то сделать для тебя, – проговорила она, не поворачивая головы. – Я пока не знаю, что…
Она вдруг поняла, что ей не нужно смотреть на него, чтобы знать, что он чувствует. И от этого стало несколько не по себе.
Он протянул руку, прикоснулся к ее щеке, приподнял ее лицо за подбородок. Каждое прикосновение переполнено было копившейся годами, растягивающей мгновения нежностью.
Что бы ни ждало их после этой бури – было неважно. Сейчас – неважно.
Прикосновения его ладони – такие бережные, невозможно-трогательные – сбивали с толку. Он не должен так к ней прикасаться. А она не должна позволять. Не должна. Позволять.
Сейчас она смотрела на него так, словно все, что их разъединяло, растворилось, отступило. Но – все же – ее глаза просили о чем-то. Неуверенно, слабо…
Он опустил руку.
Все правильно. Так надо. Надо.
Только почему – снова слезы? Бесконтрольные. Горячие – по едва успевшим высохнуть щекам.
Нельзя. Это… плохо. Оттого, что – как-то слишком – хорошо.
- Роберт… Если бы я могла что-то изменить…
Слезы – растерянные, по-детски беспомощные. Боль за нее – прикоснуться, еще и еще…
- Иден, не плачь. Иден, послушай… Девочка моя... – шептал он.
Мокрые, воспаленные от слез щеки – влажное дыхание – в какой-то миг его губы коснулись ее…
- Роберт, нет! Ты забываешься! – в ее голосе появилась строгость, граничащая с чем-то, что выдавало ее смятение. – Нам нужно думать… думать о том, как спастись! – Она зачем-то вскочила на ноги – так поспешно, словно надеялась убежать от него, – и едва не упала от нового толчка. – Неужели ты не слышал про шторм, когда планировал все это?! Почему ты не потрудился узнать прогноз?
Когда она говорила, он смотрел мимо нее. Потом поднялся.
- Иден, сядь. Ты упадешь при такой качке. Ну же. Я не планировал привозить тебя сюда, ты отлично это знаешь. Я никогда не стал бы подвергать тебя опасности.
- Не стал бы, но подверг! Это было безответственное решение!
- Возможно, – сухо ответил он. – Иден, раньше тебе было плевать на такие мелочи.
- Все было по-другому, – горячо подхватила она, зацепившись за что-то, что могло бы отвлечь ее. Должно было отвлечь. – Я была другой. Я изменилась. Я иду к капитану!
Прежде чем она успела сделать шаг, он крепко сжал ее руку выше локтя.
- Палубу захлестывают волны, тебя просто смоет за борт. Ты никуда не пойдешь, слышишь?
- Отпусти меня! – она дернулась, пытаясь вырваться. – Ты не можешь мне приказывать! Я должна узнать, что происходит! Может, ему удалось выйти на связь!
Он еще крепче сжал ее руку.
- Успокойся, Иден, – жестко сказал он. – Ты не выйдешь отсюда, я не позволю тебе подвергать себя опасности.
- Ты не смеешь мне запрещать. Я буду делать то, что считаю нужным.
Она смотрела на него с вызовом, но сквозь него проступало другое.
- Иден, добавил он смягчившимся тоном, – не пытайся убежать от меня. И от себя.
Она покачала головой – несогласно. На большее ее не хватило.
От одного его взгляда все становилось с ног на голову.
- Роберт, не мучай меня… Ты же знаешь, я не могу…
Ее взгляд одновременно запрещал и просил, отталкивал и звал.
- Иден... – негромко сказал он, выпуская ее локоть, – ты не должна бояться.
Он говорил не о шторме – Иден поняла это.
И ей было страшно.
Ее пугал не ливень и не качка, и даже не то, что они могут не вернуться обратно. Она боялась саму себя – панически, и не могла в одиночку справиться с этим страхом и – чувствами, которые его пробудили.
Поэтому, едва ощутив свободу – когда он разжал пальцы, она сорвалась с места, пробежала несколько метров по коридору и выскочила на палубу.
Частые холодные струи дождя заставили ее отшатнуться. Одежда моментально промокла. Но там, в каюте, она не могла себя контролировать. Морщась от дождя и стараясь не поскользнуться, она побежала к рубке.

* * *

- Я отправляюсь немедленно, – Круз решительно направился к двери.
- Круз, поиски уже ведутся. Они сделают все возможное. Пока вы с Мейсоном искали яхту, мы получили сообщение о шторме. И Си Си сразу же позвонил...
- София, что ты мне предлагаешь? – перебил её Круз. – Ждать, когда их найдут?
- Если с тобой что-нибудь случится, Иден не простит нам того, что мы тебя отпустили.
- Со мной ничего не случится, и ты знаешь об этом. А вот с ней – может. И я не могу этого допустить.
- Круз, я знаю. Мы все ужасно переживаем. Но я боюсь за тебя. Отправляться совсем одному в такой шторм не самая удачная идея... – по его взгляду она поняла бесполезность этого разговора. Она знала об этом с самого начала.
- Не говори мне ничего. Я не могу иначе.
- Круз… удачи тебе.
- Спасибо, – он чуть помедлил на пороге. – Клянусь, когда она вернется, то узнает всё, что я думаю по этому поводу. А он – еще пожалеет.

Добавлено (20.10.2012, 14:30)
---------------------------------------------
* * *
Волны исчезали за стеной проливного дождя. Сила ветра была ошеломляющей. Спасательное судно сильно накренилось, но единственный член команды оставался у руля.
- Иден, детка, где же ты? – Его слова утонули в раскатах грома.

* * *
Роберт догнал ее на палубе, схватил за руку и резко развернул к себе.
- Ты с ума сошла?! Хочешь, чтобы тебя смыло за борт?!
Будто в подтверждение его слов в левый борт ударила волна и прокатилась по палубе, обдав их ледяными брызгами.
- Оставь меня! – выкрикнула она, стараясь вырваться. – Я должна поговорить с мистером Фордом!
- Иден, не глупи! – прикрикнул он на нее. – Мы спускаемся вниз. – Он схватил ее за плечи и повлек за собой.
Она сделала еще одну попытку освободиться, но он предвидел это и не ослаблял руки. В какой-то момент – на третьем или четвертом шаге – она поняла, что бесполезно сопротивляться.
И, когда они снова оказались в каюте, она обессилено прижалась спиной к стене. Ее трясло. То ли от холода, то ли от волнения, вызванного его присутствием, то ли от собственного страха перед ним – и от осознания собственной беззащитности.
Она старалась не смотреть на него – но все равно ощущала его присутствие.
Роберт закрыл дверь, подошел к барной стойке, открыл шкафчик с напитками. Достав бутылку, налил в стакан бренди и, чуть разбавив его, вернулся к Иден.
- Выпей, тебе нужно согреться, – с нотками властности сказал он.
Она, по-прежнему избегая встретиться с ним взглядом, взяла протянутый ей стакан и сделала глоток.
Дрожь не утихла.
Роберт придержал ее трясущуюся руку в своей. Она не отдернулась.
- Еще, Иден. Выпей все, тебе станет легче.
Проследив, чтобы она выпила все до дна, он забрал у нее стакан, поставил на стол.
- Ты вся дрожишь, тебе надо переодеться, – сказал он. – Здесь найдется одежда?
Она как-то неопределенно пожала плечами.
- Да, наверное. Я… сейчас посмотрю. Тебе тоже нужно переодеться. У отца наверняка что-то есть. Я поищу.
Иден вышла, оставив дверь неприкрытой. Стараясь держаться за стену, чтобы не потерять равновесие, она нашла свою каюту. Снова.
Этот столик – на прежнем месте. И Рауль…
Если бы тогда не случилась эта глупая ссора… если бы она не осталась, а сразу убежала бы с ним… если бы они не тянули время... то было бы… Что?
Рауль был бы жив. Он был так молод. У него впереди была целая жизнь. Которая оборвалась… так нелепо.
А они бы сбежали. И поженились. Они ведь этого хотели. И это… была бы совсем другая жизнь.
Она копалась в шкафу, бездумно перебирая вещи – и плакала.
Тогда она готова была променять все это на возможность быть с ним. Она любила его. Так, как сейчас – Круза?
Круз! Он ждет ее дома!
Как Роберт. Он тоже ждал. Пять лет. За ее ошибку. За неумение разрешить конфликтную ситуацию. За ее… за ее жизнь.

Добавлено (26.10.2012, 15:53)
---------------------------------------------

Добавлено (26.10.2012, 15:54)
---------------------------------------------
* * *

Когда Иден вышла, он снова подошел к стойке, достал бутылку и неточным движением плеснул себе бренди.
Мимолетное раздражение на Иден улеглось, а перед глазами стояло ее бледное лицо – под воспаленными от слез глазами за эти два часа успели проступить темные круги.
Он понимал, почему она пыталась убежать – на палубу, в рубку, куда угодно. И это причиняло невыносимую боль.
Она вернулась, переодетая в сухое, еще более тихая и отрешенно-задумчивая, чем ушла.
- Здесь полотенце. И кое-что из вещей Мейсона. – Она протянула ему охапку. – Тебе нельзя оставаться в сыром.
- Cпасибо, – он взял у нее одежду. – Никуда не отлучайся, хорошо?
Когда, переодевшись, он вернулся, Иден все еще стояла у стола – во всей ее фигуре читалась безграничная усталость.
- Иден, – негромко позвал он, подойдя к ней и дотрагиваясь до ее плеча – она не сразу обернулась, – Иден, тебе нужно отдохнуть. Пойдем.
Он усадил ее на диван и присел возле. Несколько секунд оба молчали.
- Я встретил капитана, – начал он, наконец, глядя прямо перед собой, – ветер улегся, яхта скоро ляжет на обратный курс.
Через секунду он начал снова, чтобы отвлечь ее, вывести из оцепенения:
- Знаешь, – он попробовал усмехнуться, – когда ты носилась по всей яхте, я начал понимать, что ты не так уж сильно изменилась.
- Ты так думаешь? – она чуть повела бровью, не оборачиваясь. – Ты меня не знаешь…
- Тебе так кажется, потому что ты считаешь, что смогла полностью отказаться от себя – такой, какой была раньше?
Теперь она обернулась. И посмотрела на него так, словно надеялась понять – без уточнений.
- Что ты имеешь в виду?
Он встретил ее взгляд.
- Ты не просто изменилась, ты заставила себя стать другой, Иден.
Она опять отвернулась – словно стол необычайно занимал ее.
- Я не понимаю, о чем ты. Я такая, какая есть. Такая, какой хочу быть. По-твоему, то, какой я была с тобой на Сиренас… то, чем мы занимались – правильно?
- На Сиренас ты была собой. Что бы мы там ни вытворяли, ты делала это, потому что хотела. Сейчас это не так. Ты, – он сделал неопределенный жест, – ты как будто постоянно спрашиваешь себя, все ли делаешь правильно. Раньше так не было.
- Теперь все изменилось. Слишком много времени прошло с тех пор. Я почти не помню, какой я была. А, когда вспоминаю, мне становится стыдно. Я лгала так же легко, как дышала.
Он чуть улыбнулся.
- Да, ты смогла провести даже меня. Но, – снова серьезно произнес он, – лгать ты не перестала, Иден. Хоть ты так и не считаешь. Вся разница в том, что теперь ты лжешь себе.
Она посмотрела на него – удивленно и принципиально-несогласно.
- Нет. Нет. Это неправда. Я научилась быть… научилась быть честной.
- Не с собой. Иначе тебе не пришлось бы убегать от себя – а ты постоянно это делаешь, Иден. Убегаешь, прячешься... потому что боишься. Разве нет? – глубоко заглянул он ей в глаза.
Он подобрался как-то слишком… слишком близко. Заглянул слишком глубоко. Туда, куда она сама не разрешала себе заглядывать. Потому что боялась.
Он не может этого знать. Он не должен.
- Зато ты не изменяешь своим принципам. Берешь все, что хочется!
- Ты всегда это знала, – пожал он плечами. – И было время, – в голосе проступила едва заметная горечь, – когда это тебя не слишком возмущало.
Она помолчала.
- Меня это не возмущает. Я восхищаюсь этим, Роберт. Даже сейчас.
- Но, тем не менее, ты решила, что сама должна жить иначе.
Она покачала головой.
- Я не могу по-другому. Я не такая, как ты. Пожалуйста, не обижайся. Я говорю это не для того, чтобы обидеть тебя. Я... Да, ты прав кое в чем. Возможно, я от многого отказалась, но я знаю, что иначе я не могла. Да, я изменилась, но это мой выбор, я ничего себе не навязывала. Я... бунтовала в юности против многого, ты видел меня такой, но сейчас все иначе. Все – иначе, – повторила она, стараясь говорить тверже и понимая, что это не ей не удается.
Он услышал затаенную неуверенность в ее голосе.
- Правда? – спросил он, накрывая ладонью ее руку.
- Почему ты сомневаешься? – она забрала руку. – Разве я давала повод думать иначе?
- Да. Ты постоянно словно ждешь чьего-то одобрения, и тебе страшно, что ты его не получишь.
- Я не понимаю, о чем ты, – она намеренно-равнодушно помотала головой, прошла мимо него и остановилась. – Мне не нужно ничье одобрение. – Она чуть повела бровями, встречая его взгляд. – Возможно, раньше я и нуждалась в этом. Но сейчас – нет.
- Ты действительно в это веришь? – он поднялся вслед за ней и подошел к Иден. – Что все твои слова, поступки, даже мысли, не контролируются опасением, что кто-то будет недоволен?
Она рассмеялась – настолько нелепыми ей показались его слова.
- Ты и впрямь полагаешь..? Роберт, это смешно! – Она потерла пальцами лоб, провела по влажным после дождя волосам. И отвела взгляд.
- Иден, – начал было он, но, когда она отвела глаза, замолчал. Ощущение, что она, хоть и находилась совсем рядом, только что спряталась и от него и – главное – от самой себя, было настолько сильно, что он, почти не раздумывая, протянул руку, коснулся ее волос, щеки, линии подбородка.
- Иден! – позвал ее по имени Круз. Отчасти для того, чтобы убедиться – это она. Женщина, которая стояла рядом с Робертом Барром, – она, Иден.
Он замер, в считанные секунды оценив ситуацию.
Иден и Роберт Барр. Его рука на ее щеке, расстояние между ними менее полутора футов, взгляд. Её глаза, чуть подрагивающие ресницы, взгляд – провожающий движения его пальцев.
Первое острое чувство облегчения от того, что он видит ее живой и невредимой, сменило другое – внезапно нахлынувшее, стихийное, как только что отыгравший последние аккорды шторм.
Он справился с ним почти так же легко, нет – гораздо легче.
- Что здесь происходит? – процедил он сквозь зубы.
- Круз! – резко обернулась она. – Мне нужно все тебе рассказать! Я вспомнила!
- Как видишь, – пожал плечами Роберт, – Иден в порядке, если ты собирался ее спасать.
- Круз! Роберт ни в чем не виноват! – все так же горячо продолжила она. – Это я убила Рауля.
- Это он тебе сказал? – Круз вопросительно взглянул на нее. – Иден, этот человек убийца, вот ордер на его арест.
- Нет, – на это раз как-то спокойно – и неожиданно-устало, словно внутренне она была готова именно к такой реакции мужа – проговорила она. – Это то, что я помню. Ты не можешь арестовать Роберта, потому что это я убила Рауля.
- Нет, – прервал ее Роберт. – Это был несчастный случай.
- Иден, я не знаю, что тебе внушил этот человек, и что заставило тебя поверить ему. Мы поговорим об этом позже. – Круз повернулся к Роберту. – Вы арестованы, мистер Барр. Вам зачитать ваши права или в этом нет необходимости?
- Круз, нет! Что ты делаешь? Почему ты мне не веришь?
- Иден, отойди, – процедил он сквозь зубы. – Сейчас этот вопрос не обсуждается. Есть доказательства его вины, и я обязан задержать его.
- Ты даже не пытаешься выяснить, что произошло на самом деле, да?
- Круз! Я прошу тебя! Он не виноват! Я вспомнила, как все было. Он сидел в тюрьме из-за меня!
- Ты арестован, – Круз защелкнул наручники. – Как только мы вернемся в Санта-Барбару, ты будешь отправлен в тюрьму, согласно приговору суда. Я еще раз повторяю вопрос. Есть необходимость зачитывать права или, как я полагаю, они тебе хорошо известны?

Ощущение нелепости происходящего – и какой-то чудовищной несправедливости всего этого не давало ей до конца поверить, что такое вообще возможно. И что инициатор всего этого – Круз. Такой справедливый, такой порядочный, такой правильный. До этого момента. Когда дело коснулось Роберта.
На глаза – в который раз за этот долгий вечер – навернулись слезы.
- Круз, ты не можешь так поступить с ним. Это… непорядочно. Он не должен всю жизнь отвечать за то, в чем виновата я.
- Ну, хорошо. Хорошо, Иден, давай послушаем твою версию, – умоляющие нотки в голосе жены немного отрезвили его. Круз глубоко вздохнул, пытаясь совладать с собой. Он оттолкнул Роберта к стене и, наконец, взглянул на нее. – Почему ты решила, что виновата?
Она поморщилась, когда он отшвырнул Роберта в сторону. Это… не было похоже на Круза. Роберт такого не заслуживал.
- Я все вспомнила. Мы поссорились с Раулем. Мы с Робертом, – она взглянула на него – на секунду – и сразу поняла, что не надо было. – Мы хотели убежать, чтобы пожениться. А Рауль как-то узнал об этом и пытался остановить меня. Говорил, что Роберт мне не пара. Мы поссорились. Я не знаю, как так получилось, но я оттолкнула его, он упал и ударился головой. Это сделала я, Круз.
- И основе чего ты сделала вывод, что виновата? – от его внимания не ускользнул ее мимолетный взгляд в сторону Роберта, глаза полные слез. Вновь, усилием воли, Круз подавил в себе то самое отвратительное чувство, из-за которого переставал уважать себя. Нет, он этого не позволит. Не сейчас. – Рауль был мертв, когда ты выходила из каюты? Ты его видела мертвым? Или все же он, – Круз кивнул в сторону Роберта, – внушил тебе это?
- Я ничего ей не внушал, Иден вспомнила то, что произошло на самом деле. Когда она нашла меня и привела в каюту, Рауль был мертв, – с неровной резкостью сказал Роберт.
- Ну да, конечно. Я и не ожидал другого ответа, – с насмешливым презрением взглянул на него Круз. – Только вот что, я тебе скажу – не лезь, слышишь? Не лезь, когда я разговариваю со своей женой, не пытайся ею управлять!
- Разговариваешь? Черт возьми, да ты ее даже не слушаешь!
Иден вдруг перешла на сторону Роберта – его необходимо было защитить. Дать понять ему – и Крузу тоже – что больше никогда она не позволит ему отвечать за все в одиночку.
- Роберт прав! Ты мне не веришь! Ты готов придумать что угодно, лишь бы не отступать от своей теории! Роберт не виноват. Рауля убила я! И, если ты поднимешь это дело, обвиняемой буду я!
- Слышишь, тупица?!
- Ну все, ты доигрался, парень. Кажется, тебя просили заткнуться или нет?! – Круз потянул Роберта за ворот рубашки и вытолкнул в коридор. – У тебя будет возможность изложить свою версию в суде. Во всех подробностях.
Один из браслетов наручников сомкнулся на ручке иллюминатора.
- Угомонился? – Круз резко развернулся и направился обратно в каюту.

Добавлено (26.10.2012, 15:55)
---------------------------------------------




Сообщение отредактировал Happiness - Пятница, 26.10.2012, 15:54
 
Иден_ПарризиДата: Пятница, 26.10.2012, 21:33 | Сообщение # 2
Морская звезда
Группа: Модераторы
Сообщений: 819
Награды: 7
Репутация: 3
Статус: Offline
спасибо за то, что выкладываешь.

Самая наивная сиренка в больших сиреневых очках и большом сиреневом пузыре
 
HappinessДата: Воскресенье, 28.10.2012, 04:48 | Сообщение # 3
Морской гребешок
Группа: Друзья
Сообщений: 77
Награды: 6
Репутация: 1
Статус: Offline
пожалуйста heart

 
Иден_ПарризиДата: Воскресенье, 28.10.2012, 12:50 | Сообщение # 4
Морская звезда
Группа: Модераторы
Сообщений: 819
Награды: 7
Репутация: 3
Статус: Offline
все же видимо склейка в одном сообщении переполнилась. Не знаю, как разбить его. Придется мне быть разделителем. :)

Самая наивная сиренка в больших сиреневых очках и большом сиреневом пузыре
 
Форум » Творчество » Фанфикшн: продолжающиеся проекты » Say my name
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017 Конструктор сайтов - uCoz