Понедельник, 23.10.2017, 05:38
Сиреневый мир
Главная | Можно обойтись без смерти - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Творчество » Фанфикшн: продолжающиеся проекты » Можно обойтись без смерти (ненапрягающий фик)
Можно обойтись без смерти
SezenДата: Суббота, 23.04.2011, 17:57 | Сообщение # 1
Наутилус
Группа: Проверенные
Сообщений: 2
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Автор идеи: Иден Парризи
Просто авторы (безыдейные): Sezen и Sweet and Simple
Жанр: легкий, динамичный, ненапрягающий
Конечная точка: сиреневый хэппи-энд любой ценой

1984

Роберт был раздавлен, растоптан, опустошен. Казалось, земля разверзлась под ногами и поглотила его в один момент. В тот момент, когда по вежливо-равнодушному взгляду Иден он понял, что она не узнает его. Она, которая была смыслом его существования. Только так, существованием, а не жизнью, можно было назвать пребывание в аду под названием Сан-Себастьян, где каждый день мог стать последним. Он выстоял лишь потому, что знал, ради чего, ради кого он оказался там, верил, что настанет день, когда они с Иден снова будут вместе. Час за часом, день за днем только эта мысль позволяла ему выжить. Но оказалось, он был для нее всего лишь приключением в каникулы, игрушкой богатенькой девочки, которую она выбросила и забыла, как только ей подарили другую. Он хотел, должен был возненавидеть ее, но не мог даже этого. Роберт больше не знал, зачем ему жить. Он брел по обочине автострады, не понимая где он и почему. В какой-то момент он остановился и, не отдавая себе отчет в том, что делает, шагнул на проезжую часть. Раздался визг и скрежет тормозов.
- Идиот! Если тебе надоела жизнь, могу предложить на выбор много интересных способов с ней расстаться.

1985

1

В полусне Иден ощутила какой-то странный запах, открыла глаза и взвизгнула. Перед ее лицом шевелил клешнями огромный краб. За ним виднелось улыбающееся лицо Круза.
- Что это? – возмущенно спросила Иден.
- Если ты поторопишься, то это станет нашим завтраком. Если нет – обедом.
- Ты же не хочешь, чтобы я это готовила?
- Вообще, именно этого я и хочу. Я поймал краба, ты его приготовишь, все честно, правда?
- Ты мог бы попросить повежливей.
- Так? – спросил Круз, целуя ее.
- Уже лучше, - улыбнулась Иден.
Ей не без усилий удалось разделаться с морским гадом, и спустя час они завтракали (или обедали).
- Тебе обязательно ехать? – спросил Круз, обсасывая клешню.
- Круз, ты же знаешь. У папы проблемы со здоровьем, а эти переговоры очень важны для нас. Должен был поехать Мейсон, но сейчас, когда отец вышвырнул его и Джину из дома, вряд ли это хорошая идея.
- Знаю, детка. Просто не хочу расставаться с тобой надолго.
- Всего на три недели. Но, если хочешь, поедем вместе, - Иден вопросительно взглянула на Круза. Тот помрачнел. Недавно начатое расследование не позволяло ему уехать из Санта-Барбары. Иден заметила перемену в его настроении и быстро добавила:
- Три недели пролетят незаметно, вот увидишь.

2

Иден сидела за барной стойкой, потягивала сок и с раздражением поглядывала на вход. Аркетт опаздывал на сорок минут, и она не могла понять, почему. Иден попросила у бармена телефон, набрала номер. Никто не ответил. Она позвонила диспетчеру отеля, спросила, не оставляли ли ей сообщений. Пусто. Это было очень, очень странно. Их прошлая встреча прошла успешно. Аркетт пожирал ее восхищенным взглядом, но держал себя в рамках, это позволяло Иден не беспокоиться о ходе переговоров. Однако на встречу он не явился. Что бы это не означало, Иден не собиралась ждать у моря погоды, ей придется самой выяснить, в чем дело. Она направилась к выходу, не заметив, как мужчина за столиком в углу проводил ее тяжелым напряженным взглядом.

Яркой эффектной блондинке не составило труда выяснить, где остановился Аркетт. Там, где не действовало личное обаяние, помог шелест купюр. Иден поднялась на нужный этаж и подошла к номеру 487. Она потребует объяснений и получит их, хочет того Аркетт или нет. Раздражение Иден было настолько велико, что она забыла о манерах и вошла в номер без стука. Ей не следовало этого делать, Иден поняла это сразу. Аркетт действительно оказался в номере, но вряд ли был готов отвечать на ее вопросы, поскольку его рот был тщательно заклеен скотчем, а сам он был привязан к стулу. В номере царил хаос, но внимательная к деталям девушка разглядела на полу чемоданчик со странным содержимым – ампулами ядовито-синего цвета. Кроме постоянного обитателя, в номере находились еще двое мужчин, один из которых держал в руке пистолет, а другой – несколько озадачивший Иден паяльник.

- Какого черта? – резко спросил счастливый обладатель паяльника, а второй молча направил на Иден пистолет. Иден не стала придумывать подходящий к случаю ответ, вместо этого стремительно выскочила из номера и побежала по коридору. Судя по звуку, ей вдогонку выстрелили. Иден добежала до лифта и остановилась в панике, понимая, что у нее нет времени ни ждать лифт, ни искать пожарную лестницу. Она оказалась в ловушке. В этот момент кто-то схватил ее и затащил в дверь одного из номеров. Иден очутилась лицом к лицу с невысоким брюнетом с пронзительными светлыми глазами. Он зажал ей рот рукой и прошептал:
- В ваших интересах издавать как можно меньше звуков.

Иден прикрыла глаза, давая понять, что согласна. Брюнет подтолкнул ее вглубь номера, а сам остался у двери, прислушиваясь к происходящему в коридоре. Прошло несколько минут, за это время Иден пыталась оценить происходящее. Очевидно, она попала в неприятности из-за Аркетта, ее пытались убить, и, возможно, теперь будут искать. Иден чувствовала страх, но вместе с ним какое-то приятное возбуждение. Единственное, что ей было неясно – это роль ее таинственного спасителя в этой истории. Тем временем мужчина осторожно выглянул за дверь, затем закрыл ее и подошел к окну. Он ничего не говорил, лицо его было непроницаемо, но почему-то Иден поняла, что он что-то напряженно обдумывает. Наконец он подошел к ней, молча взял из ее рук сумочку и проверил ее содержимое.
- Что вы себе позволяете? – возмутилась Иден, на всякий случай шепотом.
- Паспорт здесь. Очень хорошо, - не обращая на нее внимания, мужчина пролистал документы Иден. – Надеюсь, пятьдесят долларов тоже где-нибудь завалялись.
- Это что, цена за мое спасение? – еще больше возмутилась девушка.
Брюнет бросил на нее быстрый взгляд и ухмыльнулся. Ухмылка была довольно дерзкой.
- Пожалуй, именно так.
Он взял ее под руку и вывел из номера, озираясь.
- Что происходит? – поинтересовалась Иден.
- Если вы полагаете, что все уже позади, то ошибаетесь. Все еще только начинается.

3

Вряд ли Иден смогла бы объяснить себе, почему она не боится странного незнакомца, но она действительно не чувствовала страха, ее разбирало любопытство. Они спустились и через черный ход вышли из гостиницы, спутник посадил Иден в автомобиль.
- Очень советую вам объяснить наконец, куда вы меня везете, - ледяным тоном произнесла она.
- В суд, - коротко бросил мужчина.
- Куда???
- У вас проблемы со слухом или с восприятием услышанного? – заботливо поинтересовался он.
- Пока что у меня проблемы с вами! Объясните, наконец, что все это значит?
- Объясню. Когда у нас будет для этого время.
- Сейчас мы, видимо, очень заняты?
- Сейчас нам пора выходить, - произнес незнакомец, останавливая автомобиль у здания суда. Иден по-прежнему не понимала, что заставляет ее следовать за ним без особого сопротивления. В этом человеке было что-то, что одновременно пугало, завораживало и успокаивало ее. И по неведомым причинам внушало ей уверенность, что он все делает правильно. Даже тогда, когда он забрал у нее сумочку и оставил ждать, пока он оформит документы, она не запротестовала и не стала устраивать скандал. Это было самое странное, что когда-либо происходило с ней. По крайней мере, Иден так казалось сейчас.

Они вышли из здания. Мужчина открыл дверцу, помогая ей сесть в машину и произнес:
- Не ожидал, что вы воспримете это так спокойно. Вы ведь знаете, чем мы сейчас занимались.
- Знаю, - спокойно ответила Иден. – А еще я знаю, что документы о браке не вступят в силу до тех пор, пока я не поставлю на них свою подпись. Если не ошибаюсь, еще полагается скрепить их печатью после церемонии в часовни. Печать поставят, если я скажу «да», а это, разумеется, не произойдет ни при каких обстоятельствах.
- Похвальная уверенность, - ухмыльнулся незнакомец.
- Послушайте, все это просто смешно. Я не понимаю, кто вы такой и чего ради вам вам взбрело в голову жениться на мне. Это связано с тем, что произошло в гостинице?
- Мисс Кепвелл, слушайте меня внимательно и не перебивайте, - брюнет остановил машину, повернулся к Иден и заговорил очень серьезно. – В гостинице вы увидели то, чего не должны были видеть. Вы не отдаете себе отчета в том, насколько опасно для вас то, что произошло. Невольно вы стали обладателем такой информации, в нераспространении которой заинтересованы очень серьезные люди. Вас постараются заставить молчать любой ценой.
- Но я даже не поняла, что там увидела… - попыталась возразить Иден.
- Мисс Кепвелл… - незнакомец взглянул на нее с мягким укором, как на маленькую девочку. Иден смутилась.
- Продолжайте.
- В данный момент я вижу только один способ отвести от вас опасность. Нам с вами придется заключить брак, фиктивный, разумеется. Если вас будут считать моей женой, вам ничего не будет угрожать. Какое-то время. Но это время мы употребим с пользой, чтобы окончательно решить вашу проблему.
- Почему мне ничего не будет угрожать? Вы… один из них?
- Надеюсь, это риторический вопрос? - опять сверкнул зубами мужчина.
Иден опять смутилась.
- Но, это невозможно. У меня есть жених, есть семья…
- Они ничего не узнают. Браки в Лас-Вегасе расторгаются так же быстро, как и заключаются. Когда все закончится, это останется между нами.
Иден замолчала, раздумывая. У нее не было никаких оснований верить этому человеку. Никаких, кроме собственных ощущений. Но интуиция подсказывала ей, что ему можно верить. Фиктивный брак с человеком, связанным с преступниками, возможно, тоже преступником. Это было безумием, Иден хорошо понимала это, но что-то толкало ее к нему против ее воли.
- У меня еще один вопрос. Зачем вам это?
В его светлых глазах полыхнуло ледяное пламя и как будто обожгло Иден. Было? Не было? Может быть, ей это просто померещилось.
- Вы, должно быть, слышали, что преступники часто жертвуют на благотворительность астрономические суммы. Считайте, что я тоже занимаюсь благотворительностью. Мои мотивы не должны вас волновать, лучше беспокойтесь о результате. Итак, вы согласны?
Иден долго молчала, наконец подняла на него глаза.
- Прежде, чем согласиться, я должна узнать имя будущего супруга.
Вновь этот взгляд, от которого ей стало по себе.
- Роберт. Роберт Барр, - ответил он.

 
Иден_ПарризиДата: Суббота, 23.04.2011, 18:43 | Сообщение # 2
Морская звезда
Группа: Модераторы
Сообщений: 819
Награды: 7
Репутация: 3
Статус: Offline
Спасибо, что разместила этот фик здесь. biggrin Жду продолжения с нетерпением!

Самая наивная сиренка в больших сиреневых очках и большом сиреневом пузыре
 
SezenДата: Среда, 04.05.2011, 05:32 | Сообщение # 3
Наутилус
Группа: Проверенные
Сообщений: 2
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
4

Мистер и миссис Барр вышли из часовни молча. Процесс бракосочетаний в Лас-Вегасе был поставлен на поток, но вопрос: «Согласны ли вы…» им все-таки задали. Роберт уверенно ответил: «Да», а Иден замешкалась с ответом, поэтому ему пришлось самому сказать: «Конечно, она согласна», после чего их тут же поженили. Иден никак не могла поверить, что это происходит именно с ней. Она вспомнила свою несостоявшуюся свадьбу с Крузом и вздохнула. Как она расскажет ему обо всем? О том, чтобы поставить Круза в известность сейчас, и речи быть не могло, но Иден не хотела ему врать. Пожалуй, лучше рассказать ему потом, когда все закончится, она вернется домой и они вместе посмеются над этой историей. У нее мелькнула мысль, что Крузу может не быть так уж смешно, но Иден отогнала ее. Она взглянула на Роберта, который не произнес ни слова с момента бракосочетания.
- Что дальше?
Иден самой не нравилось то, что она вынуждена ориентироваться во всем на так называемого «мужа», но выхода у нее не было, хотя бы до тех пор, пока она не разберется в ситуации. Ее пытались убить, и это не могло ее не беспокоить, но гораздо больше ее заботило поведение Роберта. Ей хотелось понять его мотивы, понять, что скрывается за его непроницаемым взглядом. В том, что за ним скрыто многое, Иден не сомневалась.
- Дальше мы поедем в отель, соберем ваши вещи и перевезем их ко мне домой.
- Зачем?
- Иден… Вы позволите называть вас так? Или предпочитаете «миссис Барр»? – Роберт явно дразнил ее.
- Я предпочитаю «мисс Кепвелл», но называйте меня, как хотите.
- Хорошо. Так вот, Иден, если мы с вами собираемся изображать счастливую пару, было бы странно жить врозь.
- Роберт… Или предпочитаете «мистер Барр»? – не осталась в долгу Иден. – Могу я узнать, насколько глубоко мы планируем войти в роль? Надеюсь, вы предоставите мне отдельную спальню?
- Если вы этого захотите, - он все так же дерзко улыбался, глядя на нее с оттенком вызова.
Иден задохнулась от возмущения.
- Не знаю, что навело вас на подобную мысль, - произнесла она ледяным тоном. – Но имейте в виду, то, что вы спасли мне жизнь, не дает вам права на вольности.
- Знаю. Это я хорошо усвоил,- отрывисто бросил он, садясь в машину. Иден ничего не оставалось, как сделать то же самое. Многое в поведении мистера Барра было странным, но последняя фраза… Размышляя, Иден пришла к выводу, что он говорил о чем-то о чем-то своем, о каком-то пережитом разочаровании, не имеющем к ней отношения. Нет, Роберт не был похож на обиженного на весь свет страдальца, готового жаловаться всем и каждому. Но Иден почти физически ощущала боль, таившуюся в нем. Она удивилась собственным мыслям. Сейчас ей следовало думать вовсе не о Барре, а о себе самой и о том переплете, в который она попала. И уж точно она не должна думать о Роберте иначе, чем о постороннем человеке. Иден постаралась взять себя в руки.

5

- Отправляйтесь паковать чемоданы. Я поднимусь к вам позже, - сказал Роберт, когда они подъехали к отелю. Сейчас он говорил с Иден жестче, чем раньше, видимо, занятый другими мыслями. Иден молча кивнула и поднялась себе. Там ее ждал сюрприз. Один из мужчин, которых она уже видела сегодня в номере Аркетта, развалился на диване, закинув ногу на ногу и покуривая сигару. Паяльника при нем уже не было. Увидев Иден, он мило улыбнулся.
- Добрый вечер, мисс Кепвелл. Мы уже встречались сегодня, но не успели поздороваться и пообщаться. Знаете, это было очень невежливо с вашей стороны, вот так сбежать. Вы внезапно вспомнили, что вас ждут срочные дела?
Иден инстинктивно сделала шаг назад, но дверь за ней уже закрылась, а возле нее стоял второй гость Аркетта, здоровяк с пистолетом. «Наверное, это он стрелял в меня», - подумала Иден и по ее спине побежали мурашки. Первый гость тем временем продолжал:
- Не пытайтесь повторить сегодняшний трюк, второй раз вам вряд ли повезет, - мужчина говорил непринужденно, но по движению пальцев, когда он стряхивал пепел на ковер, Иден отметила, что он сильно нервничает. – Мисс Кепвелл, сейчас вы соберете вещи, позвоните и предупредите, что съезжаете из отеля. У нас с вами грандиозные планы на этот вечер.
- Какие именно?
- Вы когда-нибудь бывали ночью в пустыне? Нет? Вы много потеряли, мисс Кепвелл. Темнота, тишина, звезды, и ни души на мили вокруг… Поверьте, это стоит увидеть.
- Даже если это будет последним, что я увижу в своей жизни?
Мужчина резко поднялся, подошел к ней и подтолкнул в сторону спальни:
- Собирайтесь, я вам помогу.
Он распахнул шкаф, достал чемодан и одежду вместе вешалками, бросил все это на кровать и стал запихивать вещи в чемодан.
- Аккуратней, пожалуйста, - обратилась к нему Иден. – Это платье, между прочим, стоит полторы тысячи.
«Паяльник» несколько секунд растерянно смотрел на нее, потом пробормотал: «Ну да, конечно» и продолжил складывать вещи. Иден отстранила его и занялась этим сама.
- Лучше принесите косметику из ванной, - распорядилась девушка. – Кстати, а где Аркетт? Вы убили его?
Гангстер, уже направившийся в ванную, развернулся на полдороги и рявкнул со смесью злости и отчаяния:
- Да жив, жив твой Аркетт! Дура, нашла о чем беспокоиться!
Иден молча пожала плечами и начала аккуратно складывать шелковую блузку. «Паяльник» выругался сквозь зубы и ушел за косметикой.

Наконец они вернулись в комнату, где их ждал флегматичный амбал с пистолетом. Иден поежилась. Она тянула время, сколько было возможно, но то, чего она ждала, так и не произошло. Ей начинало становиться по-настоящему страшно.
- Нам пора, мисс Кепвелл, - произнес первый гангстер.
В этот момент дверь номера открылась и на пороге показался Роберт.
- Иден, у нас гости? Немного поздновато.
Нервы Иден не выдержали, она кинулась к Роберту и обняла его.

Добавлено (27.04.2011, 11:05)
---------------------------------------------
6

Разговорчивый бандит потрясенно уставился на Роберта:
- Барр? Что ты здесь делаешь?
- Хант, это мне хотелось бы узнать, что ты делаешь в номере моей жены?
- Твоей… Так, погоди, - «Паяльник» замолчал, обрабатывая поступившую информацию. – Это твоя жена?
- Поразительная догадливость, - усмехнулся Барр. – А теперь подними челюсть с пола и ответь на мой вопрос.
Хант покосился на девушку и отвел Роберта в угол, где между ними состоялся оживленный, но, по мнению Иден, слишком тихий диалог. Дожидаясь его окончания, Иден присела на диван. Итак, этот Роберт – один из них… Эта мысль вызвала у Иден что-то вроде сожаления, ей вовсе не хотелось представлять своего спасителя убивающим беззащитных людей под покровом ночи. Неужели он и правда на это способен? Собственно, а почему нет? Она ничего о нем не знает, и вовсе незачем окутывать его романтическим ореолом. Но… он продолжает ее спасать, что бы это ни означало. Иден чувствовала, что начинает путаться в выводах. Бурное обсуждение в углу подошло к концу, Хант направился к выходу, бросив Роберту на прощание:
- Ладно, я умываю руки, объясняйся с ним сам, - особого недовольства в его тоне не слышалось. Хант повернулся к Иден:
- Мои поздравления, миссис Барр. Всего наилучшего, - он кивнул амбалу (которого Иден начала считать глухонемым), и оба вышли из номера.

Роберт сел рядом с Иден:
- Как вы себя чувствуете?
- Мне не по себе, - призналась Иден. – Я думала, вы никогда не придете. Теперь я понимаю, что все действительно серьезно.
- Пока еще нет.
- Прекрасный способ меня успокоить, - Иден нахмурилась.
- Простите. Я всего лишь хочу, чтобы вы осознали, что придется соблюдать осторожность и ничего не предпринимать без моего согласия.
- Почему я должна вам верить?
- Вы не должны, но выбора у вас нет.
Иден вздохнула и печально посмотрела на Роберта:
- Знаете, это непросто… Особенно, когда не понимаешь, что происходит.
В ответном взгляде неожиданно промелькнуло сочувствие и теплота, которых Иден совсем не ожидала. Роберт взял ее за руку и произнес:
- Ничего не бойтесь. Я сумею вас защитить. Сейчас мы поедем домой, поужинаем, а потом я постараемся во всем разобраться.
Заботливый взгляд сине-зеленых глаз, тепло руки Роберта или уютные слова о доме и ужине подействовали на Иден, ей показалось, что все так, как и должно быть. Каким бы странным не было это чувство, но оно успокоило девушку и придало ей силы.

7

Квартира Роберта была расположена в пентхаусе. Из окон открывался потрясающий вид на огни Вегаса, которые постепенно затухали в пригороде и погружались во тьму раскинувшейся вокруг пустыни. От этого город казался иллюзией, миражом, возникшим из ниоткуда и способным в любую минуту бесследно раствориться в вечности, а его блеск и суета словно призывали успеть взять от жизни максимум наслаждений, пока не поздно. Иден решила, что все это не слишком сочеталось с характером Роберта.
- Вы здесь живете недавно?
- Чуть меньше года.
- Квартира отделана со вкусом, но выглядит необжитой, - заметила Иден.
- Да, я много езжу по стране, и бываю здесь нечасто... Располагайтесь, я закажу ужин.

Иден прошла к себе (Роберт все-таки предоставил ей отдельную комнату) и начала распаковывать вещи. Вдруг она вспомнила, что за день ни разу не звонила домой и подошла к телефону.
- Папа, привет!.. У вас все хорошо?.. Да, все в порядке… Нет, возникли сложности, но я все улажу… Нет, не нужно, я справлюсь… Уверена… Да. Спасибо. Пока.
Иден положила трубку, улыбаясь, но улыбка сошла с ее лица при мысли о втором звонке, который нужно было сделать. Она скучала по Крузу и хотела бы, чтобы он сейчас был рядом, но не представляла, что ему сказать. Лучше было бы поговорить с ним уже после всего, хоть она и не знала, когда наступит это «после». Но позвонить все-таки придется.
- Привет!.. Да, милый… Все в порядке… Как ты?.. Нет, просто проблемы с переговорами… Конечно… Ты во мне сомневаешься?.. Я это знаю… Я тоже скучаю… Очень… И я тебя.
Закончив разговор, Иден поняла, что так и не сообщила отцу и Крузу свой новый номер. Ладно, это подождет до завтра.

Когда Иден вышла, ужин был уже подан. Роберт помог ей сесть.
- Надеюсь, сегодняшний вечер не лишил вас аппетита?
- Скорее наоборот, - улыбнулась она. – Я умираю от голода.
- Вы удивительная женщина.
- Я знаю.
Они обменялись долгим взглядом. После паузы Иден сказала:
- Роберт… Вы должны знать, я благодарна за то, что вы сделали для меня.
- Я не жду вашей благодарности. Иден, считайте, что ничем мне не обязаны.
- Тем, что я еще жива, я обязана вам. И не говорите, что это вам ничего не стоило, я не поверю. Думаю, вам грозят крупные неприятности, может быть, даже опасность.
- Вы проницательны.
- Вы… - Иден сделала паузу, подбирая слова. – Вы работаете с этими людьми?
- Не совсем. Мы работаем на одного и того же человека, но сферы нашей деятельности практически не пересекаются.
- А какова сфера вашей деятельности?
- Финансы.
Иден почувствовала облегчение. По крайней мере, он не какой-нибудь киллер, хоть и связан с преступным миром. Но кое-что не сходилось.
- А с Томасом Аркеттом вы тоже обсуждали финансовые вопросы?
- Я ни разу не видел этого человека и не говорил с ним.
- Но… Как вы оказались у его номера?
- Почти случайно.
- Звучит не слишком правдоподобно, не находите?
- Тем не менее, это правда. Я не был знаком с Аркеттом, его фамилию только что услышал от вас. Я даже не знаю, что именно вы увидели в его номере.
Иден была в растерянности, она была готова поклясться, что Роберт не лжет. Она сделала глоток вина, размышляя, затем решилась:
- Я видела связанного Аркетта с заклеенным ртом, тех двоих, которых вы застали у меня позже. И чемоданчик с чем-то, напоминающим лекарства. Больше ничего.
Роберт ничего не ответил, глядя мимо нее. Иден не выдержала:
- Я хочу знать, что все это значит! Может быть, все это просто безобидные шутки вашей развеселой компании, но сегодня мне явно не хватает чувства юмора. Меня дважды за вечер пытались убить, имею я право хотя бы узнать, за что?
- Я бы и сам хотел это знать, - задумчиво ответил Роберт. – О том, что вы видели, вам лучше всего забыть, если не хотите, чтобы вас убили так же, как Аркетта.
- А мне они сказали, что Аркетт жив… - протянула Иден, уже не зная, делает ли из нее идиотку Роберт или она справляется с этим без его помощи.
- Вот как? – теперь удивился Роберт. Он все-таки взглянул на нее, после чего сменил тон. – Иден, ситуация действительно запутанная, многое мне пока неясно, но это временно. Прошу вас, просто доверьтесь мне, и не беспокойтесь ни о чем. Хотя бы на этот вечер, ведь до завтра мы с вами все равно ничего не решим.
Какой странной властью над ней обладал этот мужчина? Что заставило ее подчиниться, успокоиться и вернуться от надвигающейся истерики к улиткам по-бургундски? Хорошо, что некому было задать Иден этот вопрос, поскольку ответа она не знала.

8

Остаток ужина прошел в непринужденной атмосфере, насколько это позволяла ситуация. Иден с Робертом обсудили кулинарные предпочтения и любимые напитки. Когда разговор коснулся французской кухни, Иден упомянула о своей жизни в Париже.
- Вы много путешествовали?
- Не очень. Я выросла в Санта-Барбаре, бывала в Европе, мы с семьей часто ходили на яхте вдоль побережья… но эти путешествия я не очень хорошо помню, - под пристальным взглядом Роберта Иден отчего-то стало неуютно и она сменила тему. – А вы, Роберт? Откуда вы родом?
- С маленького острова в Центральной Америке. Его название вам ни о чем не скажет. Иден надеялась этим простым вопросом развеять неизвестно откуда возникшее напряжение, но явно не преуспела в этом. Ответ прозвучал неожиданно резко. Она встала из-за стола, прошлась по комнате, рассматривая разные мелочи, украшавшие интерьер. На одной из полок Иден увидела то ли стеклянную, то ли хрустальную статуэтку – женскую фигурку, изогнувшуюся в странной позе. Она протянула руку, взяла изящную вещицу, чтобы рассмотреть поближе, и ее захлестнула волна непонятных ощущений. Блики солнца в прозрачной воде, тонущая девушка и чьи-то крепкие руки, сжимающие ее в объятиях и поднимающие из глубины наверх, к свету. Видение было настолько реальным, что было похоже на воспоминание, на что-то, что уже происходило с ней. Но она не могла вспомнить, где и когда. Задыхаясь, Иден обернулась и наткнулась на взгляд Роберта. Он смотрел на нее так, словно от происходящего сейчас зависела его жизнь.
- Что с вами? – наконец спросил он.
- Я… не знаю. У меня закружилась голова. Наверное, это от стресса, - Иден слабо улыбнулась и вернула статуэтку на место. – Если не возражаете, я пойду к себе в комнату.
- Конечно, - Роберт как будто овладел собой. – Уже поздно. Спокойной ночи, Иден.
- Спокойной ночи.

Когда Иден ушла к себе, Роберт взял фигурку, провел по ней пальцами и надолго задумался о чем-то. От этого занятия его оторвал телефонный звонок.
- Да… В такое время?.. Я в этом не сомневался… Хорошо, сейчас буду.

Роберт положил трубку и вышел из номера. Через полминуты оттуда выскользнула Иден и последовала за ним.

9

- Сегодня я кое-что услышал о тебе, Роберт. И то, что я услышал, мне не понравилось.
- Неужели?
- Я думал, мы с тобой хорошо понимаем друг друга. Ты занимаешься финансовыми операциями, а я даю тебе возможность заработать, не пачкая руки. До сегодняшнего дня я полагал, что такое положение вещей устраивает нас обоих.
- Что же изменилось сегодня?
- Я узнал, что ты суешь нос в то, что тебя не касается. Точнее, не ты, а твоя супруга. Кстати, не знал, что тебя можно поздравить. Давно ты женат?
- Со вчерашнего вечера.
- То есть?
- Энтони, произошло недоразумение. Моя невеста прилетела сюда под видом служебной командировки, чтобы выйти за меня замуж. Ее семья не одобряет наши отношения.
- Очень жаль. Не следует идти против воли семьи, - собеседник Роберта помолчал. – Продолжай.
- Человек, с которым она работала, не явился на встречу, поэтому она сама зашла к нему. Остальное вам известно.
- Я не верю в такие совпадения, Роберт. Ханту было приказано избавиться от этой женщины, но вдруг вмешался ты.
- С каких пор этим занимается Хант?
- Он мечтает о повышении, так пусть его заслужит, - хмыкнул Энтони Тоннел. – Ну а с тобой что теперь делать?
- Я гарантирую молчание моей жены.
Наступила пауза. Роберт напряженно ждал. В этот момент за дверью послышался женский крик.

Получасом ранее Иден вышла из номера, взяла такси и направилась вслед за машиной Роберта. Ей удалось пробраться в дом, в который он зашел и даже проскользнуть мимо охраны. Иден радовалась такому везению, ей уже порядком надоело чувствовать себя девочкой-дебилом, и она твердо решила войти в курс дела. По крайней мере, ей будет известно то же, что и Роберту, а после она разберется, что делать с этой информацией. Иден уже собиралась подкрасться к кабинету, из которого были слышны голоса, но в этот момент увидела, как в полутьме к ней медленно приближается чья-то фигура. Иден закричала, но человек схватил ее, сомкнул руки у нее на шее и начал душить. Перед тем, как потерять сознание, Иден узнала в душителе своего делового партнера и причину всех бед, Томаса Аркетта.

Добавлено (28.04.2011, 07:39)
---------------------------------------------
10
Очнувшись, Иден обнаружила себя лежащей на диване. Роберт стоял на коленях рядом с ним и пытался привести девушку в чувство. Увидев, что она открыла глаза, он отошел, вернулся со стаканом, на треть наполненным бренди и приказал:
- Выпей.
Тем временем Тоннел, наконец оценивший ситуацию, приказал Аркетту:
- В угол, и стой там смирно.
Как ни странно, оба – Иден и Аркетт – повиновались беспрекословно. Девушка краем глаза заметила, что, уходил Аркетт с тем же отсутствующим выражением лица, с каким душил ее. Но думать об этом сейчас она не могла. В третий раз за вечер она была близка к смерти, и на сей раз эту близость ощутила физически. От бренди Иден стало лучше, по телу разлилось тепло. Она прижалась к Роберту, который гладил ее по спине, вряд ли осознавая, что делает. Сам он при этом выжидающе смотрел на Тоннела.
- Роберт, может быть, наконец представишь меня?
- Энтони, это моя жена, Иден Барр. Иден, это мой босс, Энтони Тоннел, - невыразительно произнес Роберт.
- Рад знакомству, миссис Барр, - широко улыбнулся Тоннел.
- Взаимно, - пробормотала Иден и закашлялась. У нее болело горло.
- Вот что, Барр. Пожалуй, сегодня уже поздно для деловых бесед, твоя жена устала. Отвези ее домой, а завтра мы продолжим разговор за завтраком. В тесном, так сказать, семейном кругу: Иден, ты, я и моя козочка.
- Да, мистер Тоннел, - откликнулся Роберт.
Они попрощались и Роберт действительно повез Иден домой. По пути он не проронил ни слова, а Иден была не в силах говорить что-либо. Но по его выразительному молчанию девушка предугадывала грозу. В этом она не ошиблась.

Бледный от ярости, Роберт почти втащил Иден в квартиру и толкнул на диван. Если бы взглядом можно было сжечь дотла, то от девушки осталась бы только кучка пепла, но и без того она прочувствовала этот взгляд в полной мере. Иден содрогнулась, сейчас Роберт наводил больший ужас, чем Аркетт-душитель, но вместе с тем от взгляда Роберта в ней пробудилось что-то, заставившее ее возмутиться:
- Что вы себе позволяете?
- Об этом я должен спросить у вас. Вы думаете, это игра? Прятки, казаки-разбойники или во что еще играют избалованные папенькины дочки?
- Не смейте меня так называть! Я ни во что не играю. Но ждать, пока вы где-то там решите, жить мне или умереть, я не собираюсь!
- Вас так нервирует неопределенность, что вы сразу выбрали смерть? – сквозь зубы процедил Роберт. – Я ясно вам сказал: ничего не предпринимать без моего разрешения.
- Да кто вы вообще такой, чтобы указывать мне, что делать? Кто? И по какому праву ворвались в мою жизнь?! Я и только я решаю, как ею распорядиться! – Иден вскочила в бешенстве.
Роберт, не помня себя, схватил ее за плечи и встряхнул.
- Этого не будет! Ты можешь презирать меня, можешь ненавидеть, можешь даже забыть, но умереть я тебе не позволю, слышишь?
Он замолчал, тяжело дыша и по-прежнему сжимая ее плечи. Лицо Роберта было так близко от лица Иден, она стремительно погружалась в его полуобезумевшие глаза. Иден пронзила дрожь, то ли от ярости, то ли от нестерпимого влечения к этому странному человеку. Мгновение – и их губы встретились. Поцелуй был чем-то средним между сражением и танцем, и еще в нем было то неведомое, над чем они оба были не властны. Иден хотелось, чтобы он длился вечно, когда она поняла это, то испугалась сама себя. Она отстранилась от Роберта и произнесла:
- Это больше не должно повториться. Я иду спать. Спокойной ночи.
Роберт ничего не ответил.

11

Иден уснула только под утро, перебирая в памяти все произошедшее, этот злосчастный поцелуй и предшествовавшие ему слова Роберта. Что он имел в виду? У нее возникло желание пробраться в гостиную и еще раз рассмотреть ту статуэтку, но Иден не хотелось наткнуться на Роберта. Она не знала, как утром посмотрит ему в глаза, все еще чувствуя вкус его губ на своих губах.

Утром Роберт вел себя с невозмутимой сдержанностью, словно давая понять, что ничего особенного между ними не произошло. Где-то в глубине души Иден ощутила что-то, похожее на обиду, хотя сама не знала, какого поведения ждет от Роберта. Ей показалось, что она придает поцелую больше значения, чем сам Роберт, и эта мысль разозлила ее и заставила взять себя в руки. Ничего не произошло. Они оба вышли из себя, а в таком состоянии иногда происходят незапланированные случайности. Да, именно так она и будет думать о вчерашнем происшествии, а лучше, совсем не будет думать о нем. Настроив себя таким образом, Иден мило улыбнулась Роберту и они вместе отправились на завтрак к Тоннелу.

На терраса в доме мафиозного босса был накрыт столик, за которым сидел Энтони, а рядом с ним – изящная шатенка с задумчивыми голубыми глазами.
- Виктория, моя подруга, - представил ее гостям Тоннел, - Тори, козочка моя, это Иден, супруга Роберта. С ним ты уже знакома.
«Интересно, почему он зовет ее козочкой? Она скорее похожа на кролика», - мелькнуло в голове у Иден, но она тут же об этом забыла. Состоялся обмен любезностями и все приступили к еде. Беседа за завтраком шла легкая и ни к чему не обязывающая. Подруга Энтони оказалась актрисой, очень талантливой, по его мнению. Он даже собирался продюссировать фильм, в котором она должна сыграть главную роль. Хотя, Иден показалось, что «козочка» верит в это гораздо больше, чем сам Тоннел. Впрочем, это Иден не касалось, сейчас ее интересовало другое. После завтрака Тоннел и Барр поднялись и удалились в кабинет, «обсудить кое-что». Виктория продолжала развлекать миссис Барр какими-то голливудскими историями, наконец Иден все-таки удалось вставить слово.
- Тори, мне нужно попудрить носик. Не могла бы ты меня проводить?
- Да, конечно.
Они поднялись на второй этаж в ванную. Иден выждала полминуты (на более длительное ожидание у нее редко хватало терпения) и выглянула за дверь. Никого не было, поэтому Иден без труда удалось пробраться к кабинету и спрятаться за портьерой. Слышимость была сносная, с чем девушка себя и поздравила.
- … теперь ты понимаешь, как Аркетту удалось перехватить пробную партию препарата. Разумеется, пришлось его остановить.
- Необычный способ. И как долго это будет продолжаться?
- Профессор утверждает, что около недели, после этого начнутся необратимые изменения. Или тебя интересует, до каких пор я собираюсь делать это с Аркеттом?
- Не могу сказать, что это меня сильно заботит…
- Постоянно тратить на него LA42 я не собираюсь, это был просто эксперимент. Но Аркетт как владелец фармацевтической компании нам нужен живым до тех пор, пока мы не наладим поставки. До поры до времени он посидит под охраной.
- Понимаю. А какова моя роль в этой операции?
- Ты ее возглавишь. Знаю, это не твой профиль, но сам виноват, что не присматривал за своей женщиной. Теперь тебе придется взять ответственность на себя.
Последовала долгая пауза. Наконец Роберт сказал:
- Я согласен.
- Вот и молодец, хотя, твоего согласия никто не спрашивал. Хочешь чувствовать независимость? Ну, прояви фантазию, придумай что-нибудь… Хотя бы кодовое имя для операции.
Вновь пауза.
- Я назову ее «Голубой песок».
Тоннел хмыкнул.
- Ну, да, ты же у нас оригинал... Ладно, песок так песок.

Добавлено (04.05.2011, 05:16)
---------------------------------------------
12

Иден поняла, что больше не услышит ничего, достойного внимания, спустилась на террасу и продолжила болтать с Викторией. Когда мужчины присоединились к ним, все выглядело так, как будто она никуда и не уходила. Мужчины включились в милую беседу. Иден даже не верилось, что этот благодушный джентльмен является главой преступной организации, а его немногословный собеседник легко способен распоряжаться судьбами людей ради наживы. Но, как бы ей ни было неприятно, она была вынуждена поверить. Иден улыбалась, бросала шутливые замечания, но на душе у нее было скверно.

Они с Робертом вернулись домой. Иден не задавала ему никаких вопросов, она ждала, захочет ли он сам все объяснить сейчас, когда действительно понимает, что происходит. Это казалось ей особенно важным. Если Роберт не использует ее в каких-то корыстных интересах, он расскажет ей правду. А если предпочтет все скрыть… Ей не хотелось думать о том, что это может означать.
- Предлагаю обсудить наши планы на сегодня, - с преувеличенной бодростью заговорила Иден. - Судя по всему, переговоры, ради которых я приехала в Лас-Вегас, не завершатся, поэтому я совершенно свободна и во всем полагаюсь на вас.
- Днем у меня назначена деловая встреча, но потом мы можем вместе поужинать, если хотите.
- С удовольствием, - ответила она.
Иден намеренно не проявляла признаков любопытства, и это не укрылось от Роберта. Он подошел к ней и взял за руки.
- Вот что, Иден. Не будем ходить вокруг да около. Сегодня я многое узнал обо всем, что произошло. И считаю, что вы тоже имеете право это знать. Присядьте.
Иден послушно села.
- Вчера вечером у вас должна была состояться деловая встреча с владельцем фармацевтической компании, Аркеттом. Но, помимо дел с вашей фирмой, он занимался и другими. Аркетту стало известно о том, что один из специалистов, в прошлом работавших на него, разрабатывал некий препарат… нелегально.
- Наркотик?
- Нет. Не совсем. Зависимости он не вызывает, хотя при длительном применении необратимо влияет на мозг. Препарат «Liberum arbitrium – 42», сокращенно LA42. Предназначен для подавления у человека свободы воли. Иными словами, находясь под действием этого препарата, человек становится полностью управляемым. Он будет выполнять любые распоряжения, неважно, кто их отдает и насколько эти распоряжения разумны.
- Значит… Аркетт вчера…
- Да, - выражение лица Роберта стало жестким. - Он находился под действием LA42. Перед тем, как мы с Тоннелом ушли в кабинет, он приказал Аркетту следить за входом и придушить любого, кто появится.
- …???
- У Энтони своеобразный юмор, - сдержанно объяснил Роберт. – Пробная партия препарата разрабатывалась по его заказу, но тестировалась только в лабораторных условиях. Автор формулы и руководитель проекта внезапно умер. Естественной смертью, – на всякий случай уточнил он. - Когда Тоннел узнал, что партию и формулу препарата перехватил Аркетт, он сумел вернуть все это, а заодно решил протестировать одну ампулу на самом Аркетте. Тест был пройден успешно. Знаете, что это означает? Он задушил бы вас, даже не понимая, что делает.
Иден побледнела. Если бы Роберт появился на несколько секунд позже… Думать об этом было слишком ужасно и она постаралась отвлечься.
- Значит, Тоннел вернул себе образцы, но что дальше?
- Теперь он будет контролировать изготовление и продавать LA42 тем, кто в нем заинтересован.
- Не могу поверить, что такое возможно, - медленно произнесла Иден. – Это же невероятные возможности, и, если ими злоупотребить… - она вздрогнула, как будто вновь ощутив руки Аркетта на своей шее.
- Возможно, - Роберт пожал плечами. – Это всего лишь бизнес.
- Даже если этот бизнес вне закона?
- Законы пишут те, кому это выгодно. Такие люди, как ваш отец. С какой стати я должен с ними считаться? Я собираюсь возглавить операцию «Голубой песок» и сделаю все для ее успеха.
- «Голубой песок»? – переспросила Иден. Роберт бросил на нее быстрый выжидательный взгляд, потом вытащил что-то из кармана и протянул ей. Это была ампула с синеватыми кристаллами.
- Это… оно? – Иден с опаской взяла ампулу.
- Да.
Теперь Роберт действительно рассказал ей все, но Иден не испытала ожидаемого облегчения. Она молча сидела на диване, охваченная страхом. Но это был не просто страх за собственную жизнь. Роберт отошел к окну и тоже молчал. Прошло не меньше получаса, прежде чем Иден заговорила.
- Роберт... Мы должны это прекратить.
- Что?
- Мы должны сорвать эту операцию.

13

- Иден, я уже дал вам слово, что вы будете в безопасности, если перестанете заниматься самодеятельностью, как вчера или сегодня утром.
Иден удивленно взглянула на него и тут же опустила глаза. Она недооценила Роберта, а он ее – нет. Потом девушка спохватилась:
- Сейчас я беспокоюсь не о своей безопасности! Неужели вы не понимаете, что все гораздо серьезней? Из-за этого, - она помахала ампулой, - могут пострадать, погибнуть невинные люди, могут произойти настолько страшные вещи, которых ни я, ни вы даже вообразить не можем. Пока не можем. А потом может быть уже слишком поздно!
- Вас тревожат судьбы мира? – усмехнулся он.
- Роберт, это не смешно! То, что вы согласились сделать, страшно!
- Вы знаете, почему я на это согласился.
- Нет, не совсем… Подождите, Роберт, не пытайтесь сменить тему, сейчас не время говорить о нас. В ваших руках судьба сотен, тысяч людей, или даже всего человечества!
- Почему это должно меня заботить? Не помню, чтобы человечество когда-нибудь тревожилось о моей судьбе.
- Я знаю, вы одиноки и, возможно, обижены на кого-то так сильно, что эта обида распространяется на все, что вас окружает. Но никто не заслуживает того, что может с ним произойти, если ваша операция удастся.
- Назовите мне хоть одну причину, по которой я должен ее отменить.
- Потому что я прошу вас об этом! – стоя лицом к лицу с Робертом, Иден смотрела ему в глаза и пыталась вложить в свой взгляд и в свои слова всю силу убеждения, на какую только была способна. – Потому что я не прощу себе, если не помешаю этому кошмару. Потому что я не смогу жить в мире, где он возможен. Роберт… умоляю вас, сделайте это ради меня.
Роберт молчал, не отводя от нее взгляда. Это молчание становилось все напряженней, звеня в воздухе немой струной. Наконец он ответил:
- Хорошо. LA42 не выйдет в мир. Операция не состоится.
У Иден вырвался вздох облегчения.
- Спасибо. Спасибо, Роберт.

14

Роберт отправился на свою деловую встречу, а Иден осталась в квартире, клятвенно пообещав никуда не уходить. Девушка и правда не собиралась никуда, ей нужна была передышка, чтобы спокойно все обдумать. Но перед этим она позвонила в отель и узнала, не оставляли ли ей сообщений. От отца сообщений не было, значит, он не беспокоится о том, как она справляется с делами. Было сообщение от Круза с просьбой перезвонить, но Иден настолько выдохлась эмоционально, что не была готова снова притворяться перед женихом.
- Милый, твоя невеста очень занята спасением мира. Когда ты об этом узнаешь, то не станешь на нее сердиться, - произнесла она, с улыбкой глядя на телефон, после чего вновь задумалась обо всем, что произошло. Размышляя, Иден подошла к полке с той самой хрустальной фигуркой и машинально начала вертеть ее в руках.

Она задыхалась, ей не хватало воздуха, но сделать вдох Иден не могла – вокруг нее была вода и она медленно погружалась в глубину. Она пыталась сопротивляться, выбраться на поверхность, но океан не отпускал ее. Он хотел забрать Иден себе, чтобы навсегда стать с ней единым целым. Ей же хотелось наверх, туда, где свет и воздух, но противиться воле океана не было сил, и она сдалась ему. В последнюю секунду мужские руки подхватили ее, когда Иден уже теряла сознание. Очнулась она от слепящего солнца, бьющего прямо в глаза и застилающего лицо ее спасителя, который склонился над ней.

Сердце Иден отчаянно колотилось. Это было не видение. Теперь она точно знала, что когда-то это происходило с ней наяву. Она напрягала память, но не могла сказать, когда это было, где, кто был тот мужчина и почему именно хрустальная фигурка в доме Роберта вызывает у нее эти воспоминания. От напряжения у нее разболелась голова, Иден села на диван и закрыла глаза. Она настолько погрузилась в свои мысли, что не услышала, как вернулся Роберт.
- Иден? С вами все в порядке?
Она как будто очнулась.
- Да… насколько это возможно, - улыбнулась Иден. – Просто… произошло что-то странное.
- Что?
- Я… не знаю, как объяснить. Как будто я обнаружила какой-то обрывок воспоминания, но теперь не знаю, откуда он в моей голове. С вами никогда не происходило такого?
- Нет. Я никогда не злоупотреблял алкоголем.
Иден удивленно посмотрела на него, потом рассмеялась.
- Нет, это не похоже на то, как с похмелья восстанавливают реальность по кусочкам. Со мной такого не случалось, но мой брат… - она осеклась. – Это было нечто совсем другое. Как будто обрывок чего-то важного. Но, если это действительно было важно, как я могла это забыть?
- Иден… вы хорошо помните свою жизнь? – интонация и выражение его лица поразили Иден. Казалось, ответ был для него важнее, чем для нее самой.
- Как же иначе? Я никогда не задумывалась над этим… Я не помню себя в раннем детстве, но все, что было потом, как мне кажется, помню хорошо, - Иден встала и начала ходить по комнате, размышляя. Потом произнесла:
- Странно…
- Что именно?
- Отрезок моей жизни где-то между семнадцатью и восемнадцатью годами… Я ничего не помню о том, что делала тогда. Хотя время до и после этого помню довольно неплохо. Почему это может быть?
- Не спешите… подумайте.
Иден сжала виски руками.
- Нет, ни единой зацепки. Может быть, позвонить домой и спросить у отца? Впрочем, какое это имеет значение? Наверняка я делала то же, что и все девчонки в этом возрасте – гуляла, развлекалась, встречалась с мальчиками… Чуть позже, когда я училась в Европе, я делала именно это.
- «Нет рассудительных людей в семнадцать лет…», - произнес Роберт изменившимся голосом, не глядя на нее. Иден слегка улыбнулась. Она тоже любила это стихотворение, хотя тон Роберта ей показался странным .
- Наверное, все это неважно. Простите, что забиваю вам голову своими странностями, нам ведь и так есть, о чем поговорить, правда?
Роберт ответил, хоть и не сразу:
- Да. В ближайшие дни у нас с вами будет очень много дел.

Добавлено (04.05.2011, 05:17)
---------------------------------------------
15

- Мисс Шредер, думаю, на сегодня достаточно.
- Как скажете, доктор Кенвуд, - молодая брюнетка улыбнулась и выразительно глянула на завлаба поверх очков. Пожалуй, она была не слишком ловкой и опытной, но компенсировала эти качества сообразительностью и обаянием. Последнее особенно привлекало доктора Кенвуда в новой сотруднице, и он был бы не прочь продолжить их сотрудничество в более интимной обстановке. Марта Шредер тем временем расставила колбы и пробирки по местам, заперла стеклянные шкафы и взяла сумочку.
- Я могу идти?
- Да, Марта, конечно. Я бы предложил вас проводить, но мне еще нужно закончить отчет.
- Доктор Кенвуд, вы просто неутомимы.
- Марта… я был бы счастлив доказать вам, насколько вы правы…- под ее томным взглядом Кенвуд таял, как айсберг посреди пустыни. Впрочем, они и находились посреди пустыни.
- Может быть, поужинаем вместе?
- Сегодня?
- Боюсь, сегодня уже поздно, пока мы доберемся до города… Как насчет завтра? Завтра у меня выходной.
- Ради такого предложения я тоже постараюсь освободиться пораньше, - ответил Кенвуд, не сводя с нее глаз.
- Тогда, завтра в семь, в «Колизее».
- Завтра в семь, в «Колизее», - как эхо повторил за девушкой Кенвуд и потянулся к ней, чтобы поцеловать.
Марта Шредер изящно развернулась и выскользнула из объятий Кенвуда, на прощание подарив ему многообещающий взгляд.

Примерно через два часа машина мисс Шредер въехала в подземный гараж в пригороде Лас-Вегаса. Девушка с облегчением стянула с себя темный кудрявый парик и причесала длинные светлые волосы, после чего вышла из автомобиля и пересела в другой, но уже на пассажирское сидение.
- Как успехи? – спросил Роберт, выезжая из гаража.
- Прекрасно, - ответ<

 
Sweet_and_SimpleДата: Понедельник, 05.03.2012, 15:09 | Сообщение # 4
Наутилус
Группа: Друзья
Сообщений: 20
Награды: 4
Репутация: 1
Статус: Offline
Всем привет! smile По причине временного отсутствия любимого соавтора, пока выложу здесь остальные главы Ненапрягающего.
А когда Sezen вернется, она продолжит делать это своими руками. smile

Добавлено (05.03.2012, 15:09)
---------------------------------------------
15

- Мисс Шредер, думаю, на сегодня достаточно.
- Как скажете, доктор Кенвуд, - молодая брюнетка улыбнулась и выразительно глянула на завлаба поверх очков. Пожалуй, она была не слишком ловкой и опытной, но компенсировала эти качества сообразительностью и обаянием. Последнее особенно привлекало доктора Кенвуда в новой сотруднице, и он был бы не прочь продолжить их сотрудничество в более интимной обстановке. Марта Шредер тем временем расставила колбы и пробирки по местам, заперла стеклянные шкафы и взяла сумочку.
- Я могу идти?
- Да, Марта, конечно. Я бы предложил вас проводить, но мне еще нужно закончить отчет.
- Доктор Кенвуд, вы просто неутомимы.
- Марта… я был бы счастлив доказать вам, насколько вы правы…- под ее томным взглядом Кенвуд таял, как айсберг посреди пустыни. Впрочем, они и находились посреди пустыни.
- Может быть, поужинаем вместе?
- Сегодня?
- Боюсь, сегодня уже поздно, пока мы доберемся до города… Как насчет завтра? Завтра у меня выходной.
- Ради такого предложения я тоже постараюсь освободиться пораньше, - ответил Кенвуд, не сводя с нее глаз.
- Тогда, завтра в семь, в «Колизее».
- Завтра в семь, в «Колизее», - как эхо повторил за девушкой Кенвуд и потянулся к ней, чтобы поцеловать.
Марта Шредер изящно развернулась и выскользнула из объятий Кенвуда, на прощание подарив ему многообещающий взгляд.

Примерно через два часа машина мисс Шредер въехала в подземный гараж в пригороде Лас-Вегаса. Девушка с облегчением стянула с себя темный кудрявый парик и причесала длинные светлые волосы, после чего вышла из автомобиля и пересела в другой, но уже на пассажирское сидение.
- Как успехи? – спросил Роберт, выезжая из гаража.
- Прекрасно, - ответила Иден. – Работа довольно монотонная, я справляюсь, не вызывая подозрений. Оказывается, у Кенвуда нет ученой степени, доктором он зовет себя сам. Если изъять все материалы, касающиеся исследований, он не сможет по памяти воспроизвести препарат. Кстати, завтра у нас с ним назначено свидание.
- Вот как? – Роберт поднял брови.
- На которое я не явлюсь, - улыбнулась Иден и многозначительно глянула на Роберта. – Завтра вечером мы с вами проникнем в бункер и выкрадем все материалы. После этого нам останется только уничтожить уже произведенный LA42 и все, дело сделано.
- Ваша радость не преждевременна? Во-первых, завтра вечером в бункер поеду я один…
- С какой стати? Я почти неделю делала всю основную работу, изображая лаборантку, а теперь вы хотите обойтись без меня?
- Если бы я не достал документы и не устроил вас в лабораторию, вы бы туда вообще не попали. Иден, это опасное мероприятие и я справлюсь с ним сам. Возражения не принимаются.
- А мне что делать в это время?
- Что хотите. Можете сходить на свидание с Кенвудом, - глядя на ее возмущенное лицо, Роберт рассмеялся.
- Вы… вы бываете просто невыносимы! – выговорила Иден.
- А вы в ярости просто неотразимы.
- А ваши комплименты – еще большая пошлость, чем комплименты Кенвуда.
- Тогда почему вы предпочитаете провести завтрашний вечер со мной?
- Я… - Иден не нашла слов, но потом взяла себя в руки. – Роберт, вы правы, это просто ребячество. Я не стану вам мешать и останусь дома.
- Рад это слышать. Но доктор-самозванец будет очень разочарован.
Иден только фыркнула.

16

Пройти мимо полусонной охраны Роберту не составило труда. Он уже несколько раз был здесь в качестве доверенного лица Тоннела и хорошо изучил обстановку, к тому же Иден нарисовала план и снабдила Роберта ключами от всех помещений. Барр прокрался в кабинет Кенвуда, обвел его лучом фонарика и быстро обнаружил встроенный в стену сейф. Иден удалось подсмотреть пять цифр шифра из семи, Роберту оставалось лишь подобрать остальные. Этим он и занялся. Дело продвигалось не так быстро, как он предполагал, к тому же Роберту мешала дышать маска. Щелчок. Есть шесть цифр из семи. Осталось не так уж много. В этот момент дверь в кабинет открылась:
- Какого черта вы здесь делаете? – раздался голос.
Роберт обернулся и уперся взглядом в дуло пистолета, направленного на него. Охранник закрывал собой дверной проем и не оставлял возможности для бегства. Роберт успокаивающе поднял руки и заговорил:
- Спокойно, приятель, я из ФБР.
Судя по лицу охранника, это показалось ему неправдоподобным, но придумывать что-то другое было уже поздно. Роберт медленно двинулся к двери, прикидывая момент для решающего рывка, но в этот момент охранник пошатнулся, затем медленно и печально сполз на пол по дверному косяку. В проеме показалась женская фигура с дыроколом в руках.
- Вы правда надеялись, что сможете без меня обойтись?
- Иден? Почему вы меня не послушались?
- Только не говорите, что не рады меня видеть, - улыбнулась девушка. – Вы нашли документы?
- Почти.
Роберт вернулся к сейфу, наконец-то набрал шифр и вытащил из сейфа папку. Быстро пролистав ее и убедившись, что это именно то, что нужно, Роберт подошел к Иден.
- Нам надо выбираться отсюда. Об остальном поговорим дома.
- Мне уже очень страшно, - шепотом поддразнила его Иден, которую безмерно радовала вся эта ситуация.
Второй охранник у входа пил кофе и смотрел бокс по маленькому телевизору. Роберт и Иден проскользнули к выходу и бросились к машине, но, видимо, сделали это недостаточно осторожно. Вслед им прозвучал окрик:
- Стой, стрелять буду!
Беглецы вскочили в джип, Роберт нажал на газ. Охранник не ограничился предупреждением и действительно начал стрелять.
- Иден, пригнись! – крикнул Роберт.
- Без тебя бы не догадалась, - откликнулась Иден, скрючившись на сидении.
Через пару минут они были вне досягаемости выстрелов.
- Роберт, с тобой все в порядке? – спросила Иден, выпрямляясь.
- Да, а с тобой?
- Да. Как думаешь, нас будут преследовать?
- Сомневаюсь.
- Хорошо.
- Иден…
- Да?
- Спасибо, что пришла мне на помощь. Но больше никогда так не поступай, поняла?
- Поняла.
- Верится с трудом.
- Роберт, я благодарна тебе за то, что защищаешь меня, и я прислушиваюсь к твоему мнению. Но я буду поступать по своему усмотрению, так, как считаю нужным. Просто пойми это.
Иден произнесла это крайне решительным тоном, но потом осторожно взглянула на Роберта, проверяя его реакцию. Она ожидала отповеди или вспышки гнева, но, когда Иден поймала взгляд Роберта, в нем светилось восхищение и что-то, похожее на гордость. Внезапно джип повело в сторону. Роберт безуспешно попытался выровнять машину, нажал на тормоз, но джип продолжал двигаться с той же скоростью.
- Что происходит? – крикнула Иден.
- Нашу машину подстрелили. Иден, держись!

17

Придя в себя после удара, Роберт огляделся.
- Иден?
Она не отвечала, лежа вниз лицом на приборной доске. Роберт выскочил из джипа и вытащил девушку из машины. Ее дыхания он не слышал. Холодея, Роберт схватил руку Иден, едва нащупал тонкую ниточку пульса.
- Иден… Иден, очнись!
Он стоял на коленях в неясном свете луны, держа в объятиях бесчувственное тело Иден, а вокруг раскинулась пустыня. До города было не меньше шестидесяти миль. Никогда прежде Роберт не испытывал такого страха.
- Иден! Прошу тебя, скажи что-нибудь! Иден… Подожди… Держись, я сейчас… сейчас.
Едва отдавая себе отчет в том, что делает и какие слова произносит, Роберт подхватил Иден на руки и пошел по направлению к городу.
- Все будет хорошо, Иден, все будет хорошо… Не оставляй меня, только не оставляй меня. Ты обещала никогда не оставлять меня, помнишь?
У Роберта все плыло перед глазами, во время аварии он получил сильный удар, но он не осознавал этого. Он должен добраться до города и помочь ей. Сейчас, прижимая к себе Иден, Роберт понимал только это. Поэтому просто продолжал идти вперед, может быть, час, может быть, вечность.
Темноту прорезал свет фар. Мимо Роберта проехала машина, затем остановилась и дала задний ход.
- Барр? Вот так встреча. Что у вас произошло? – спросил Крейг Хант, высовываясь из машины.
Роберт остановился, прижимая к себе Иден и ничего не отвечая.
- Да ты, похоже, не в себе. Погоди, давай положим твою жену сюда, - Хант распахнул заднюю дверцу. – Может быть, дать ей воды? Если у меня здесь есть вода...
Он заглянул в бардачок, вынул початую бутылку бренди и протянул Роберту. Тот сделал глоток и снова склонился над Иден, пытаясь привести ее в чувство с помощью бренди.
- Это ваш джип я видел перевернутым? – поинтересовался Хант.
- Да, - с трудом ответил Роберт. – Я потерял управление и попал в аварию. Как ты здесь очутился в такое время?
- Тоннел приказал навестить наших химиков и передать кое-какие распоряжения.
- Ночью?
- Почему бы и нет? А вас как сюда занесло?
Иден избавила Роберта от необходимости отвечать. Она пошевелилась и простонала:
- Робби…
Роберт вздрогнул, не понимая, не ослышался ли он.
- Иден? Иден, ты меня слышишь? Крейг, ее срочно нужно отвезти в больницу.
- Конечно.
Хант сел за руль и машина тронулась. Роберт сидел сзади, держа голову Иден на коленях и гладя ее светлые волосы. Она снова была без сознания.
Через час с небольшим они были возле здания больницы. Роберт вынес Иден из машины и почти бегом понес ко входу, бросив через плечо:
- Спасибо, Хант. Я твой должник.
- Я тоже так думаю, - задумчиво произнес Крейг, глядя ему вслед.

18

- Легкое сотрясение мозга, в остальном все в порядке. Вы можете забрать миссис Барр при условии, что она будет соблюдать полный покой, - сказал врач.
Роберт помог чуть бледной Иден спуститься к такси. Войдя в квартиру, она повернулась к нему и встревожено спросила:
- Роберт, а документы? Они остались в джипе?
- Нет, они у меня.
- Слава Богу! Но что же теперь будет? Если джип найдут…
- Его не найдут. Я об этом уже позаботился.
- А Хант? Он же обо всем догадается.
- Вряд ли, он не слишком умен. С Хантом я разберусь. Иден, не думай об этом, сейчас тебе нужно поспать.
- Да… я чувствую себя совершенно разбитой, - сказала Иден и направилась в свою комнату. На пороге она обернулась. – Роберт…
- Да?
- Я бы хотела выпить чаю.
- Я принесу.
- Спасибо, - она слегка улыбнулась ему и ушла к себе.

Роберт заварил чай, чуть не разбив при этом чайник. Он не мог успокоиться, вспоминая пережитое в пустыне. Если бы с Иден что-то случилось… Он не представлял, что было бы тогда. Роберт думал, что потерял ее еще полтора года назад, и на какое-то время ему стало казаться, что он смирился с этим. Сейчас он осознал, как сильно обманывал себя. Роберт не смирился, где-то в глубине его души, под грузом боли, обиды и разочарования, таилась надежда когда-нибудь увидеть ее снова, и, может быть… Он убеждал сам себя, что начинает новую жизнь и хочет чего-то добиться в этой жизни, но все, чем он занимался здесь, в Лас-Вегасе, имело одну цель – когда-нибудь заговорить с Иден на равных.

Роберт взял чашку и вошел в комнату к Иден. Она уже заснула прямо в одежде. Роберт тихонько поставил чашку на ночной столик и присел рядом с Иден, не в силах отвести от нее глаз. Сегодня он мог потерять ее навсегда. Эта мысль неотступно преследовала его, поэтому Роберту так хотелось удостовериться, что Иден здесь, что с ней все в порядке. Сейчас он не смог бы заставить себя уйти, да он и не пытался сделать это. Иден шевельнулась во сне и прошептала:
- Робби…
- Иден…
Она потянулась к нему и обвила его руками, шепча:
- Робби, милый…
- Иден… ты… - он не договорил. Губы Иден блуждали по его лицу, она гладила его волосы. У Роберта перехватило дыхание. Не в силах сдерживать себя, он прижал Иден к себе, покрывая жаркими поцелуями. Как человек, бесконечно долго томившийся от жажды и наконец получивший возможность утолить ее, Роберт уже не мог остановиться. Иден трепетала в его объятиях, всем телом прижимаясь к нему. В какой-то момент их глаза встретились и Роберт понял, что она помнит его, что она любит его и принадлежит ему так же, как прежде. Тяжело дыша, он сдернул с нее блузку и тонкая ткань затрещала, разрываясь по швам. Иден тихонько засмеялась:
- Робби, я так скучала по тебе…
Она не стала расстегивать его рубашку, а повторила движение Роберта и разорвала ее прямо на нем. Он притянул Иден к себе и прижался лицом к ее груди, затем начал целовать ее. Иден тихо застонала и выгнулась назад, потом наклонилась к нему, целуя его и лаская нежными пальцами и шелковистыми волосами. Ее прикосновения опьяняли, Роберт не понимал, где он, на каком он свете. Он забывал обо всем, понимая только, что Иден снова с ним, она вновь принадлежит ему. И он хотел только одного – чтобы это никогда не кончалось.

Раздался звонок в дверь, затем еще один. Роберт не слышал этого, но внезапно Иден отстранилась от него. В ее взгляде он прочел растерянность и испуг.
- Роберт? Как…?
Что-то в ней изменилось, но что, Роберт не мог понять. Кто-то за дверью продолжал настойчиво звонить.
- Тебе лучше открыть, - произнесла Иден напряженно. Роберт взглянул на нее и машинально пошел к двери, пытаясь восстановить связь с реальностью. На пороге стоял коренастый молодой латинос.
- Мистер Барр?
- Да. Что вам угодно?
Латинос перевел взгляд куда-то за спину Роберта и сильно побледнел.
- Иден?
Роберт обернулся. Иден стояла на пороге, бледная, как мел:
- Круз… - почти шепотом произнесла она.

 
Sweet_and_SimpleДата: Понедельник, 05.03.2012, 15:33 | Сообщение # 5
Наутилус
Группа: Друзья
Сообщений: 20
Награды: 4
Репутация: 1
Статус: Offline
19

Круз молча смотрел на Иден, от боли и растерянности в его взгляде у нее разрывалось сердце и она не могла заставить себя заговорить. В конце концов Иден произнесла:
- Круз… Это не то, что ты думаешь, - и содрогнулась от нелепости этих слов, идеально подходящих для анекдотов в стиле «муж возвращается из командировки». Она нервным жестом попыталась запахнуть края разорванной блузки.
- Я не думаю, я вижу, - хрипло ответил Круз. – Я не верил тому, что услышал, и не поверил бы, если бы не увидел все собственными глазами… миссис Барр. Но почему? Иден, почему?
Она не отвечала. Круз смотрел на нее еще минуту, затем развернулся, не удостаивая взглядом Роберта и выбежал прочь. Иден шагнула за ним, умоляюще воскликнув:
- Круз, подожди!
Но он даже не обернулся. Иден обвела непонимающим взглядом комнату и обессилено опустилась на диван, шепча:
- Он не вернется…
Роберт подошел к ней, не зная, что сказать, что сделать. В подобной ситуации он никогда прежде не оказывался, а после того, что происходило несколькими минутами ранее, Роберту трудно было собраться с мыслями. Он сел рядом с Иден и взял ее за руку, но она словно не заметила этого, погруженная в размышления. Наконец Иден произнесла:
- Я должна найти Круза и поговорить с ним.
- Иден, я понимаю…
- Неужели? – Иден повернулась к Роберту, глядя на него с холодной яростью. – Тогда, может быть, объяснишь мне? Потому что я уже ничего не понимаю.
- О чем ты говоришь?
- То, что произошло между нами… перед приходом Круза. Наверное, я должна извиниться за свою несдержанность.
- Извиниться? – переспросил Роберт.
- Люди обычно приносят извинения, когда им стыдно за что-то. А мне стыдно за то, что произошло. А тебе, Роберт?
Если бы Иден ударила его или сразу убила, Роберт вряд ли почувствовал такую же боль, как сейчас. Стиснув зубы, он произнес:
- Ты считаешь, что мне должно быть стыдно?
- Если тебе вообще знакомо это чувство. Почему ты не сказал мне? Я и понятия не имела, что мы были знакомы, что мы… были любовниками. Когда я вспомнила, это было настолько реальным, как будто я вновь вернулась в то время. Должно быть, это действие сотрясения мозга. Как ты мог воспользоваться моим состоянием? – Иден словно хотела ударить Роберта побольнее, наказать за то смятение, которое она испытывала и в котором винила именно его. Он смотрел на нее, не веря тому, что услышал. Сон резко оборвался, а реальность била наотмашь, и Роберту понадобились все силы, чтобы не рухнуть под этими ударами. Он встал и отошел к окну.
- Значит, ты все вспомнила?
- Не все. Помню, что тонула, что ты спас меня. Помню, что мы были вместе. Еще какие-то обрывки… Роберт, я… Я хочу знать остальное.
- Зачем? Разве это что-то значит для тебя?
- Это часть моей жизни и я имею право знать о ней.
- Разбирайся со своей жизнью сама, - резко ответил он.
В комнате воцарилось гнетущее молчание.
- Я переезжаю в отель, - наконец сказала Иден.
- Как хочешь.

20

Круз Кастильо сидел в баре, уставившись в одну точку. Он допивал уже третий стакан, думая заглушить алкоголем боль, разрывавшую его на части. Как она могла так поступить? Он не находил ответа. В одночасье рухнули не только его мечты о счастье с самой удивительно женщиной, рухнули и все его представления о мире. Он думал, что знает Иден, как самого себя. Так было перед ее отъездом, он знал, что она любит его, как и он ее, что они смотрят на мир одинаково. После всего, через что им пришлось пройти, они наконец обрели взаимное доверие и понимание, и даже начали снова планировать свадьбу. Затем вдруг эта ее деловая поездка. В начале ничто не предвещало беды, но потом голос Иден по телефону стал суше, она как будто все время куда-то торопилась и что-то недоговаривала. Круз беспокоился о ней, но он и предположить не мог того, о чем узнал, приехав в Лас-Вегас. Она замужем за каким-то сомнительным типом и живет с ним. Кто он вообще такой? Какая разница…Главное, она лгала ему! Как она могла? Неужели он совсем не знал эту женщину? Круз стукнул кулаком по столу и опустошил третий стакан.

Администратор отеля, трепетавший перед фамилией Кепвелл, предоставил Иден тот же номер, в котором она жила прежде. Видимо, он думал оказать ей любезность таким способом, но Иден стало от этого не по себе. Она вспомнила, как уезжала отсюда с Робертом. Тогда она была в смертельной опасности, не понимала происходящего, боялась и злилась, но каким незначительным казалось это Иден сейчас, по сравнению с ее насущными проблемами. Разбирая вещи, Иден не удержалась от улыбки, вспомнив незадачливого Паяльника, которому так не хотелось ее убивать. И вдруг осознала, как была счастлива все эти дни в этой суматохе. Бывала ли она так счастлива со своим женихом? Она знала, что любит Круза. Он научил ее видеть вещи в ином свете, с ним она заново открыла для себя понятия о принципах, морали и долге перед обществом. Иногда, правда, когда она размышляла об этих принципах, ей казалось, что за деревьями Крузу бывает не видно леса. Но Иден восхищалась Крузом и стремилась подражать ему, возвыситься до его уровня, иногда даже наперекор себе. Сейчас она поняла, что не знает, чем именно восхищалась: взглядами Круза на жизнь или их незыблемостью. Может быть, ей просто хотелось перестать сомневаться и стать такой же, как он, всегда уверенной в собственной правоте? С Робертом было иначе. С ним Иден хватало сил поступать правильно, при этом оставаясь собой. Она поймала себя на том, что думает о Роберте так, как будто он все еще был ее мужчиной. Но это было в прошлом, о котором она не помнила почти ничего. Да, они любили друг друга когда-то, это она точно знала… Она слишком жестоко говорила с ним перед уходом. Но почему он не рассказал ей сразу? Иден тряхнула головой. Зачем она думает об этом сейчас? В конце концов у нее есть жених и обязательства перед ним. Ей нужно найти Круза и все ему объяснить.

21

Роберт стоял у окна. Он стоял там, когда Иден приняла решение уйти, стоял там, когда она собирала вещи, стоял там, когда за ней закрылась дверь. Уходя, Иден произнесла: «До свидания, Роберт». Он не смотрел на нее, но чувствовал ее взгляд, чувствовал, что она ждет его реакции. Но он словно оцепенел, охваченный изнутри каким-то холодом, не позволявшим ему реагировать на происходящее. Этот внутренний холод он не раз ощущал еще во времена Сан-Себастьяна. Роберт не обернулся на дверь, неотрывно глядя на ту границу, за которой обрывались огни веселого города. За ней был мрак. Холод и мрак, вот и все, что ему осталось после ухода Иден.

В комнате упорно звонил телефон, постепенно выводя Роберта из оцепенения. Наконец он сдвинулся с места и поднял трубку.
- Барр, тебе придется прервать свой медовый месяц. У нас проблемы. Я бы даже сказал: у тебя проблемы. Жду тебя через пятнадцать минут.
- Буду, - коротко ответил Роберт и положил трубку.

Через пятнадцать минут он вошел в кабинет Тоннела. Тот выглядел раздраженным.
- Где вас всех носит по ночам? До тебя еле дозвонился, Хант где-то шляется, Тори пропала…
- Зачем вы меня вызвали?
- Пока ты там наслаждаешься прелестями семейной жизни, кто-то вломился в бункер и выкрал все материалы по «LA42».
- Вот как?
- Мне звонили оттуда. Десять человек в масках вырубили охрану, пробрались в кабинет этого яйцеголового, взломали сейф и забрали документы. Знаешь, что это значит?
- У нас больше нет монополии на производство препарата.
- Вот именно! А партия, которую мы уже произвели, будет последней. Этот кретин Кенвуд, видите ли, «не успел разобраться в формулах». Как можно нормально работать, когда кругом одни идиоты?
- Что я должен сделать?
- Отвлечься от семейной идиллии, выяснить, куда уплыли документы, и вернуть их. Если пойдут слухи о том, что мы лишились формулы, мы не сможем продать даже то, что у нас есть. Или придется сбыть партию за гроши. Я лично ускорю переговоры с Ближним Востоком, а ты позаботься об остальном. Надеюсь, тебе не надо напоминать, что ты лично гарантировал успех операции. Как ты там ее назвал? «Голубая лагуна»? Ты отвечаешь за все. Своей головой и головой прелестной блондинки, на которой женился.
- Я понял. Сколько у меня времени?
- Через неделю на моем столе должны лежать документы по «LA42».
- Они будут у вас через неделю.

Роберт вышел из кабинета. Любопытно, почему Хант ничего не рассказал об их встрече? То ли он и правда слишком туп, то ли обделывал свои делишки и не хотел, чтобы кто-то знал, что он тоже был там. «Десять человек…» Он усмехнулся. До сих пор он не сталкивался близко с этой стороной организации Тоннела, но, если она работала именно так, у него есть шансы выкрутиться. Правда, Роберт не был уверен, нужно ли ему это теперь.

22

- Кастильо. Латиноамериканец. Брюнет. Около тридцати. Нет? Вы уверены? Спасибо.

Иден обзванивала уже тридцатый отель, но ни в одном из них Круз не останавливался. На этом список приличных заведений закончился. Где же его искать? У нее мелькнула шальная мысль поехать в аэропорт, вдруг он посреди ночи решил улететь в Санта-Барбару, и ей удастся его перехватить. Иден спустилась вниз, решив вызвать такси из бара, а заодно выпить кофе. Врач, кажется, велел ей соблюдать полный покой. «Покой нам только снится…» - грустно подумала Иден, подсаживаясь к стойке, и в этот момент увидела, как в бар вошел Круз.

Слово «вошел» не слишком точно описывало ситуацию, было бы уместней сказать «ввалился» или даже «вполз». Одежда на нем была в полнейшем беспорядке, волосы растрепаны, глаза красны, лицо помято, а его выражение было лишено какой-нибудь осмысленности. Иден застыла в ужасе, никогда прежде она не видела Круза в таком состоянии. И виной тому была она! Иден подбежала к жениху и повернула его лицом к себе.
- Круз! Боже правый, Круз, что с тобой?
Запах виски разносился от Круза, наверное, на несколько ярдов вокруг. Иден захлестнула волна жалости, смешанной с чувством вины. Это она во всем виновата, она довела его до такого состояния.
- Круз! Пойдем, пойдем отсюда. Пойдем со мной.
Он смотрел сквозь Иден, как будто не узнавая ее, но покорно пошел следом. Она ожидала сопротивления, может быть, какой-то пьяной выходки, но эта бессловесная покорность оказалась гораздо страшней, она была просто невыносима.

В номере девушка уложила Круза на диван.
- Ложись здесь, постарайся заснуть. Завтра мы обо всем поговорим, все решим, а сейчас - спи.
Он закрыл глаза и почти моментально отключился. Иден присела рядом с ним прямо на пол, гладя Круза по щеке и волосам. Только сейчас она начала осознавать, что натворила. С самого начала она не должна была соглашаться на предложение Роберта, не должна была позволять втянуть себя в эту историю, не посоветовавшись с Крузом. Он бы что-нибудь придумал, они бы вместе помешали чудовищным планам преступников. Она вела себя крайне безответственно, позволив этой игре захватить ее, а теперь Круз страдает из-за этого. Иден подумала о том, что бы чувствовала на его месте. Если бы он уехал на какое-нибудь задание, а через пару недель она нашла его полуголым в номере с какой-то девицей, на которой он, вдобавок, был бы уже женат. Чересчур живо представив эту картину, Иден чуть не разрыдалась от острой жалости то ли к воображаемой себе, то ли к вполне реальному Крузу, который уже слегка похрапывал рядом с ней. Глотая слезы, девушка склонила голову на диван и сама не заметила, как уснула.
 
Sweet_and_SimpleДата: Понедельник, 05.03.2012, 15:33 | Сообщение # 6
Наутилус
Группа: Друзья
Сообщений: 20
Награды: 4
Репутация: 1
Статус: Offline
23

Проснувшись, Круз огляделся по сторонам, не понимая, где находится. Рядом на полу он обнаружил Иден, свернувшуюся калачиком. Круз тихо позвал ее по имени. Иден приподнялась. Они с Крузом переглянулись, постепенно вспоминая то, что произошло вчера вечером.
- Иден… как я здесь оказался?
- Ты не помнишь?
- Я помню. Но не это.
Иден потянулась, чувствуя себя совершенно разбитой. Тело ломило, голова раскалывалась. Казалось, что это она, а не Круз, перебрала вчера.
- Круз… я должна тебе все объяснить.
- Ты уверена, что нужны объяснения? Вчера я видел достаточно.
- Помнишь комнату Эймса? – неожиданно спросила Иден.
- Что?
- Оптическая иллюзия, - коротко пояснила она.
Круз продолжал непонимающе смотреть на нее, но потом кивнул, тут же поморщившись от резкой головной боли.
- То, что ты видишь, и то, что есть на самом деле – не всегда одно и то же.
Круз помолчал. Мыслительный процесс сейчас давался ему нелегко, но он сделал над собой усилие.
- Иден, ты хочешь сказать, что тому, что я видел вчера, и твоему браку с этим проходимцем есть разумное объяснение?
- Да. Я знаю, тебе нелегко в это поверить. Наверное, я бы на твоем месте даже и слушать не стала. Но, все-таки надеюсь, что ты меня выслушаешь, а уже потом будешь делать выводы.
Больше всего на свете Крузу хотелось, чтобы весь этот ужас оказался просто дурным сном. Или чтобы ему было найдено такое объяснение, которое не разлучало бы его с Иден. Разумеется, он хотел ее выслушать.
- Иден, я готов,- сказал он, вновь скривившись от боли. – Только, может быть, у тебя найдется аспирин?
- Да, мне он тоже нужен. Сейчас принесу.

Примерно через полтора часа с объяснениями и вопросами было покончено. Иден призвала всю свою выдержку, чтобы спокойно и связно пересказать произошедшее. Надо отдать должное Крузу, он держал себя в руках даже тогда, когда готов был вспылить после какой-то очередной красочной подробности. Впрочем, Иден кое о чем умолчала. Она ни словом не обмолвилась ни о своих воспоминаниях, ни об инциденте в ее спальне. После рассказа об аварии Круз не задавал вопросов о разорванной одежде, а Иден не стала вдаваться в детали. Девушка оправдывала себя тем, что ей самой ничего не ясно в этой части истории, поэтому она не сможет правильно изложить ее Крузу. Но в глубине души Иден понимала – ЭТОГО Круз не должен знать. По крайней мере, сейчас.

Круз надолго замолчал, затем взглянул на Иден и сказал:
- Ты не должна была этого делать. Первым делом следовало вызвать меня сюда.
- Я знаю, - виновато произнесла Иден. – В начале я растерялась, а потом запуталась. У меня даже не было времени передохнуть и все спокойно обдумать.
- Понимаю.
- Ты… простишь меня? – Иден заглянула ему в глаза.
- Иден, детка. Любовь – это когда ничего не нужно прощать.
Круз обнял Иден, она прижалась к нему с чувством облегчения, к которому примешивалось какое-то смутное, неясное ей самой разочарование. То ли ей казалось, что Круз простил ее слишком легко, то ли где-то в глубине души она надеялась, что он не простит. Но в подобных мыслях Иден никогда бы себе не призналась. Когда их объятия наконец разомкнулись, она встревожено глянула на Круза и спросила:
- Но что мы будем делать дальше?

24

Роберт вертел в руках пресловутую папку с материалами о «Liberum arbitrium», и название, от которого и прежде веяло мрачным юмором, сейчас казалось ему откровенно издевательским. Ему не было никакого дела до тех, на ком собирались использовать этот препарат. Скорее всего, это будут какие-нибудь важные арабские шишки, в чьих руках жизни тысяч людей. Роберт никогда не бывал на Ближнем Востоке, и происходящее там его мало тревожило. Впрочем, если бы «LA42» планировали подать на завтрак президенту США, Роберту это было бы в той же степени безразлично, он озаботился бы только тем, как это повлияет на котировки акций. Если он когда-нибудь и мечтал изменить мир, сейчас это казалось ему проявлением детской наивности. Миру тоже не было до Роберта никакого дела, приятное времяпрепровождение в Сан-Себастьяне убедило его в этом, поэтому все было честно. Он дал Иден втянуть себя в эту авантюру, потому что для нее это было действительно важно. Иден, которую он знал, не была моралисткой и не слишком трепетала перед законом, но у нее были свои принципы. Они позволяли украсть что-то, не слишком нужное его обладателю, но загубить чью-то жизнь Иден, как выяснилось, не смогла бы. Кроме его собственной, подумал Роберт с горькой усмешкой. Хотя, он и сам понимал, что несправедлив. По какой-то причине Иден действительно не помнила прошлого, значит, ему не в чем было ее винить. Она не предавала его тогда. С того дня, как он увидел Иден Кепвелл здесь, в Вегасе, это постепенно доходило до него. Сейчас Роберт окончательно убедился в этом, но что дало ему это знание? Она любила другого, этого своего мексиканца. Когда тот ворвался в квартиру, растерянность и отчаяние Иден сказали все Роберту лучше любых слов. Иден любила Круза, а его, Роберта? Какие чувства она испытывала к нему сейчас? Роберт не мог думать ни о чем другом. Он вдруг понял, что даже в тюрьме был гораздо свободнее, чем в данный момент, и эта мысль вызвала в нем приступ холодной ярости.

Стоя на пороге квартиры Роберта, Иден не могла заставить себя позвонить в дверь. Они с Крузом обо всем договорились, и Иден была уверена, что они пришли к правильному решению. Только вот в реакции Роберта Иден сильно сомневалась. Но не пойти к нему было невозможно. Они не все прояснили между собой, и Иден не могла это так оставить, особенно после того, каким образом они с Робертом расстались вчера ночью. Девушка сделала глубокий вдох и, набравшись решимости, подняла руку к кнопке звонка. Но нажать на нее Иден не успела, Роберт сам открыл дверь. Несколько мгновений они просто смотрели друг на друга, не произнося ни слова. Наконец, Иден заговорила:
- Роберт… я…
- Здравствуй, Иден. Входи, - он посторонился, пропуская ее вовнутрь.
- Нам нужно поговорить.
- Думаешь?
- Да. Все, что произошло вчера…
- Иден, мне очень жаль, что вчера я тебя расстроил.
- Мне тоже. Вчера я наговорила много лишнего.
- Это не твоя вина. Ты была в шоке. Тебе удалось найти своего жениха?
- Да. Я все ему объяснила и он понял.
- Неужели? Что ж, поздравляю.
- Роберт… Было бы лучше, если бы ты сразу рассказал мне правду. Тогда мы не оказались бы в этой двусмысленной ситуации.
Под его взглядом Иден осознала, сколько фальши было в этих словах, как будто их произносила не она.
- Тебя беспокоит именно это? Двусмысленность ситуации?
- Не только. Нет. Роберт, пожалуйста, постарайся понять. Я не знаю, что думать о нас и нашем прошлом, мне многое неясно. И то, что я чувствую, мне тоже неясно.
Роберт подошел к ней, осторожно взял за плечи.
- Иден, прости. Тебе сейчас тяжелее всех. Я совсем не хотел этого.
- Ты… расскажешь мне?
- Спрашивай.
- Роберт, почему мы расстались тогда?

25

Она не знала, сколько прошло времени. Иден задавала вопросы, Роберт отвечал. Иногда его ответы вызывали в памяти какие-то образы, иногда оставались всего лишь словами. Но этого было слишком много для нее одной, поэтому сейчас Иден была опустошена и обессилена. Роберт ушел на кухню и вернулся оттуда со стаканом минеральной воды.
- Вот, выпей.
- Спасибо, - Иден машинально сделала глоток. – Значит, мой отец увез меня?
- Да.
- Но почему я послушалась его?
- Видимо, он умеет убеждать. Возможно, так сложились обстоятельства, произошло какое-то недоразумение, позволившее ему сделать это.
- А ты? Почему ты не искал меня?
- Мне помешали.
- Кто?
- Это уже совсем другая история, не имеющая отношения к нам.
Ответ прозвучал слишком напряженно, Иден почувствовала, что здесь что-то не так.

- Почему же я забыла все? – с отчаянием воскликнула она. Роберт молча покачал головой, давая понять, что и сам бы хотел это знать, и Иден поверила ему сразу. Она закрыла лицо руками. Слишком много «почему». Все никак не складывалось в единую картину, в этой странной головоломке не хватало основных элементов, и это сводило ее с ума. Иден почувствовала, как рука Роберта легла ей на плечо.
- Думаю, на сегодня достаточно. Тебе нужно отдохнуть.
Она кивнула. Ей это было действительно нужно – отдохнуть и все спокойно обдумать. Но вдруг Иден вспомнила основную причину, по которой пришла сюда. Как же ей не хотелось говорить сейчас об этом! Но она должна была.

- Роберт. Есть еще кое-что.
- Да?
- Я рассказала все Крузу.
- Ты уже упоминала об этом.
- Он согласился нам помочь.
- В чем же, интересно, он согласился нам помочь? – спросил Роберт, выделяя каждое слово. В его интонации звучала едва уловимая, но убийственная ирония. Иден смешалась.
- Он… он согласен помочь покончить с «LA42», если ты согласишься сдать полиции Тоннела и его… ммм… организацию.
- Очень великодушно с его стороны. Иден, я тоже член этой организации.
- Круз дал слово, что сделает все возможное, чтобы тебе не предъявили обвинений, - Иден умолчала о том, чего ей стоило вырвать у Круза это обещание. – Содействие следствию, добровольная дача показаний, ну, ты понимаешь… - с каждым словом она понимала, насколько нелепо все это звучит. Странно, когда они обсуждали план с Крузом, он казался ей гораздо разумней.
- И ты пришла, чтобы попросить меня об этом?
- Ну…да.
- От имени Круза или от своего?
Иден только вздохнула. После долгого молчания Роберт сказал:
- Я вынужден отказать... вам обоим. Я не собираюсь иметь дела с полицией. С точки зрения закона мне нечего предъявить, если ты не дашь против меня показаний.
- Роберт, ты же не думаешь, что я…
- Нет, Иден, не думаю. Со своей стороны я даю слово, что тебе ничего не будет угрожать, вне зависимости от того, останешься ты миссис Барр, мисс Кепвелл или миссис… как фамилия твоего жениха?
- К…Кастильо, - заикнулась Иден.
- Или миссис Кастильо. Но этим мое участие ограничится.
- Ты не станешь мешать планам Тоннела?
- Как ты понимаешь, обстоятельства изменились. Появились условия, о которых мы не договаривались, поэтому я выхожу из игры.
 
Sweet_and_SimpleДата: Понедельник, 05.03.2012, 15:34 | Сообщение # 7
Наутилус
Группа: Друзья
Сообщений: 20
Награды: 4
Репутация: 1
Статус: Offline
26

- Как все прошло?
- Не слишком удачно.
- Он отказался сотрудничать?
- Да. Мне не стоило просить его об этом, я знала, что он не согласится.
- Тем хуже для него.
- Круз… Не забывай, он спас мне жизнь.
- Я благодарен Барру за это. И только поэтому согласился пойти на сделку с ним. Он не принял условия, но это уже его проблемы.
- Я не дам показаний против него, - решительно сказала Иден.
- Потому, что он спас тебя? Или есть другие причины?
Иден не выдержала пристального взгляда Круза и опустила глаза.
- Разве нужны еще причины? Этой недостаточно?
- Не знаю, - произнес Круз. – Иден, ты уверена, что рассказала мне все?
Иден смотрела на него, словно пойманная на месте преступления. Она не могла лгать Крузу, и не могла сказать ему все, как есть.
- Круз, я очень устала. Наверное, я не совсем пришла в себя после сотрясения.
- Детка, иди приляг. Принести тебе чего-нибудь?
- Нет, спасибо. Мне просто нужно немного поспать.
- Конечно. Иден…
- Что?
- Я люблю тебя.
- Я тоже, - прошептала она, пряча лицо у него на груди. – Я тоже люблю тебя.
По пути в спальню Иден обернулась:
- Круз, что теперь будет с препаратом? Без Роберта мы не сможем добраться до него.
- Не беспокойся, дорогая. Мы что-нибудь придумаем.

27

Еще не войдя в свой номер, Крейг Хант почувствовал неладное. Похоже, у него были гости. Крейг вынул пистолет, неслышно приоткрыл дверь и заглянул вовнутрь. Так и есть, внутри все было перевернуто вверх дном, но никого не было видно. Стараясь создавать как можно меньше шума, Хант вошел в номер и плавно двинулся вдоль стены к спальне. Услышав внутри какой-то шорох, он резко распахнул ногой дверь, навел пистолет на того, кто находился внутри и крикнул:
- Не двигаться!
Под дулом пистолета оказалась женщина неопределенного возраста, явно латиноамериканского происхождения, обильно накрашенная, коренастая и с массивным бюстом. Она всплеснула руками, выронив при этом стопку рубашек, и заверещала на плохом английском:
- Не стреляйте, сеньор! Крыса! Пресвятая Дева! Большая, большая, жуткая крыса! Не надо стрелять!
- Какая крыса? Кто вы такая?
- Анхелика Мария де Хесус Эрнандес, - гордо ответила гостья.
- Ну конечно, как я сам не догадался. Что вы здесь делаете?
- Убираю ваш номер, сеньор, - Анхелика Мария де Хесус выразительным жестом показала на пылесос и тележку с моющими средствами.
- Неужели? А по-моему, роетесь в моих вещах.
- Нет, нет! – возбужденно затараторила женщина. – Я убирала номер, пылесосила, протирала зеркала. У сеньора в номере столько зеркал, их все нужно протереть, и то, которое на потолке, тоже. Потом я убирала ванную, вытирала пыль, меняла полотенца…
- Я понял, понял. Вы убирали номер. Что дальше?
- А потом я увидела ее! Огромная! Жирная! Она бежала, бежала …
Хант опустил пистолет.
- В номере была крыса, и вы устроили здесь бардак, чтобы ее найти?
- Да, сеньор, все так и было! Я все сейчас уберу, клянусь Пресвятой Девой Сапопанской! – в подтверждение своих слов Анхелика Мария де Хесус начала неуклюже собирать с пола рубашки.
- Ладно, идите. И скажите там внизу, чтобы прислали кого-нибудь из службы дезинфекции.
- Но, сеньор, я же должна все прибрать!
- Не нужно. Лучше не станет, а хуже уже некуда, - сказал Крейг, наливая себе выпить. – Пусть потом пришлют того парнишку, который обычно здесь убирается.
- Сеньор не станет жаловаться? Если меня уволят, кто будет посылать деньги домой? Понимаете, сеньор, моя сестра Гваделупе, у нее семеро детей. А дедушка Эстебан, у него был удар…
- Да не собираюсь я никому жаловаться! Просто убирайтесь отсюда, сеньора, как вас там…
- Сеньорита, - с важным видом поправила его Анхелика Мария де Хесус. – Я еще девушка.
Хант поперхнулся виски.
- Поздравляю.
- Спасибо, сеньор! Я помолюсь за вас Пресвятой Деве Сапопанской!
- Это еще никому не повредило, - усмехнулся Крейг.

Анхелика Мария де Хесус Эрнандес удалилась из номера, таща за собой пылесос и тележку. Дойдя до конца коридора и завернув за угол, она вынула из недр своего безразмерного бюстгальтера мятую бумажку. На ней значилось: «22-е, 19.00, Фримонт-стрит, 115В». Сеньорита Анхелика Мария де Хесус удовлетворенно кивнула и улыбнулась.

28

Иден коротала время в баре, поджидая Круза. Она хихикнула, вспомнив, в каком виде ему пришлось отправиться к Ханту. Чтобы создать сеньориту Анхелику, она извела почти всю свою косметику, пригодился и парик Марты Шредер, оказавшийся Крузу удивительно к лицу. Запросто вламываться в номер к бандиту было рискованно, поэтому они с Крузом придумали такой способ маскировки. Дурачество с переодеванием помогло снять неуловимое напряжение, возникшее между ними, и Иден была этому рада. К тому же, оно позволило ей на какое-то время отвлечься от ненужных мыслей.
- Иден? Привет! Ты одна, без Роберта?
Иден вздохнула. Неужели нельзя позволить ей хотя бы несколько минут не думать о Роберте?
- Привет, Тори. Да, я одна. Присаживайся, если хочешь.
- С удовольствием, - Виктория села за столик напротив Иден. В руках у нее был стакан с виски безо льда. Заметив удивленный взгляд Иден, Тори поспешно сказала:
- Не подумай, что я этим злоупотребляю, вообще я равнодушна к спиртному. Просто сейчас… так получилось.
- У тебя неприятности? – спросила Иден, скорее из вежливости, чем из любопытства.
- Да, наверное, - Виктория вздохнула. – Иден, мне кажется, я совершила глупость.
- Вот как?
- Ты веришь в то, что первая любовь никогда не забывается?
Иден вздрогнула, как от удара током. Меньше всего она ожидала услышать от Виктории вопрос, настолько перекликающийся с ее тайными мыслями.
- Сложно сказать…
- Знаешь, когда-то давно я любила одного человека. Потом мы расстались, из-за того, что не совпадали наши взгляды на жизнь, или просто по глупости. Сейчас я думаю, что именно по глупости. Но я никогда не могла забыть его, думала о нем… о том, как все могло бы быть, если бы мы остались вместе. Понимаешь, о чем я?
- Да… понимаю.
- А на днях я встретила его снова, совершенно неожиданно, здесь, в Вегасе. Это было, как чудо… вспоминаешь о человеке, которого не видела много лет, и вдруг он появляется перед тобой, - рассказывая и прихлебывая виски, Виктория стремительно хмелела.
- Должно быть, тебе сейчас нелегко.
- Но это еще не все. Мы поговорили, вспомнили прошлое, а потом… ты понимаешь… мы с ним стали близки. Это было прекрасно, совсем, как раньше, даже лучше. Но, ты же знаешь, сейчас я не одна… мы с Энтони… с моим козликом…
- Ты любишь его? – внезапно спросила Иден.
- Кого, Энтони? – фыркнула Тори.
- Нет, свою первую любовь.
- Думаю, что да. Люблю.
- А он тебя?
- Вряд ли.
- Но… ты говоришь, что вы… значит, он испытывает к тебе какие-то чувства?
- Это сложно… - Виктория почему-то занервничала. – Понимаешь, он… Когда мы были вместе, он был не совсем в себе.
- Он был пьян?
- Нет, то есть, да, но дело не в этом…
- Надеюсь, ты не влюблена в наркомана?
- О, нет! Как ты могла такое подумать! Я никогда не имела ничего общего с наркотиками и не собираюсь! Про актрис любят распускать грязные слухи, но я выше этого.
- Рада за тебя.
- Но сейчас я не знаю, захочет ли он быть со мной. К тому же, Энтони… Я не люблю его, но все-таки он милый, и он – мой шанс, мое будущее. Я так запуталась, ты не представляешь…
- Представляю.
- О боже, Энтони! Я обещала ему. Иден, мне нужно бежать. Надеюсь, все, что я сказала, останется между нами?
- Можешь не сомневаться. Счастливо.
Виктория ушла, а Иден продолжала думать о ее внезапных откровениях и о том, что они выглядели странной пародией на ее собственные проблемы. Каким простым все видится со стороны. Если бы Иден любила давать советы, она, несомненно, посоветовала бы Виктории расстаться с Тоннелом и вернуться к мужчине, которого та любила. А какой совет она дала бы самой себе? Иден опять была вынуждена себя одернуть. Она-то не стоит перед выбором, она любит Круза и собирается за него замуж. А Роберт… Кем был для нее Роберт сейчас? «Ты первый стук дождя в моё окно, и ветерок, ласкающий мне плечи. Ты тот, кем я больна уже давно. И ты - лекарство, что меня излечит…» - пронеслись в голове неизвестно откуда взявшиеся строки. Боже, она, наверное, сходит с ума! Она должна взять себя в руки. Она должна и она сможет.

29

Круз вышел из ванной, вытираясь на ходу.
- Иден, по-моему, все.
Она придирчиво осмотрела жениха.
- Нет, подожди… Кажется, еще вот здесь, на шее остался тональный крем. О, и за ухом тоже.
- За ухом? А там он как оказался?
- Об этом лучше спросить у сеньориты Анхелики, - улыбнулась Иден. – Подожди, я все сделаю.
Она взяла в ванной несколько ватных дисков, вернулась к Крузу и начала старательно оттирать остатки грима. Круз следил за ее движениями, потом погладил Иден по щеке.
- Детка… Я так скучал по тебе.
Он потянулся губами к губам Иден. Она не отстранилась, но Круз почувствовал какое-то напряжение в ней и остановился.
- Иден, что-то не так?
- Не знаю… Нет, все в порядке, просто эта ситуация выбивает меня из колеи.
- Мы и раньше бывали в переделках, но тогда тебя это наоборот заводило. Иден, что с тобой происходит?
- Я не знаю, что тебе ответить. Мне самой не нравится то, что происходит, мне не нравится эта история, не нравится этот город! Скорей бы вернуться домой. Милый, когда со всем этим будет покончено, и мы вернемся в Санта-Барбару, все будет, как раньше. Обещаю.
- Хорошо, - Круз обнял Иден. – Покончить с этим нужно как можно скорее. Возможно, стоило бы обратиться в местную полицию. Но, боюсь, в этом городе найдется немало продажных копов, если мы не хотим спугнуть Тоннела раньше времени, придется действовать самостоятельно. Теперь мы знаем, где и когда.
- Что мы будем делать?
- Иден, я справлюсь один, тебе лучше остаться в отеле.
- Круз!
- Ну хорошо, дорогая, мы все сделаем вместе. Дождемся передачи «LA42» курьеру покупателя и выкрадем препарат у него, по дороге в аэропорт. После этого можно будет передать всю информацию надежному человеку из местной полиции, я знаю одного. И тогда мы спокойно вернемся в Санта-Барбару и забудем все это, как дурной сон. Согласна?
- Да…
- Только до отъезда тебе нужно будет сделать еще кое-что.
- Что именно?
Круз выразительно посмотрел на нее.
- Ты ведь до сих пор носишь фамилию Барр. Забыла?
Иден потерянно взглянула на жениха и тяжело вздохнула. Разве могла она забыть об этом?
 
Sweet_and_SimpleДата: Понедельник, 05.03.2012, 15:36 | Сообщение # 8
Наутилус
Группа: Друзья
Сообщений: 20
Награды: 4
Репутация: 1
Статус: Offline
30

- Ты не мог бы убрать ногу? – прошептала Иден.
- Извини. Так лучше?
- Да, спасибо.
- Я предлагал тебе остаться в отеле.
- Уже начинаю жалеть, что не послушалась.

Они второй час прятались в кузове небольшого фургончика. Внутри было невыносимо душно, блузка на Иден насквозь промокла от пота и прилипла к телу. Оставалось догадываться, какие муки испытывал Круз в джинсах, которые, как обычно, были на два размера меньше допустимого. Время от времени он ерзал, чем очень раздражал Иден. Она вспомнила, как пару раз намекала Крузу, что это пристрастие выглядит странновато, однажды Иден даже подарила Крузу джинсы его настоящего размера. Но они так и валялись где-то в шкафу в плавучем доме, ее избранник даже не соизволил отодрать этикетку. Девушке пришлось смириться и признать, что мужчины имеют право на свои маленькие странности.

Наконец хлопнули дверцы кабины и автомобиль тронулся. Видимо, передача товара все-таки состоялась. Кому именно люди Тоннела продали товар, Иден и Круз разглядеть не успели, они только поняли, что покупателей двое. К счастью, покупатели приехали не в легковой машине, а в бронированном фургоне, куда Иден и Крузу удалось пробраться. План был рискованный, действовать пришлось наобум, но другого выхода у них не было. Подождав минут пятнадцать, Круз достал пистолет и приставил к затылку покупателя, который сидел рядом с водителем.

- Спокойно, приятель. Не делай резких движений. Скажи водителю, чтобы ехал по дороге к аэропорту.
Мужчина замер, но не выполнил приказа, поэтому Круз добавил:
- Или вышибу тебе мозги.
Мужчина произнес несколько слов на языке, который не был знаком ни Крузу, ни Иден, после чего водитель развернул машину.
- Не знаю, говоришь ли ты по-английски, но рад, что ты меня понял. Передай мне чемоданчик. Медленно.
Иностранец поднял чемоданчик, лежавший у него на коленях, и осторожно передал Крузу. Тот отдал его Иден.
- Молодец. Теперь скажи водителю, чтобы остановился на обочине.
Распоряжение было переведено и выполнено.
- Теперь вышли из машины. Оба!

Дальше события разворачивались так стремительно, что Иден не успевала их осознавать. Арабы (а девушка решила считать этих двоих именно арабами) послушно вышли из машины и встали на обочине под дулом пистолета. Затем один из них сделал несколько неуловимых движений, в результате которых Круз остался лежать в дорожной пыли, его пистолет оказался у араба-пассажира, а ее, Иден, чересчур крепко прижимал к себе араб-водитель, приставив другой пистолет к ее виску. «Нужно было обыскать и водителя», - пронеслось в голове у Иден. Впрочем, она тут же признала, что идея несколько запоздала.

- Кто вы такие? На кого вы работаете? - спросил араб-пассажир на прекрасном английском.

«А что будет, если Круз скажет: Полицейское Управление Санта-Барбары?» - начала размышлять Иден. «Наверное, они будут выяснять, что такое Санта-Барбара, откуда им знать. Дикие люди». Она хотела еще подумать, почему в экстремальных ситуациях в голову всегда лезет всякая ерунда, но не успела.

31

- Полицейское Управление Санта-Барбары, - действительно ответил Круз.
- Воистину, Аллах не ведет прямым путем того, кто грешит и лжет, - наставительно произнес араб. У Иден вдруг возникло чувство, что он чем-то похож на Круза. – Поднимайся и спускайся вниз.
- Это как? – не понял Круз.
- Туда, - мотнул головой араб в сторону от дороги, где виднелись то ли полуразрушенные, то ли недостроенные сооружения. Круз встал и направился в указанном направлении, водитель толкнул Иден и она пошла следом.
- Лицом к стене.
Круз повиновался, Иден тоже. До нее вдруг дошло, что сейчас их будут убивать. Это было настолько просто и ясно, что девушке наконец-то сделалось страшно. Перед глазами совершенно некстати возникло лицо Роберта, и Иден зажмурилась. Перед смертью ей бы следовало подумать о вечном, а вовсе не о фиктивном супруге. «А если я буду убита в качестве миссис Барр, кто потом будет моим мужем на том свете?» Эта мысль не лезла уже вообще ни в какие ворота, поэтому Иден отогнала ее и просто стала ждать, когда что-нибудь произойдет.

Вскоре что-то действительно произошло. Прозвучал выстрел. Иден, забыв обо всем, закричала:
-Круз! – и повернулась, нисколько не сомневаясь, что увидит лежащее в пыли окровавленное тело жениха. Но Круз стоял рядом целый и невредимый, а вот один из арабов и правда лежал на земле. В районе его правого плеча расползалось алое пятно. Рядом со вторым стоял Роберт, держа в руках пистолет (видимо, принадлежавший раненному арабу, а до него – Крузу).
- Роберт… что ты здесь делаешь?
- Тоже задаю себе этот вопрос, - ответил Роберт. – Ты цела?
- Да…
- Хорошо, - сказал Роберт, и как следует стукнул по затылку пистолетом второго араба. Тот упал.
- Барр? Как ты здесь очутился? – наконец подал голос Круз.
- Ты не рад меня видеть? – широко улыбнулся Роберт.
- Представь себе, не рад. Если бы ты согласился сотрудничать, мы бы все сейчас здесь не оказались.
- Вы бы не оказались здесь, если бы ты, Кастильо, умел думать дальше, чем на ход вперед. Тебе не кажется странным, что кто-то должен это делать за тебя?
- Теперь преступник будет учить меня жизни?
- Круз! – воскликнула Иден с укором. – Ты мог бы поблагодарить его. Если бы не Роберт, мы с тобой сейчас лежали на их месте.
- Если бы не Роберт, у нас бы вообще не было проблем! – не сдержался Круз, но сразу взял себя в руки. – Иден, давай обсудим это позже.
- Действительно, - поддержал его Роберт. – Думаю, нам не стоит здесь задерживаться.
Он повернулся и пошел в сторону шоссе. Жених и невеста двинулись следом. Рядом с фургончиком арабов стояла машина Роберта.
- А что станет с ними? – спросила Иден, глядя на фургон.
- Жить будут, - равнодушно ответил Роберт.
- Роберт… спасибо.
Он ответил ей долгим взглядом, от которого у Иден перехватило дыхание.
- Барр, подбросишь нас до города? – спросил Круз, которому этот взгляд пришелся не по душе.
- Разумеется.
Все трое ехали молча. С Иден творилось что-то странное. Тела арабов, Роберт с пистолетом, пережитый страх… Из глубин ее памяти рвалось наружу что-то, чего она никак не могла понять. Девушка почувствовала, что ей не хватает воздуха.
- Детка, что с тобой?
- Не знаю… наверное, это от стресса. Со мной все будет в порядке.
Когда машина остановилась возле отеля, Круз сказал, выходя:
- Барр, мы с тобой еще поговорим.
- Жду с нетерпением, - отозвался Роберт.
- Иден… ты идешь?
- Круз, извини. Мне нужно поговорить с Робертом… наедине.
- Ты уверена?
- Да.
Круз заколебался, но все-таки ушел, сказав на прощание:
- Жду тебя в номере.
 
Sweet_and_SimpleДата: Понедельник, 05.03.2012, 15:37 | Сообщение # 9
Наутилус
Группа: Друзья
Сообщений: 20
Награды: 4
Репутация: 1
Статус: Offline
32

Как странно, прошло меньше двух недель с тех пор, как она была здесь в последний раз. Иден прошлась по комнате, понимая, что скучала по этой необжитой квартире, которая совсем не отражала характера своего хозяина. Но здесь они с Робертом какое-то время жили вдвоем. Тогда он еще думала, что их не связывает ничего, кроме липового свидетельства о браке и необъяснимого влечения друг к другу. Необъяснимого… Собственная память казалась Иден хрустальной статуэткой, которую злая судьба швырнула об стену, чтобы та разбилась на тысячу сверкающих осколков. А сейчас ей приходилось терпеливо собирать их в одно целое, наугад, не зная, что должно получиться в итоге. Как в грустной сказке, которую ей читали в детстве, где мальчик собирал из льдинок слово «вечность». Зачем он это делал, Иден не помнила. Зато теперь она вспомнила многое другое.

- Я убила человека, - произнесла она.
- Ты… вспомнила?
- Да. Я убила Рауля. Ты ушел с его телом. С тех пор я больше никогда тебя не видела. Я ждала тебя, но ты так и не вернулся. Потом приехал папа и забрал меня. Я больше не хотела жить, - Иден произносила короткие, отрывистые фразы, как будто говоря не о себе. Та девушка, с которой происходило все это, жизнелюбивая и бесстрашная семнадцатилетняя глупышка… Где она теперь? Где то невозможное счастье, в котором она купалась, которое казалось слишком огромным даже ей, для которой целый мир был тесен? Где страх, отчаяние, опустошенность, которые пришли потом? Где она взяла силы, чтобы пережить их и забыть? Может быть, если бы ей удалось вспомнить, стало бы легче и сейчас…

- Ты никого не убивала.
- Роберт, что ты говоришь? Я помню, помню все. Ты тоже знал, что я это сделала, поэтому унес тело… Почему ты не вернулся? Роберт, почему ты не вернулся? – Иден почти кричала.
- Мне помешали, Иден. Ты думаешь, я мог бросить тебя?
- Тогда почему?
Роберт не отвечал, но Иден вдруг поняла, что знает ответ.
- Тебя арестовали?
В нем боролись желание скрыть от нее правду и желание, чтобы она наконец узнала ее, чтобы поняла все, что творилось с ним за эти годы. Если он и мог с кем-то этим поделиться, то только с ней, с Иден, только она могла понять. Но разве Роберт был вправе взвалить этот груз на нее, невиновную ни в убийстве, ни в предательстве? Он продолжал молчать, глядя куда-то вдаль.
- Роберт, посмотри на меня! Ты должен мне рассказать. Пойми, это моя жизнь и я имею право о ней знать.
- Это моя жизнь. Или то, что от нее осталось. Какое тебе дело до всего этого? – вырвалось у Роберта, и от горечи и отчаяния в его голосе Иден похолодела.
- Роберт… ты взял на себя мою вину?
- В смерти Рауля не было твоей вины. Он умер от удара, нанесенного другим человеком. Помнишь Джерри Калхауна?
- Да… он исчез полгода назад. Его семья до сих пор его разыскивает.
- Полгода назад я нашел его и вынудил сознаться. Официально подтвердить свои показания он не захотел, просто сбежал.
- Но как ты узнал?
- У меня было время все обдумать.
- Роберт… ты…
Это было слишком страшно, чтобы быть правдой.
- Почему ты не дал мне знать?
- Я писал тебе… первое время. Когда я оказался на свободе, я сразу нашел тебя, но ты просто прошла мимо.
- Когда это было?
- Чуть больше года назад.
Пять лет. Роберт просидел в тюрьме пять лет, пока она жила своей жизнью, не помня ни о чем. Иден обессилено опустилась на диван. Ее била дрожь, хотелось разрыдаться, но слез не было. Роберт прижал ее к себе, баюкая, как ребенка. Он жалел о каждом произнесенном слове, сейчас он понимал, что должен был скрыть правду любой ценой, но было уже слишком поздно.
- Иден… Иден… Прости меня, я не должен был этого делать. Ты не заслуживаешь этого. Ты не виновата, слышишь? Ты ни в чем не виновата. Всё, всё…
И Иден все-таки заплакала, безудержно и самозабвенно. Она плакала о Роберте и его искалеченной жизни, о себе, о любви, которая казалась вечной, о красивой сказке о рыбаке и русалке, о тех днях на Сиренас, которых они лишились не по своей вине. Просто кто-то наверху захотел, чтобы так случилось, а теперь… Иден не знала, что будет с ними теперь. Она просто рыдала в объятиях мужчины, рядом с которым когда-то мечтала провести всю свою жизнь и встретить смерть.

33

Роберт отвез Иден в отель и вернулся к себе. С тех пор, как Иден появилась перед ним, словно материализовавшаяся фантазия, он находился в невероятном напряжении, которого сам не осознавал. Он так отчаянно хотел вернуть Иден воспоминания, вернуть им утраченную любовь, вернуть себе – себя… Но Роберт не знал, чем это обернется для них обоих. С другими все всегда было просто, они были предсказуемы и не имели значения. Но с Иден было иначе. Он чувствовал облегчение от того, что ему больше нечего скрывать от нее, но в то же время Роберту было страшно. Они подошли к краю, что бы не решила Иден, это решение должно было стать окончательным, и это не могло не пугать. Сейчас она попросила просто дать ей время… Что ж, Роберт готов был ждать. А что еще ему оставалось?

Поглощенный мыслями, Роберт не сразу заметил, что был в квартире не один. Он понял это только когда увидел огонек сигареты, светящийся в темноте.

- Хант? Что за привычка входить в чужой дом без приглашения?
- Привет, Роберт. А где же твоя очаровательная жена? Надеюсь, она до сих пор не в больнице?
- Спасибо, Иден гораздо лучше. Крейг, ты пришел справиться о ее здоровье?
- Я пришел, чтобы побеседовать с тобой.
- От имени Тоннела?
- Нет, от своего. Бобби… я могу называть тебя Бобби? Странно, что мы уже долго работаем вместе, но при этом так мало знакомы. Мне захотелось узнать тебя поближе.
- Неужели?
- Да, люблю интересных людей. В прошлом году Энтони откопал тебя неизвестно где, привез сюда, и ты сразу пошел в гору. Сейчас ты управляешь всеми крупными финансовыми проектами, даже фирму, которая представляет интересы Тоннела, назвали твоим именем. Бобби, я восхищаюсь твоими талантами.
- Весьма польщен, - Роберт не мог понять, к чему ведет Хант, но все это ему совсем не нравилось.
- Я спросил себя, в чем секрет твоего успеха. Ты не пьешь, не куришь, ведешь здоровый образ жизни, но о твоем прошлом известно немного. Зато о настоящем мне удалось узнать гораздо больше…
- Крейг, может быть, перейдешь ближе к делу? – спросил Роберт, теряя терпение.
- Ладно. Недавно ты резко сменил сферу деятельности и занялся новым проектом, как его там… какое-то идиотское название. Неважно. Но здесь удача тебе, похоже, изменила. Ты руководил разработкой препарата, который был похищен. Удивительно, через час после этого я встретил вас с супругой недалеко от бункера. Кажется, ты не справился с управлением. С каждым может случиться, хотя от такого трезвенника я этого не ожидал. Но вот ведь, какая странность, Бобби… Когда я нашел в пустыне вашу машину, я заметил на ней свежие следы от пуль. А через пару часов машина исчезла. Спрашивается, кому мог понадобиться этот металлолом? Следишь за моей мыслью?

Крейг явно наслаждался произведенным эффектом. Роберт молча кивнул.
– Я наведался в бункер и побеседовал с одним из охранников. Оказалось, грабителей было всего лишь двое, причем один из них подозрительно напоминал женщину. Представлешь, как был бы недоволен Энтони, если бы обо всем этом узнал? Я, разумеется, пообещал охране держать язык за зубами. Ты ведь тоже не скажешь, правда?
- Хант, чего ты хочешь? Денег?
- Деньги - вещь очень важная. Особенно, когда их нет. Но, знаешь, Бобби, я тут задумался о жизни… Надо же когда-то начинать, мне ведь уже почти тридцать. Я работаю у Энтони гораздо дольше, чем ты, и всегда был предан ему. Я думал, что он это ценит. Но, когда он поручил мне убрать твою жену, я вдруг подумал кое о чем. Сколько блондинок мне придется убить, чтобы чего-то добиться в жизни? Одну? Десять?
- Крейг, ты мог бы задуматься об этом гораздо раньше. Ты что, и впрямь надеялся сделать карьеру, выполняя сомнительные поручения и пугая людей паяльником?
- Откуда я знаю, на что надеялся? Но теперь все будет по-другому. Мне нужны возможности, Бобби, если ты понимаешь, о чем я.
- Полагаю, именно я должен тебе их предоставить?
- Рад, что мы поняли друг друга. Еще увидимся, Бобби.

Крейг ушел, оставив Роберта размышлять о том, как опасно иногда бывает недооценивать людей.

34

Круз поглядывал на часы, но Иден все не было. Он не понимал, что происходило между нею и этим Барром, но то, что происходило, Крузу совсем не нравилось. Он собирался выяснить это, с ее помощью или без. Круз подошел к телефону, собираясь связаться с Интерполом, но его прервал звонок в дверь. На пороге стояла Виктория.

- Тори? Как ты меня нашла?
- Здравствуй, Круз. Попросила кое-кого. Знаешь, этот отель принадлежит одному моему другу. Ты позволишь мне войти?
- Да, конечно, - Круз посторонился, пропуская девушку. Ему совсем не хотелось сейчас говорить с ней. В тот вечер, когда он приехал в Лас-Вегас и застал Иден с Барром, он, кажется, встретил Викторию. Они о чем-то говорили, но Круз плохо помнил, о чем именно. Кажется, это был дежурный, слегка натянутый разговор, какие происходят между случайно встретившимися бывшими любовниками, которых давно ничто не связывает. Круз не помнил подробностей событий этой ночи, и это не давало ему покоя. Неужели он столько выпил? Три стакана виски не могли так на него подействовать, однако последнее, что он помнил – это сидящую напротив Викторию, дальше шло сразу утро следующего дня.

- Признаться, после нашей встречи я думала, что ты сам меня найдешь.
- Тори… Извини, но я был занят. Очень много дел, к тому же, я здесь со своей невестой.
- С невестой? – ошеломленно переспросила Виктория.
- Разве я не говорил тебе о ней?
- Круз… ты… ты ничего не помнишь?
- Что именно я должен помнить? – медленно спросил Круз, холодея от дурного предчувствия.
Вместо ответа Виктория громко расплакалась.
- Тори… Виктория… - Круз подошел к ней. Он никогда не мог спокойно смотреть на плачущую женщину. – Успокойся и расскажи, что случилось.
- Не могу поверить… Как ты можешь не помнить? – всхлипывая, проговорила она. – Мне лучше уйти.
- Ты не можешь уйти в таком состоянии. Присядь. Я принесу воды.

Прошло минут пятнадцать, прежде чем Тори немного успокоилась и смогла говорить.
- Если ты забыл обо всем, мне не стоит тебе напоминать. Так будет лучше.
- Да о чем я забыл? О чем ты говоришь?
- Круз… той ночью мы с тобой…
- Мы занимались любовью? – спросил он, не сумев скрыть ужаса.
Она молча кивнула. Круз побледнел, насколько это было возможно. Он не мог поверить в то, что услышал. Он изменил Иден? Но как? Круз редко сомневался в чем-либо, а в себе не сомневался вообще никогда. И он точно знал, что никакое опьянение не заставило бы его совершить настолько аморальный поступок. Круз Кастильо, опустившийся до уровня обычной пьяной скотины? Немыслимо! Но зачем Виктории лгать?
- Ты уверена в этом?
- Как я могу быть не уверена? – возмутилась она.
- Прости, - опытный взгляд полицейского убеждал Круза в том, что Тори говорила правду, но не всю. Так оно и было.
- Круз… Это еще не все, - прошептала она, умоляюще глядя на него.
- Что еще? – спросил он внезапно охрипшим голосом.
- Я беременна.

Круз встретил эту новость трагическим молчанием, которому могла бы позавидовать сама Виктория в свои лучшие минуты на сцене. Пауза длилась и длилась, а прервала ее возникшая в дверях Иден.

- Тори? Круз?
 
Sweet_and_SimpleДата: Понедельник, 05.03.2012, 15:37 | Сообщение # 10
Наутилус
Группа: Друзья
Сообщений: 20
Награды: 4
Репутация: 1
Статус: Offline
35

Заплаканная Виктория и утешающий ее Круз. Меньше всего Иден ожидала застать в номере такую картину, но она сразу себя успокоила. Должно быть, Тори опять пришла к ней пооткровенничать и наткнулась на Круза, который повел себя, как истинный джентльмен и стал успокаивать даму.
- Виктория? Что-то случилось?
Виктория подняла глаза, в которых читались отчаяние и мольба. Иден вспомнила, что даже за светской беседой и поглощением пирожных во взгляде Тори почему-то мелькал оттенок тех же чувств, но сейчас они многократно усилились.
- Иден, ты? Вы знакомы с Крузом?
Только актриса могла одной репликой моментально прояснить ситуацию. Иден прислонилась к дверному косяку, с трудом сдерживая смех.
- С Крузом? Ну конечно, мы знакомы. Он мой брат… сводный. Почти двоюродный. Приехал в Вегас, чтобы поздравить меня с бракосочетанием. А вы уже познакомились? Круз, Виктория – подруга Энтони Тоннела, я тебе о ней говорила. Тори, а Круз, видимо, тот самый твой старый друг?

Она не выдержала и расхохоталась. Иден и сама понимала, что это всего лишь истерика, просто прорвалось напряжение, копившееся в ней и не нашедшее выхода даже в недавних слезах. Она-то мучилась, не зная, как рассказать жениху обо всем, что ее связывает с Робертом! А он, оказывается, тоже мог бы кое-чем с ней поделиться. Наверное, они с Крузом действительно идеальная пара, оба полны загадок и сюрпризов. У всех есть прошлое, но почему-то каждый человек считает, что происходящее с ним уникально и ни на что больше не похоже. Все это было действительно смешно. Наконец Иден сумела взять себя в руки. Виктория тем временем молча выбежала из номера. Круз сделал шаг за ней, потом повернулся к Иден, не зная, что сказать.

- Иден, детка… Происходит что-то непонятное.
- О, да! – ответила Иден. С этим она была вполне согласна.
- Я должен найти эту женщину и поговорить с ней. Я все объясню тебе потом. Прости, но это действительно очень важно, - Круз быстро вышел из номера.

Иден медленно закрыла за ним дверь. Признаки истерики пропали, следом за ними на Иден накатила волна бесконечной усталости. Здесь было что-то не так. Круз не мог ей изменить, даже если бы напился, как он напился в тот вечер. Рациональная часть сознания Иден в этом не сомневалась. Чтобы заглушить морально-этические причины, мешающие пойти на измену, Крузу бы пришлось выпить столько, что измена стала бы невозможна по причинам физиологическим. Но, даже если бы это вдруг произошло, потом он вел бы себя с Иден иначе и сейчас не убежал бы догонять Викторию. Иден вдруг поняла, что у нее нет желания об этом думать и пытаться объяснить причины странного поведения жениха. Кажется, она даже не испытывала ревности при мысли о его возможной измене, только недоумение. Иден прилегла на диван, обнявшись с подушкой, и закрыла глаза. Когда она проснется, она обязательно все обдумает, все решит, со всем разберется. Только не сейчас. Иден вспомнила слова Роберта: «Я буду ждать». Роберт, Круз, прошлое, настоящее, чувство вины и чувство долга, сомнения, желания, надежды … все это может подождать. А сейчас она просто немножко поспит.

36

Иден проснулась от настойчивого стука в дверь. Сколько она проспала? За окном было уже совсем темно. Кто бы это мог быть… Круз… Роберт… Тори со своими рыданиями… На пороге с нетерпеливым выражением лица стояла Келли. Увидев Иден, она улыбнулась и бросилась сестре на шею.
- Иден! Я соскучилась. Что с тобой, ты спала? Я думала, вам с Крузом в Лас-Вегасе не до сна. И вы могли бы повесить на дверь табличку «не беспокоить».
- Келли? Как ты здесь оказалась? – Иден вскользь подумала, что этот вопрос мог бы победить в номинации «вопрос месяца».
- Я здесь в качестве представителя «Кепвелл Интерпрайзис» на переговорах с «Аркетт Фармасьютиклз». Раз вам с Крузом совсем не до этого, - Келли лукаво улыбнулась. – Папа правильно понял ситуацию, и отправил меня на выручку.
- Ты уверена, что правильно? – пробормотала Иден.
- Как я успела выяснить, у Томаса Аркетта какие-то личные проблемы, теперь на переговорах его компанию будет представлять другой человек. Кстати, ты не знаешь, что случилось с Аркеттом?
- Представления не имею, - нагло соврала Иден.
- Ну да, вы же репетируете медовый месяц, - хихикнула Келли, но осеклась, увидев выражение лица сестры. – А где Круз?
- Он… Я не знаю, - на этот раз Иден ответила честно.
- Иден! Что у вас здесь творится?
Иден вздохнула.
- Хочешь чаю?
- Я хочу чаю. Но не думай, что сможешь так просто сменить тему разговора. Мы вместе пойдем и заварим чай, а потом ты мне все расскажешь.

Спустя сорок минут сестры допивали чай. Келли молчала, обдумывая то, что услышала от сестры. Иден тоже молчала, ей пока нечего было добавить к сказанному. Она рассказала о Роберте, опустив подробности о Тоннеле, препарате, а также о своей новой фамилии. Вовсе незачем было впутывать в это Келли, но Иден было необходимо поделиться своими переживаниями с кем-то, кто лично не заинтересован в их исходе, но способен все правильно понять. Никто не подходил для этого лучше Келли, поэтому Иден была рада, что ее младшая сестра сейчас рядом.

- Это все так странно… - наконец сказала Келли. – Встречаешь человека и думаешь, что он – тот самый, собираешься провести с ним всю жизнь, строишь планы… а потом вдруг встречаешь другого… Иден, неужели так бывает? Знаешь, когда я смотрела на вас с Крузом, мне казалось, что именно вы придумали любовь. Вы же просто созданы друг для друга.
- Я тоже так думала…
- А теперь?
- Хотела бы я знать.
- Но ты и Роберт… Ты столько лет даже не вспоминала о нем.
- Я не знаю, почему все забыла. Может быть, дело в той аварии… в Швейцарии, помнишь? Но сейчас эти воспоминания не кажутся мне чем-то, что осталось в прошлом. Как будто все произошло со мной вчера… Как будто нас с Робертом только что разлучили, и боль от разлуки так же сильна, как шесть лет назад.
- А Круз? Ты любишь его?
Иден не нашла, что сказать. Еще вчера она бы не задумываясь ответила, что любит Круза, потому что есть вещи, над которыми незачем задумываться и есть вопросы, которые не нужно задавать себе снова и снова. Но сейчас она не знала ответа. То чувство, которое она испытывала в объятиях Роберта… И то, что она испытала, узнав об измене Круза… Нет, это была совсем не боль и не ревность. Иден почувствовала облегчение, и ей было страшно признаться себе в этом.
- Ладно, можешь не отвечать, - сказала Келли, сделав выводы из молчания сестры. – Расскажи мне о Роберте. Какой он?
- Он… Он сильный, бесстрашный. Гордый до высокомерия и отчаянно ранимый в глубине души. Он выглядит циничным, но в чем-то он совсем мальчишка. Он ничего не делает наполовину, как будто весь состоит из крайностей. Но он способен любить… любить так, как никто больше. Он способен подарить женщине целый мир, сам при этом становясь ее миром и открывая в ней то, чему нет названия и без чего жизнь невозможна… Он… - Иден не договорила, забыв, где она и с кем, погрузившись в собственные мысли.
Келли внимательно смотрела на нее, потом произнесла:
- Бедный Круз. Хочешь, я поговорю с ним?
- Нет, Келли, спасибо. Я должна сделать это сама. Не знаю, как, но я это сделаю.

37

- В последнее время я недоволен тобой, Барр. Знаешь, почему?
Роберту пришло в голову, что Энтони уже все знает, поэтому и вызвал его. Но откуда? Хант? Нет, ему слишком выгодно молчать. Или Хант рассчитывал получить от Тоннела за информацию больше, чем от него? Вряд ли. Если Тоннел получил информацию из другого источника, Крейг будет очень разочарован. Роберт едва удержался от усмешки, представив выражение его лица. Подавив приступ несвоевременного веселья, он сказал:
- Думаю, дело в «LA42».
- На твоем месте я бы не думал, а действовал.
- Неделя еще не прошла, Энтони.
- За это время произошло кое-что еще. Ты руководил передачей препарата покупателю?
- Разумеется, как мы и условились. Деньги получены, товар передан, все прошло без накладок.
- Тебе так кажется. Спустя час на курьеров покупателя напали и похитили у них товар.
- Это уже их проблемы.
- Наши ближневосточные друзья считают, что информация о сделке уходила от нас на сторону, поэтому ограбление произошло в нужное время в нужном месте.
- Пусть докажут, - пожал плечами Роберт.
- Им это ни к чему. Ты знаешь этих арабских головорезов, если они что-то вобьют себе в голову… Сейчас нам совсем не нужны конфликты такого рода.
- Чего они хотят?
- Партию препарата, аналогичную похищенной. Или…
- Но у нас больше нет формулы.
- Не перебивай меня, Барр, - произнес Энтони с таким выражением, что Роберту стало не по себе. – Наши арабские друзья не были категоричны. Им нужен препарат, но они согласны и на голову того, кто отвечал за сделку, а также головы его родственников. Они считают, что это справедливо. У них такие традиции, понимаешь?
- Понимаю, - ответил Роберт. У него почему-то пересохло во рту.
- И я не спорю. Они по-своему правы. За все нужно нести ответственность. Тем более, что ты, Роберт, меня сильно разочаровал. Ты прекрасно справлялся с финансами, но в серьезном деле показал себя не лучшим образом. Я ожидал от большего.
- Я все исправлю, Энтони. Я найду похитителей.
- Это твоя последняя попытка, Барр. Других не будет.
- Я понял.
- И еще. Как продвигается сделка с Восточным побережьем?
- Об этом я хотел поговорить с вами. В истории с препаратом на карту поставлена не только моя жизнь. Хотя, и она мне по-своему дорога. Но речь идет о нашем престиже, поэтому я хотел бы отстраниться от управления «Барр Индастриз» и заняться вплотную похитителями.
- А кто же займется финансами?
- Ими мог бы заняться Хант.
Тоннел удивленно посмотрел на Роберта.
- Я думал, что привык к твоим нестандартным идеям. Но такого не ожидал.
- Думаю, он справится. На первых порах я прослежу.
- Ладно. Отвечаешь за это, как всегда, ты, все той же частью тела. Не забывай об этом, Барр. Можешь идти.

Роберт чувствовал себя так, как будто на его шее сжимались чьи-то холодные скользкие лапы. Ему удалось выиграть немного времени с Тоннелом, отвлечь внимание Ханта, но что дальше? Отличие ближневосточных традиций от американских ему совсем не нравилось. «Головы родственников…» А ведь у них действительно так принято. Роберта передернуло. Единственным его родственником, точнее родственницей, в данный момент была Иден, которой он обещал защиту, и собирался выполнить обещание любой ценой. Со всем этим необходимо покончить, и сделать это нужно быстро и окончательно. Раз и навсегда. Энтони хочет получить похитителей, арабы хотят получить похитителей… Что ж, их желания исполнятся.
 
Sweet_and_SimpleДата: Понедельник, 05.03.2012, 15:38 | Сообщение # 11
Наутилус
Группа: Друзья
Сообщений: 20
Награды: 4
Репутация: 1
Статус: Offline
38

Утро Иден встретила еще в большем смятении, чем накануне. Разговор с Келли помог ей понять, что она не просто неравнодушна к Роберту, что ее чувства к нему намного сильнее. Но Круз… Ей придется поговорить с ним начистоту. Необходимость этого разговора пугала Иден, потому что она до сих пор не знала, что именно ему скажет, о чем спросит и к чему все это приведет.

В дверь постучали. На пороге стоял посыльный с коробкой в руках:
- Миссис Барр, вам посылка от мисс Кепвелл.
Иден сунула посыльному чаевые и развернула обертку. Там была коробка шоколадных конфет и записка: «Я хотела прислать щетку и совок, чтобы ты навела порядок в своих мыслях, но все уже разобрали уборщицы. Поэтому посылаю тебе конфеты для поднятия настроения. Целую, Келли» Иден улыбнулась и сунула в рот конфетку. Снова стук в дверь.
- Цветы для миссис Барр.
На этот раз посыльный держал огромную корзину с алыми розами.
- От кого?
- Отправитель неизвестен.
- Хорошо, спасибо.

Роберт прислал ей розы? Как странно. Почему-то Иден не ожидала такого от него, по крайней мере, не сейчас. Что это значит, Роберт торопит ее с ответом? Он обещал ждать, и девушке казалось, что он хорошо понимает ее состояние, не станет на нее давить, а позволит разобраться во всем самой. Но если это не Роберт, то кто? Круз? Иден вдруг ахнула и вскочила. Круз не ночевал в номере и не давал о себе знать. Где он? И как она могла вспомнить об этом только сейчас! Она бросилась к телефону:
- Это миссис Барр. Для меня есть сообщения?
- Сообщение от Сиси Кепвелла, он просил ему перезвонить.
- Спасибо. Еще что-нибудь?
- Да. Сообщение от Круза Кастильо. «Детка, не жди меня. Завтра я все объясню».
- Спасибо…
Иден положила трубку. Что бы все это ни значило, цветы были явно не от Круза. Тогда все-таки Роберт… В дверь в третий раз постучали.

- Роберт?
- Иден. Я могу войти?
- Да… Конечно. Я не ждала тебя.
- Я не хотел тебя беспокоить. И не стал бы этого делать, если бы не возникли непредвиденные обстоятельства. Ты одна?
- Да, - Иден не стала ничего говорить о Крузе, поскольку не представляла, что сказать. «Мой жених переспал с любовницей твоего босса, всю ночь бегал за ней по Лас-Вегасу и до сих пор не вернулся…» Пожалуй, это было чересчур.
- О чем ты хотел поговорить?
- О нашем разводе.
- Что?
- Мы ведь договаривались об этом.
- Да, но…
- Мы оформили брак, потому что моя фамилия гарантировала твою безопасность. В этом больше нет необходимости.
- Роберт, что произошло?
- Ничего. Иден… - он смотрел на нее с напряженным вниманием, как будто пытаясь увидеть что-то в ее глазах, минуя ненужные объяснения. – Ты… ты хочешь остаться моей женой?
- Наш брак все равно недействителен, - Иден попыталась уйти от ответа, к которому не была готова. – Ведь Барр – не твоя настоящая фамилия.
- Не играй со мной, Иден, - порывисто произнес Роберт и шагнул к ней. Они стояли совсем близко, не касаясь друг друга, но в воздухе словно потрескивали электрические разряды.
- Тогда перестань торопить меня, - ответила она, глядя на него одновременно со страхом и вызовом. – Сначала эти розы, теперь разговор о разводе… Ты хочешь, чтобы я скорее бросилась в твои объятия, сама не понимая, что делаю?
Во взгляде Роберта ясно читалось, как сильно он хотел этого сейчас. Прошло несколько бесконечно долгих мгновений, прежде чем он ответил:
- Нет, Иден. Я долго ждал этого и готов ждать еще.
Он отошел от нее, затем вдруг обернулся.
- Розы? Какие розы?
- Ты же прислал мне цветы… - полувопросительно произнесла Иден.
- Я ничего тебе не посылал.
- Но…
- Где они? – резко спросил Роберт, хотя корзина с розами стояла на столе прямо перед его носом. Девушка кивнула на нее. Роберт бросился к корзине и искать в ней что-то, а Иден стояла рядом и молча смотрела, как цветы мнутся и ломаются в его руках. Наконец он извлек из глубины корзины небольшой предмет.
- Что это?
- Подслушивающее устройство, - Роберт сжал кулак и раздавил жучок. – Все еще хуже, чем я предполагал.
- Объясни! – потребовала Иден, но в этот момент дверь открылась, на этот раз без стука, и в номере появился Круз.

39

- Барр.
- Кастильо.
Мужчины обменялись выразительными взглядами.
- Что тебе на этот раз понадобилось?
- Я пришел к своей жене, - вызывающе-насмешливо ответил Роберт.
- Ты хотел сказать: к моей невесте?
- Называй, как хочешь. Суть от этого не меняется.
- Я слишком часто тебя вижу, и мне это совсем не нравится.
- В этом городе чужой – ты, Кастильо.
- А ты здесь у себя дома? Смотри, как бы тебе не пришлось сменить место жительства.
- Это угроза?
- Предупреждение.
- Круз! – вмешалась Иден. – Роберт пришел поговорить о разводе.
Она сама не поняла, зачем начала оправдываться, может быть, по привычке. По сравнению с Крузом, который неизвестно чем занимался с Викторией и неизвестно где пропадал всю ночь, ей уж точно не в чем было себя винить. В Иден начала просыпаться злость: Круз вернулся, как ни в чем не бывало, прямо с порога накинулся на Роберта, а она должна стоять и ждать, пока альфа-самцы выяснят отношения. С какой стати? А еще Роберт со своим разводом… Иден и не предполагала, что это предложение ее так заденет.
- Роберт, ты не мог бы оставить нас с Крузом наедине? Мы с тобой закончим разговор позже.
- Иден…
- Я тебе позвоню.
Он посмотрел на нее, словно обдумывая что-то, потом молча развернулся и вышел.

Иден с Крузом остались в номере вдвоем. Им было, что сказать друг другу, но начать первым никто не решался. Наконец заговорил Круз:
- Я разыскал Викторию. Мы проговорили до утра. Иден, ты должна знать. Той ночью, когда я приехал в Лас-Вегас, между мной и Викторией кое-что произошло, - Круз говорил с отчаянной решимостью, как будто прыгал с обрыва, не зная, что там, внизу. Пусть Иден презирает его или ненавидит, но он обязан сказать ей все, как есть, иначе он перестанет уважать сам себя.
- Я знаю.
- Знаешь?
- Мы ведь знакомы с Викторией. Она любовница Тоннела, а меня начала считать кем-то вроде подруги. Она рассказала мне о ночи, которую провела со своей первой любовью. Только… только я не знала, что ее первой любовью был ты, - Иден говорила почти спокойно. Интересно, могла бы она сохранять такое же спокойствие, если бы не встреча с Робертом не поставила все с ног на голову?
- Иден…
- Круз, я не виню тебя. Ты был пьян и очень расстроен.
- Да, я был пьян, - произнес Круз. – Но, как бы сильно я не был пьян, я не предал бы нашу любовь. Неужели ты не знаешь этого, Иден?
- Я думала, что знаю. Но ведь случилось то, что случилось, правда?
- Это еще не вся правда.
- О чем ты?
- Виктория – любовница Тоннела, помнишь? И она воспользовалась кое-чем, что принадлежало ее любовнику.
Иден потрясенно посмотрела на Круза. Ну конечно! Это все объясняло. Препарат… «Он был не совсем в себе», кажется так сказала Тори. И Круз, покорно, как баран на заклание, шедший за ней в номер. Еще тогда он чем-то напомнил ей Аркетта, но в тот момент Иден не придала этому значения.
- Никогда бы не подумала, что Тори может быть такой дрянью, - с отвращением сказала она. – Она подмешала тебе препарат, чтобы воспользоваться тобой?
Круза передернуло. В такой ситуации ему еще не приходилось бывать, и чувствовал он себя в ней премерзко.
- Она утверждает, что это не так. Виктория не знала о свойствах препарата. Она случайно увидела, как ее любовник дает его кому-то. Тоннел объяснил, что это успокоительное для людей, находящихся в сильном стрессе. Тогда Тори решила взять себе ампулу на всякий случай. Когда мы встретились в баре… Разговор у нас не клеился, и она решила привести меня в порядок.
- Ты ей веришь?
- Я уже не знаю, чему верить! – в отчаянии сказал Круз. Он сказал Иден правду, но не всю, была еще беременность Виктории. Но прошло слишком мало времени, чтобы можно было точно сказать, что это правда. А если это не так, если она все-таки не беременна? Тогда незачем пока об этом говорить.
- Круз… - Иден подошла к жениху и попыталась обнять его. Сейчас она чувствовала острую жалость. Страшно представить, что было бы, окажись она на его месте.
- Иден… Тебе нелегко это принять, я знаю. Ты сможешь меня простить?
- Тебе не за что просить прощения. Это был не ты, слышишь? Ты бы не сделал этого, если бы был собой. У Круза ничего не было с Викторией.
- Я люблю тебя, - Круз крепко сжал Иден в объятиях, мечтая никуда не отпускать от себя. Он не потеряет ее. Он не может ее потерять.
- Круз…
- Да, детка?
- Я тоже должна кое-что тебе рассказать.

40

Келли Кепвелл решила остановиться в том же отеле, что и Иден. После разговора с сестрой ей показалось, что это будет не лишним. Проснувшись утром, Келли спустилась в бар, села у стойки, заказала кофе и погрузилась в отчеты о деятельности «Аркетт Фармасьютиклз», но мысли ее возвращались к Иден. Теперь она понимала, почему сестра забросила дела. Не каждый день получаешь такой привет из прошлого, есть от чего начать вести себя странно. Подумав, Келли пришла к выводу, что отцу вовсе необязательно знать обо всем. Пусть папа считает, что Иден хорошо проводит здесь время с Крузом, узнать правду он всегда успеет. А чтобы у Сиси не возникло подозрений, она должна закончить переговоры с компанией Аркетта сама и сделать это наилучшим образом. Келли понимала, что пока не слишком опытна, но ей очень хотелось показать всем, на что она способна. К тому же, Келли Кепвелл безумно нравилось чувствовать себя деловой женщиной. Представляя себя в этой роли, она так увлеклась, что опрокинула чашку с кофе на документы.
- Компот мне в рот! - Келли достала платок и попыталась спасти бумаги.
- Ух ты! Никогда такого не слышал, - произнес кто-то за ее спиной. Келли обернулась и увидела высокого шатена, который весьма бесцеремонно ее разглядывал. Если бы она знала, что ее слушают, то выразилась бы поделикатней, как и подобает приличной девушке из хорошей семьи. Может быть, сказала бы просто: «Ой!» Но воспитанные люди не комментируют то, что не предназначается для их ушей. Поэтому Келли решила ничего не отвечать незнакомцу, а продолжила вытирать кофейную лужицу платком, который быстро промок насквозь.
- Этот уже никуда не годится, - мужчина, наблюдавший за спасательной операцией, протянул ей свой.
- Бесполезно, - вздохнула Келли. – Документы испорчены. Придется просить, чтобы прислали копии по факсу.
- Влетит от босса? – сочувственно спросил навязчивый тип. За кого он ее принимает, за какую-нибудь секретаршу? Келли порылась в своих запасах, отыскала в них самое-самое высокомерное выражение лица и поинтересовалась:
- У вас других дел нет?
- Нет, прямо сейчас я абсолютно свободен и готов угостить вас коктейлем.
- В девять утра?
- А что тут такого? В Вегасе времени не существует. Здесь особый часовой пояс.
- Неважно, я в любом случае не собираюсь с вами пить. Ни в девять утра, ни в девять вечера.
- Согласен на любой другой вариант. Например, сегодня вечером?
- Вы удивительно напористы.
- Обычно женщин это привлекает. Ну же, соглашайтесь. Я бы показал вам город, вы ведь не отсюда?
- Откуда вы знаете?
- Я бы вас заметил. Так как насчет вечера?
- Никак. Вы не в моем вкусе.
- Вы можете поменять мнение. У меня много скрытых талантов.
- На каком языке я должна сказать «нет», чтобы вы поняли? – Келли собрала остатки документов и встала. Мужчина догнал ее у выхода.
- Если вы будете так быстро бежать, то потеряете туфельку, и мне придется искать вас с ее помощью. Надеюсь, у вас редкий размер?
Келли не выдержала и улыбнулась. Нахал воспринял улыбку, как поощрение и притянул девушку к себе.
- Я знал, что все-таки вам понравился.
Это было уже слишком. Возмущенная девушка наградила незнакомца пощечиной, вырвалась из его рук и гордо удалилась. Келли ужасно хотелось обернуться и посмотреть, какое у него сейчас выражение лица, но она сдержалась. Если бы она это сделала, то увидела бы, что приставучий тип глядел ей вслед, держась за щеку, а в его глазах читалось восхищение.
 
Sweet_and_SimpleДата: Понедельник, 05.03.2012, 15:39 | Сообщение # 12
Наутилус
Группа: Друзья
Сообщений: 20
Награды: 4
Репутация: 1
Статус: Offline
41

- Инспектор, мы благодарны вам за инициативу. Мы немедленно откроем дело и передадим его в ФБР, это в их компетенции. До этого я бы попросил вас и мисс Кепвелл не покидать город.
- Хорошо.
- Но сомневаюсь, что показания мисс Кепвелл помогут пролить свет на это дело.
- Почему? – Круз нахмурился.
- Несколько дней назад она носила фамилию Барр, что ставит под сомнение ее объективность, - начальник департамента с откровенной насмешкой смотрел на Круза.
- Она больше не миссис Барр. И какое это имеет отношение к делу?
Держа данное Иден слово, Круз не упоминал Роберта, однако фамилия этого мерзавца все же всплыла.
- Мистер Кастильо, вам, должно быть, неизвестно, что Роберт Барр, в недавнем прошлом супруг мисс Кепвелл, работает на Энтони Тоннела, против которого вы дали показания, - тон начальника демонстрировал уверенность в том, что Крузу это хорошо известно. – Это наводит на мысль о личных мотивах. Впрочем, разбираться с этим будут в ФБР.
- Разумеется, - ответил Круз, с трудом сдерживая ярость, и вышел из кабинета.

Этот тип смеялся ему в лицо, намекая, что Круз увел жену у Барра, а теперь они вместе пытаются подставить брошенного мужа. Попробовал бы он так поговорить с Крузом на его территории! Крузу совсем не нравился Лас-Вегас. Здесь не уважали закон и издевались над правосудием. Он ни минуты не сомневался, что большая часть департамента и сам начальник кормятся из рук мафии. Это значило, что Тоннел и его шайка выйдут сухими из воды, а Круз не мог допустить этого.

Иден рассказала ему о своем прошлом с этим типом. Этот Барр, похоже, действительно любил ее когда-то, если взял на себя ее вину и сел в тюрьму. Но его место и было в тюрьме, он совершил много поступков, за которые должен был понести наказание. Круз не одобрял, что Иден чувствовала себя обязанной Роберту. А еще он боялся, что эта история для нее вовсе не осталась в прошлом.

- Энрике, привет! Это Круз Кастильо… да… да… как семья, дети?... восьмой?... молодец, приятель, рад за тебя… слушай, скажи мне вот что: на каком сроке можно точно определить беременность?... нет, это связано с одним расследованием. Спасибо, дружище. Береги себя.

Виктория, Виктория… Сейчас Круз сходил из-за нее с ума почти так же сильно, как когда-то. Но на этот раз по другой причине. У него давно не осталось чувств к Тори, Круз любил Иден и только ее одну. Но, если Виктория беременна… Он не допускал и мысли, чтобы отказаться от участия в жизни этого ребенка. Он должен будет присматривать за Тори во время беременности, присутствовать при родах, помогать воспитывать сына или дочь. Но как Иден воспримет это? Что-то встало между ними после того, как он рассказал о своей близости с Тори. Они проводили вечера вдвоем или вместе с Келли, то в ресторанах, то в казино. Иден была особенно внимательна и заботлива с ним, ни слова упрека, напротив, она как будто старалась развлечь его и поднять ему настроение. Круз не понимал, как Иден может быть такой великодушной, до тех пор, пока однажды вечером между ними не произошел один разговор.

- Круз…
- Что, детка?
- Не хочешь поговорить о том, что произошло?
- О чем именно? – не понял он.
- О том, что случилось между тобой и Викторией…
- Иден, это причиняет тебе боль?
- Нет, речь не обо мне. Я думаю о том, какую боль это причинило тебе.
- Иден…
- Круз, тебя принудили к занятию сексом против твоей воли, хоть ты и не помнишь ничего из того, что произошло, но это огромное потрясение. Ты не должен скрывать своих чувств и загонять их внутрь себя. Если хочешь, мы можем поговорить об этом. Но, если не хочешь обсуждать это со мной, есть специалисты…
- Иден! – Круз не верил своим ушам. – Ты считаешь меня жертвой изнасилования?
- Нет, я не это хотела сказать, - Иден растерянно посмотрела на него. – Я просто думаю, что бы я чувствовала на твоем месте и…
Круз лишился дара речи. Он был зол на Иден, на Тори, на самого себя, а главное – на эту нелепую, не укладывавшуюся в голове ситуацию, в которой оказался. Наконец он выговорил:
- Иден, такие вещи нельзя сравнивать. Это совсем другое дело. Я не испытываю никакого потрясения, у меня нет душевной травмы, я просто хочу поскорее забыть об этой истории.
- Прости. Не будем об этом.

Иден заснула, а Круз еще долго ворочался в постели, пытаясь успокоиться. Надо же, он, Круз Кастильо, первый в мире изнасилованный полицейский! Ему многое пришлось повидать в жизни и через многое пройти, но никогда прежде Круз не казался себе нелепым и смешным. Нет, ему не просто не нравился Лас-Вегас, Круз ненавидел этот город.

42

Это был один из лучших ресторанов, и вечером здесь было много народу. Играла музыка. Иден не могла понять, о чем он думает Роберт, он почти не смотрел на нее. Когда пришли документы о разводе, она долго колебалась, прежде чем подписать их. В конце концов Иден не выдержала и позвонила Роберту, но его не оказалось ни в офисе, ни дома. Она оставила ему сообщение, но в тот день он не перезвонил. И вот, спустя неделю она наконец встретилась с Робертом Барром уже будучи Иден Кепвелл.

- Почему ты назначил встречу здесь?
- Тебе не нравится этот ресторан? Можем поехать в другой.
- Ты знаешь, что я не об этом. Ты избегаешь меня, даже документы о разводе прислал с курьером. Роберт, в чем дело?
- Иден, ты предложила встретиться, я пришел.
- Что ты от меня скрываешь?
- Многое. Точнее, о многих обстоятельствах моей жизни я ничего тебе не говорю, потому что они не имеют к тебе отношения. Если хочешь узнать о чем-то, просто задай конкретный вопрос.
Роберт говорил бесцветным тоном, спокойно или даже равнодушно глядя на нее. Но это показное равнодушие не могло обмануть Иден. Он не мог так внезапно перемениться к ней.
- Хорошо, я задам конкретный вопрос. Тебе угрожает опасность?
- Ты называешь это конкретным вопросом? Иден, я бывший уголовник, живу в Лас-Вегасе, работаю на мафиозную организацию. Думаешь, может моя жизнь быть безопасной?
- Совсем недавно ты хотел, чтобы я стала частью твоей жизни. И вдруг присылаешь мне документы о разводе.
- Которые ты подписала.
- Ты ждал, что я этого не сделаю?
Роберт странно посмотрел на нее и ничего не ответил. Иден хотелось закричать, швырнуть в него чем-нибудь, сделать что-то, что заставит Роберта выйти из холодного оцепенения. Вместо этого она тихо спросила:
- Что с нами происходит?
Он вздрогнул и закрыл глаза, словно от боли.
- Иден… Я поторопился. Когда я говорил тебе о нашем прошлом и о своих чувствах, я не учел, насколько опасно тебе оставаться со мной. Я не могу подвергать тебя такому риску.
- Ты… больше не хочешь, чтобы мы были вместе?
- Это единственное, чего я хочу. Ты – всё, что мне нужно в этой жизни.
- Роберт… я не боюсь опасности.
- Ты готова рискнуть всем?
Иден помедлила… Она готова была пойти за Робертом на край света, рискуя жизнью. Но бросить Круза в тяжелый для него момент… она не могла этого сделать, только не сейчас. Роберт, наблюдавший за ее колебаниями, горько усмехнулся.
- Ты не можешь принять решение, а у меня больше нет возможности ждать.
Он поднялся и вышел из ресторана.

43

- Надеюсь, на этот раз ты сообщишь мне что-то новое?
- Мне удалось выяснить, кто ограбил нашу лабораторию.
- Не только лабораторию. Еще и наших покупателей.
- Энтони, наших покупателей никто не грабил.
- Вот как?
- Это была инсценировка. Ограбление бункера – тоже их работа.
Тоннел побарабанил пальцами по столу, обдумывая информацию.
- У тебя есть доказательства?
- Разумеется. Информацию мне предоставил человек, который работает на их базе.
- На базе?
- Она находится в Техасе, на каком-то ранчо. Препарат в данный момент находится там же.
- А зачем, по-твоему, они требуют выдать им виновных в ограблении?
- Пытаются отвести подозрения.
- Или просто водят меня за нос… Сколько людей на базе?
- Приблизительно десять-пятнадцать.
- Расположение базы тебе известно?
- Да.
- Подготовь самолет и собери людей. Вылетаем послезавтра.
- Вы тоже летите?
- Хочешь сделать что-то хорошо – сделай это сам, - наставительно сказал Тоннел. – Можешь идти.

Тем же вечером состоялась еще одна встреча, на этот раз на окраине города. Роберт и его собеседник обменялись парой коротких фраз, затем Роберту передали небольшой чемоданчик.

По дороге домой Роберт вышел у телефона-автомата, набрал номер и произнес: «Послезавтра», затее повесил трубку.

Все было готово. План был безумный, но, если он сработает, Роберт обретет свободу и прежнюю независимость. Он покончит с Робертом Барром, как прежде покончил с Робертом Парризи. Впрочем, к тому покойнику у него остались теплые чувства. Пожалуй, он не прочь воскресить его, если послезавтра не проиграет. Проигрыш означал смерть, конец игры сразу для всех Робертов.

Его мысли вернулись к Иден. Он твердо решил не видеться с ней, пока все не закончится. После того, как Тоннел установил за ней слежку, это было слишком опасно, прежде всего для нее. Но когда Иден позвала, он не смог удержаться, чтобы не придти. Это было ошибкой. Там, в ресторане, Роберт понял, что не может лгать ей, даже ради спасения их обоих. Он клял себя за слабость, но поделать с этим ничего не мог. Тогда же у него появилась мысль просто сбежать вместе, затеряться где-нибудь и начать все заново, с нуля. Было время, когда она пошла бы за ним без малейших колебаний, но не теперь. Роберт не значил для Иден столько же, сколько она значила для него, и мысль об этом переворачивала все внутри. Сказка о рыбаке и русалке больше не повторится, прошлого не вернуть. А будущее было слишком неопределенно. Пусть так, но Роберт не хотел, чтобы их последняя встреча была такой, какой она получилась в ресторане. Он хотел увидеть Иден еще раз.
 
Sweet_and_SimpleДата: Понедельник, 05.03.2012, 15:39 | Сообщение # 13
Наутилус
Группа: Друзья
Сообщений: 20
Награды: 4
Репутация: 1
Статус: Offline
44

- Бобби, не хочешь мне объяснить, что все это значит?
Роберт и Крейг сидели в баре отеля. Роберт знал, что Хант позвонит, и начнутся расспросы, но кое-что стало для него неожиданностью.
- Крейг, разве ты тоже примешь участие в нашем маленьком путешествии?
- Энтони лично взял на себя руководство, значит, я тоже лечу в Техас.
- Мне казалось, ты сменил сферу деятельности.
- Бобби, не пытайся запудрить мне мозги. Мы знаем, что похитители вместе с препаратом находятся вовсе не в Техасе. Что ты задумал?
- Крейг, ты задаешь много лишних вопросов. Если мне не изменяет память, у нас было соглашение. Свою часть я выполнил, ты получил должность президента компании. Чем ты недоволен?
- Если ты готовишь Тоннелу сюрприз, мне бы хотелось знать об этом заранее.
- Не изображай преданность боссу. Ты и сам ведешь двойную игру.
- Это другое дело, - ответ сопровождался поразительно честным взглядом.
- Конечно, - усмехнулся Роберт.
- Я никогда не пытался подставить Энтони.
- С чего ты взял, что я пытаюсь? Впрочем, Крейг, если у тебя есть подозрения, ты всегда можешь поделиться ими с Тоннелом.
- Тогда мне придется рассказать ему и об остальном. Бобби, ты все рассчитал, да? Только учти, я лечу с вами, и если что-то пойдет не так…- Крейг не договорил, поскольку не знал, что именно сделает в этом случае.
- Спасибо за предупреждение.
- Кстати, мне жаль, что так получилось с твоей женой.
- Ты о чем? – нахмурился Роберт.
- Говорят, она сбежала с каким-то мексиканцем. Бобби, ты это так и оставишь?
- Моя личная жизнь тебя не касается, - резко ответил Роберт.
- Ладно …
Крейг оборвал сочувственную речь. Роберт поднялся.
- Мне пора. Увидимся завтра.
Да, завтра они увидятся, и Хант получит ответы на все свои вопросы. Только вряд ли они его обрадуют.

45

Келли присела к стойке и только после увидела того типа, который недавно получил от нее по физиономии. Хорошо бы он ее не заметил. Ей действительно было некогда. Она договорилась поужинать с Иден и Крузом, хотя была не слишком рада этому. В другое время Келли с удовольствием провела бы время с сестрой и ее женихом, но в последние дни оба были сами на себя не похожи. Келли так и не удалось выяснить, почему Иден до сих пор не поговорила с Крузом, сестра старательно уходила от ответов. Круз тоже был каким-то молчаливым и рассеянным. Келли даже казалось, что они приглашают ее каждый вечер, чтобы как можно меньше бывать вдвоем. Все это было так грустно...

Келли покосилась на мужчину. Невероятно, он до сих пор не обратил на нее внимания. Он мрачно гипнотизировал кубики льда в стакане и был явно слишком занят своими мыслями. Келли едва заметно пожала плечами и заказала сок. Тогда незнакомец наконец посмотрел на нее и улыбнулся.
- Так вот, в чем моя ошибка. Если бы я предложил вам сок вместо коктейля, у меня было бы больше шансов?
- Ничего подобного. Дело не в выборе напитка, меня просто не устраивала компания.
- Но мы могли бы продолжить наше знакомство.
- Знакомство? Это было больше похоже на преследование.
- Я не хотел вас пугать.
Келли отметила, что на этот раз он совсем не так настойчив.
- У вас неприятности? – внезапно спросила она.
- Что? – удивленно переспросил он.
- Вы выглядите озабоченным и усталым, и, похоже, пытаетесь решить какую-то проблему, - пояснила Келли. Еще было похоже, что приставучего типа нечасто спрашивают, как у него дела. Но это наблюдение Келли оставила при себе. Ее собеседник предпочел уйти от ответа:
- Развлекаетесь, наблюдая за людьми?
- Когда нет других развлечений, - это прозвучало, как намек, и Келли сразу спохватилась. – К счастью, у меня есть планы на сегодняшний вечер.

Крейг уже собирался поинтересоваться ее планами на остальные дни недели, но в бар вошел брюнет, лицо которого показалось Ханту смутно знакомым, и окликнул девушку:
- Келли! Мы с твоей сестрой ищем тебя. Такси у входа.
- Уже иду, - Келли слегка улыбнулась Крейгу на прощание и ушла.
- Келли, - повторил Крейг, как будто пробуя имя на вкус. Вкус напоминал то ли клубничное мороженое, то ли что-то другое, давно забытое со времен детства. Крейг с трудом оторвался от попытки вспомнить, и вернулся к размышлениям о Тоннеле и Барре.

46

Иден упрямо звонила в дверь квартиры Роберта, но никто не открывал. Потеряв терпение, девушка пнула дверь носком туфельки, и та неожиданно легко открылась. Возможно, Иден следовало бы подумать, что Роберт не открывал в такой поздний час, потому что спал, был занят или даже был в квартире не один. Но ей не пришло в голову ничего подобного, она просто вошла, зажгла свет и вздрогнула от неожиданности. Квартира была пуста. Мебель по-прежнему была на своих местах, но все вещи, книги, предметы обстановки исчезли. Кое-где попадались то вешалки, то пустые папки для бумаг, то еще какие-то мелочи. Посреди спальни одиноко лежал мужской носок. Повсюду пахло пустотой и одиночеством, и не было сомнений – хозяин квартиры сменил место жительства. Он уехал. Роберт не шутил, говоря об опасности. Но как он мог бросить ее? Иден вспомнила разговор в ресторане и сжала виски руками. Он спрашивал, готова ли она рискнуть всем… Если бы она ответила утвердительно, Роберт взял бы ее с собой, но молчание он посчитал отказом. Иден охватило отчаяние, она не знала, что делать, куда бежать, как остановить его, как вернуть. Она металась по пустой квартире, не различая предметов из-за слез, застилавших глаза. Неужели это все? Неужели все могло закончиться вот так? Это было похоже на то, что она испытала когда-то давным-давно, когда Роберт ушел и не вернулся. Те же боль, отчаяние и беспомощность. Но почему, почему это снова происходит с ней? Вдруг Иден остановилась. Тогда, на Сиренас, не в его власти было вернуться, потому что он сам попал в беду. Если бы Иден не поверила, что Роберт бросил ее, этой беды могло не быть. Если бы ей хватило мужества верить в их любовь до последнего, все могло быть иначе. Почему же она так легко сдается сейчас, когда уверена в том, что любит Роберта и что он тоже любит ее? Она уже не семнадцатилетняя девчонка, она стала умней, сильней, и твердо знает, чего хочет. Она будет ждать его. Будет ждать столько, сколько потребуется. А если Роберт все же не придет, Иден не усомнится в нем, а сама найдет его, чтобы больше никуда не отпускать.

Скрипнула дверь и на пороге показался Роберт. Иден подняла голову и улыбнулась ему сквозь слезы.
- Я знала, что ты вернешься.
- Я надеялся, что найду тебя здесь.
Мгновение – и они уже сжимали друг друга в объятиях, словно не виделись целую вечность, как будто бросали вызов целому миру, который пытался встать между ними.
- Я поняла, что не могу жить без тебя.
- Повтори, - прошептал Роберт, целуя ее.
- Я люблю тебя, Роберт.
- Еще. Я хочу слышать это снова и снова.
- Я люблю, люблю, люблю тебя, - повторяла Иден, смеясь и плача.
Сколько влюбленных говорили друг другу эти слова тысячелетиями, говорили так, словно придумали их только что, словно до них никто не умел любить и с их исчезновением любовь в этом мире неизбежно должна закончиться.
- Знаешь, сколько лет я мечтал это услышать? Не было дня, когда бы я не думал о тебе. Не было ночи, когда бы ты мне не снилась. Иден, ты - все для меня. Все, что заставляет меня жить, дышать, чувствовать. Я люблю тебя, всегда любил, и всегда буду любить, что бы ни случилось.
- С нами больше ничего не случится!
Роберт чуть отстранился, не выпуская Иден из рук, и посмотрел ей в глаза.
- Иден, все еще не закончилось. Но скоро закончится, обещаю тебе. Завтра я уеду, - он нежно прикоснулся пальцами к ее губам, пресекая возражения. – Но я вернусь. Ты веришь мне?
- Я верю. Но почему ты не можешь взять меня с собой?
- Просто поверь, что так будет лучше. Иден, я не имею права просить, чтобы ты ждала меня. Но все-таки я прошу: дождись.
- Обещаю.
- Это все, что мне нужно знать.
Роберт поцеловал ее и, сделав над собой усилие, разжал объятия.
- Никогда не забывай о том, как я люблю тебя.
Он быстро вышел. Иден инстинктивно шагнула вслед за ним и остановилась. Она не понимала, что все это значило. Но ей больше не было страшно. Она знала, что Роберт вернется, и они больше никогда не расстанутся.

47

Утром Иден не обнаружила в номере Круза. Вчера, когда она вернулась, Круз уже спал, и она не смогла поговорить с ним. Но сегодня этот разговор должен был состояться. Теперь Иден была уверена в своих чувствах и в правильности своего решения. Ей не хотелось причинять Крузу боль, но настал момент, когда этого уже нельзя было избежать.

Наконец Круз вошел в номер.
- Иден…
- Круз…
Они стояли по разные стороны комнаты. Их разделяло всего несколько метров, но казалось, что между ними расстояние в сотни миль.
- Где ты был?
- Я встречался с Викторией.
Иден удивленно посмотрела на него. Неужели у Круза могло возникнуть желание снова увидеть эту женщину?
- Иден. Нам нужно поговорить.
- Да…
- Ты знаешь, что я люблю тебя, - когда Иден хотела что-то сказать в ответ, Круз жестом остановил ее – Ты – женщина моей жизни, и эту жизнь я мечтал провести рядом с тобой, завести семью, детей, вместе состариться и умереть, держа тебя за руку. Я знаю, что до приезда сюда ты хотела этого так же, как и я.
- Но сейчас все изменилось? – спросила Иден, думая о Роберте. Неужели Круз понял все сам и хочет избавить ее от лишних объяснений? Такое проявление благородства вызвало в ней благодарность и восхищение, смешанные с чувством вины. Как она может так поступить с Крузом?
- Сейчас все иначе, - подтвердил Круз. – Детка, мои чувства к тебе не изменились, но у меня нет права просить тебя остаться со мной.
- Нет права? Круз, о чем ты говоришь?
Он перевел дыхание.
- Виктория ждет ребенка.
- Что?
- Она беременна. После той ночи… у нее будет ребенок от меня.
Иден надолго замолчала. Такого она не ожидала, хотя могла бы. В конце концов, это происходит постоянно. Природа задумала то, чем занимались Круз с Викторией, именно для того, чтобы появлялись дети. Даже странно, как люди ухитряются все время об этом забывать.
- Иден, ты должна понять. Это мой ребенок и я не могу закрыть на это глаза. Я отец, и должен выполнять все обязанности отца, даже если не планировал стать им.
- Я понимаю, - сказала Иден, все еще в растерянности.
- Ты самая удивительная женщина на свете, Иден. Ты сможешь остаться со мной несмотря ни на что? – с надеждой спросил Круз, но тут же перебил сам себя. – Нам придется пройти через многие трудности. Я вынужден буду часто видеться с Викторией, может быть, уговорю ее переехать в Санта-Барбару…
- А как же Тоннел? – Иден спрашивала не о том, но она никак не могла собраться с мыслями.
- Виктория хочет с ним расстаться. Сейчас он со своими людьми улетает куда-то. Тори надеется успеть поговорить с ним до отъезда. Или она сделает это, когда он вернется. Я обещал поддерживать ее во всем и быть рядом…
- Что ты сказал? – переспросила Иден.
- Я буду поддерживать Тори и…
- Нет. Перед этим. Про Тоннела.
- Тоннел улетает куда-то со своими людьми, этот мерзавец Барр тоже летит с ним…
- Когда? – резко спросила Иден.
- Сегодня. Возможно, они уже улетели или вот-вот улетят.
Иден вскочила. Что бы ни задумал Роберт, она не может оставаться в стороне. Она должна успеть.
- Круз, - решительно сказала Иден. – Ты очень много значишь для меня, и я никогда не забуду то время, которое мы провели вместе. Если бы жизнь сложилась иначе, я прожила бы ее с тобой, и мы были бы очень счастливы. Но я люблю Роберта и хочу быть с ним. Прости меня и постарайся найти счастье рядом с матерью твоего ребенка. Спасибо тебе за все.

Она обняла остолбеневшего Круза, нежно поцеловала его в щеку и быстро вышла из номера. Может быть, расставание получилось слишком стремительным, но сейчас у Иден не было времени на долгие прощания. Ей срочно нужно было попасть в аэропорт.
 
Sweet_and_SimpleДата: Понедельник, 05.03.2012, 15:42 | Сообщение # 14
Наутилус
Группа: Друзья
Сообщений: 20
Награды: 4
Репутация: 1
Статус: Offline
48

Мало кто знает, что больше всего на свете Роберт Барр ненавидел ожидание. Но ему слишком часто приходилось ждать. В самолете уже собрались пилоты и гангстеры Тоннела, не хватало только самого босса и Ханта. Роберт откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Со стороны могло показаться, что он спит, но на самом деле он еще раз обдумывал план. Начать действовать нужно где-то на границе Аризоны и Нью-Мехико. Не создавая лишнего шума, но так, чтобы его исчезновение не осталось незамеченным. После этого у Тоннела и Ко неизбежно возникнут вопросы, а чуть позже они обнаружат то, что примут за ответ.

- Крейг, дай пилотам команду на взлет, - раздался голос Тоннела.
- Энтони… - Роберт открыл глаза.
- Роберт. Рад тебя видеть.
- Я решил, что вы передумали лететь.
- Я задержался, потому что составлял завещание.
- Визит в Техас будет настолько опасным?
- У тебя нет причин для беспокойства. Кроме тех, которые известны нам обоим, - усмехнулся Тоннел. – Я решил написать завещание по личным причинам.
- Полагаю, они меня не касаются.
- Ты прав. Имей в виду, тебя я там не упомянул.
- Значит, у меня больше причин желать вам долгой жизни.
- Спасибо, Роберт. Я ценю это.
Тоннел прошел в носовую часть и расположился в кресле. Самолет набрал высоту. Как всегда при приближении опасности, у Роберта обострились все ощущения, он был сконцентрирован до предела. Поэтому, когда в хвостовой части самолет раздался тихий звук, услышал его только Роберт. Он встал и прошел в бытовой отсек. То, что он там увидел, заставило Роберта побледнеть, то ли от ярости, то ли от страха.
- Тебя убить мало, - сказал он женщине, которую любил больше жизни.
- Не сердись, прошу тебя, - ответила Иден, вылезая из-за ящиков. – Я умирала от беспокойства, и когда узнала, что ты улетаешь…
- Как ты узнала?
- Круз сказал мне. Кстати, мы с ним расстались.
Действительно, это было кстати. При любых других обстоятельствах Роберта обрадовало бы это известие, но сейчас… Как Иден могла сунуться в самолет! И как он мог быть таким кретином, и не предусмотреть возможность ее вмешательства! Роберт услышал шум и прошептал:
- Оставайся здесь, и ни звука.

Иден кивнула и залезла обратно за ящики. И очень вовремя, поскольку в бытовом отсеке появился Крейг.
- Бобби, хотел бы я знать, что ты здесь потерял.
- Крейг, я мог бы задать тебе тот же вопрос.
- Я же обещал за тобой присматривать.
- В этом нет необходимости.
- К тому же, я не нашел под сидениями ни одного парашюта. Может, они здесь?
- Зачем тебе понадобились парашюты?
- Никогда не знаешь, что может произойти, - ответил Крейг, наклонившись, чтобы заглянуть за ящики.
- Согласен, - сказал Роберт и наградил коллегу основательным ударом по затылку. Хант упал.

- Роберт! – удивилась Иден. – За что ты его так?
Он молча достал откуда-то громоздкий рюкзак и подал его Иден.
- Надевай. Быстро.
- Что это?
- Парашют, разумеется. Надеюсь, богатые девочки умеют с этим обращаться.
- Конечно, - с возмущением ответила Иден и немедленно надела парашют.
- Я тобой горжусь, - сказал Роберт и открыл аварийный люк.
- Роберт! – крикнула Иден, но он зажал ей рот рукой. Показав взглядом, что все осознала, Иден продолжила шепотом:
– Почему я должна прыгать? Я могу спрятаться и долететь вместе с тобой в… куда мы, кстати, летим?
- Если бы я сам собирался попасть туда… - пробормотал Роберт.
- Что?
- Я прыгну сразу после тебя.
- Зачем? То есть, почему?
- В самолете заложена бомба, - просто ответил он. – Иден, быстрей.
- А где твой парашют?
Роберт неопределенно махнул рукой куда-то вбок.
- Ты ведь не собираешься прыгать, потому что парашютов больше нет… - медленно произнесла Иден, только сейчас начиная понимать, что натворила. – Роберт! Не смей мне лгать.
- Иден, все будет в порядке. Не бойся ничего, - сказал он, подталкивая ее к люку.
- Подожди… - Иден шагнула к Роберту, крепко обняла и поцеловала так, что на несколько мгновений он забыл, как его зовут, где он находится и что вообще происходит. Тогда она шагнула к люку, не выпуская Роберта из объятий, и потянула его за собой.
- Иден, нет! Отпусти!
- Я тебя никогда не отпущу! - крикнула Иден, когда они были уже в воздухе.

49

Кажется, приземление можно было признать удачным.
- Ты в порядке? – спросил Роберт. Он открыл глаза и встретился с аквамариновыми глазами Иден, которая лежала сверху. Вокруг колыхались одуванчики.
- Да, - ответила она. – Мне встать?
- Успеешь, - сказал Роберт и чуть приподнялся, чтобы коснуться губами губ Иден. После долгого поцелуя Иден сказала:
- А я хотела, чтобы ты сделал это еще в воздухе.
- Чтобы поцеловал тебя? Что-то я не заметил у тебя такого желания, пока мы падали.
- Мы не падали, мы приземлялись. И вообще, я была занята.
- Чем?
- Обнимала тебя и старалась не забыть дернуть за кольцо.
- Рад, что ты не забыла.
- Я тоже.
Иден еще раз поцеловала его и поднялась, освобождаясь от парашюта. Она повернулась в ту сторону, куда по ее мнению улетел самолет, и стала вглядываться в небо.
- Что ты хочешь там увидеть? – поинтересовался Роберт, тоже поднимаясь.
- Взрыв. Ты говорил о бомбе…
- Бомба не настоящая.
- Что?
- Это муляж. Очень реалистичная копия настоящей бомбы.
- Роберт! Ты заставил меня прыгнуть из самолета, спасая от фальшивой бомбы?
- А ты заставила прыгнуть меня. Мы в расчете. Хорошо, что парашют выдержал нас обоих. Иден, это было настоящее безумие.
- Вовсе нет. Ты забыл, что богатые девочки разбираются в парашютах? Я знаю, сколько фунтов выдерживает эта модель. Поверь, мы с тобой весим меньше.
Роберт смотрел на нее, не скрывая восхищения.
- Иден… ты представить не можешь, как я люблю тебя.
- Могу, - тихо сказала она и поцеловала его. – Но я все-таки жду объяснений.
- Объяснения могут подождать. Сначала нам надо выбраться отсюда, - Роберт обвел глазами поле, на которое они приземлились.
- Выберемся. Вон там шоссе, нам нужно только дойти до него и доехать до ближайшего города. Но сначала ты мне все объяснишь. Роберт, что произошло в самолете, и причем здесь бомба?
Он вздохнул и начал рассказывать:
- После вашей с Крузом самодеятельности арабы, купившие препарат, заподозрили людей Тоннела в причастности к похищению. Они потребовали выдать виновных. Мой босс, в свою очередь, требовал, чтобы я нашел людей, которые ограбили бункер.
- Иначе…
- Иначе Роберт Барр выбывал из игры. Мне пришлось свалить похищение на арабов. Позже я вышел на связь с арабами и убедил их, что ограбление – дело рук Тоннела. Затем пообещал привезти босса и компанию в условленное место.
- Туда вы и летели?
- Да. Энтони считает, что его не ждут там. И сильно ошибается.
- Они убьют его?
- Иден, я не умею предсказывать будущее.
- Ясно... А бомба?
- Мне бы не хотелось оказаться рядом с Тоннелом, когда тот поймет, что я сдал его арабским головорезам. Но не полететь мне бы не позволили. Поэтому я хотел заставить Тоннела думать, что готовлю на него покушение, и объяснить этим мое внезапное исчезновение из самолета. Его люди должны были найти бомбу. Хант у нас любитель возиться с проводами, он бы тут же полез ее обезвреживать. Думаю, он сейчас как раз этим занят.
- Никто не заметит подделку?
- Разница только во взрывчатом веществе, вместо гексогена обычный порошок. Обнаружить это можно только в лаборатории.
- Понимаю. Представляю, как ты разозлился, когда нашел меня в самолете. Если бы я знала…
- То не стала бы вмешиваться?
- Нет, я бы вмешалась, - подумав, сказала Иден. – Просто взяла бы с собой второй парашют.
- Иден! Никогда больше так меня не пугай!
- Я думала, что тебя трудно напугать.
- Не тогда, когда речь идет о тебе.
От его взгляда у Иден по спине пробежали мурашки. Она прижалась к Роберту, но тут же отстранилась.
- Но почему ты думаешь, что, обезвредив бомбу, Тоннел по-прежнему захочет лететь в Техас?
- Я знаю Энтони, - усмехнулся Роберт. – Он никогда не сворачивает на полпути.
- А если им удастся договориться с арабами?
- Сомневаюсь.
- То есть… Теперь ты можешь делать все, что захочешь?
- Только не в Лас-Вегасе. Ты ведь не хочешь туда возвращаться?
- Мне все равно. Я хочу быть с тобой, неважно где.
Вместо ответа Роберт сжал Иден в объятиях. Они стояли посреди одуванчиков, обнявшись, и чувствовали себя абсолютно счастливыми. Они живы, они свободны и они вместе. Разве что-то еще имело значение?
 
Sweet_and_SimpleДата: Понедельник, 05.03.2012, 15:48 | Сообщение # 15
Наутилус
Группа: Друзья
Сообщений: 20
Награды: 4
Репутация: 1
Статус: Offline
50

Крейгу Ханту постоянно приходилось летать на самолетах, но в такой тишине он летел впервые. «Сотрудники» Тоннела замерли, боясь пошевелиться и стараясь задержать дыхание. Сам босс, многое повидавший на своем веку, просто сидел в кресле, но побелевшие костяшки пальцев, вцепившихся в подлокотники, выдавали его волнение. Все взгляды были устремлены на руки Крейга, но он не замечал ничего, сосредоточенный на бомбе. В кино нужный провод обязательно красный, чтобы герой, чего доброго, не перепутал и не лишился финального поцелуя какой-нибудь сногсшибательной красотки. Интересно, какой идиот, собирая бомбу, додумался взять провода одного цвета? Вряд ли Бобби делал это сам. И вряд ли он хотел облегчить задачу тому, кто сунется резать эти чертовы провода. Ну и кто здесь после этого идиот? Все, хватит… И без того голова раскалывается. Крейг очень медленно и осторожно начал распутывать провода. Так, этот соединяет таймер с батарейкой, этот – батарейку с детонатором… А третий, видимо, нужно резать. Он поднес кусачки к проводу. «Если это он, точно брошу пить», - пообещал он неизвестно кому неизвестно зачем, щелкнул кусачками и закрыл глаза. Всё? Нет, вроде бы, обошлось. Крейг выдохнул, рассмеялся и объявил:
- Фейерверка не будет. Придется ждать четвертого июля.
По самолету пронесся всеобщий вздох облегчения, все вдруг разом заговорили, но их голоса перекрыл голос Тоннела:
- Отличная работа, мой мальчик.
Энтони редко хвалил Крейга, но еще реже называл его так. В другое время Крейг был бы на седьмом небе, но сейчас от похвалы Тоннела ему стало не по себе. Хант нашел на одном из кресел бутылку виски, сделал пару глотков и закурил. К этому моменту их могло уже не быть в живых. И виноват в этом был бы не только Бобби, но и тот, кто знал и молчал о его делах за спиной Тоннела. Крейг попытался не думать об этом. Он просто хотел получить возможность проявить себя, не дожидаясь, пока Энтони обратит на него внимание. Или хотел отхватить кусок пирога побольше? Если и так, разве он мог знать, что все зайдет так далеко? Вообще-то, мог бы и догадаться. Мысли были слишком невнятными и неуловимыми, поэтому от них никак не получалось отделаться. По крайней мере, он нашел чертову бомбу, и пустил план Барра коту под хвост. Но что дальше?
- Крейг, - негромко позвал его Энтони.
- Да, мистер Тоннел.
- Что ты думаешь о предательстве?
Крейг вздрогнул. Очень своевременный вопрос. Пожалуй, даже слишком. К счастью, Тоннел не ждал ответа и продолжил:
- Я возлагал большие надежды на Роберта. Я слишком доверял ему. Не могу понять, что заставило его устроить все это.
- Я тоже.
- Может быть, за ним кто-то стоит… Крейг, в последнее время вы много работали вместе. Скажи, Роберт не вел себя странно?
«Еще бы не странно»,- подумал Хант.
- Нет, сэр.
- Может быть, он встречался с кем-то, с кем не должен был встречаться?
- Нет, мистер Тоннел. Если бы я что-то заподозрил…
- То сразу сообщил бы мне. Конечно. Я верю тебе, Крейг. Надежность – одно из немногих твоих несомненных достоинств.
Вот теперь Крейгу стало совсем паршиво. У него возникло чувство, что он опять оправдывает чьи-то ожидания. Нет, не Тоннела, а кого-то еще. И этот кто-то, как обычно, не ждал от него ничего хорошего.
- Мистер Тоннел…
- Да?
- Вам не кажется, что после того, что произошло, нам не стоит лететь в Техас?
Тоннел мрачно посмотрел в иллюминатор, помолчал, потом сказал:
- Напротив, теперь я еще больше хочу попасть туда. Вот что, Крейг… принеси-ка мне карту.

51

- Как называется это место?
- Я уже говорил тебе. Забыла?
- Забыла,- со смехом призналась Иден. – С тобой я забываю обо всем на свете.
- Правильный ответ. Это бухта Суэньо.
- Суэньо… Сон? Почему?
- Есть старая местная легенда.
- Неужели опять о русалке?
- Нет. Если будешь перебивать, то ничего не узнаешь.
- Все, молчу, - Иден совершенно беззвучно поцеловала его.
- Это легенда о девушке, которая потеряла своего возлюбленного. Он ушел в море и не вернулся. Каждый день она приходила на этот берег и ждала, что его лодка появится на горизонте. Однажды она не вынесла ожидания и сама бросилась в воду.
- Она утонула?
- Нет. Океан не принял ее. Волны вынесли ее обратно на берег. Но с тех пор возлюбленный девушки каждую ночь приходил к ней во сне, и ее тоска прошла.
- Что было дальше?
- Ничего. Это конец легенды.
- А что стало с девушкой? Как она жила дальше?
- Не знаю. Наверное, вышла замуж, нарожала детей.
- Какая ужасная история.
- Почему? Никто ведь не умер.
Иден покачала головой.
- Не знаю… Но так не должно быть. Наверное, он все-таки вернулся. Или она сама уплыла туда, - Иден махнула рукой в сторону горизонта, - И нашла его. В конце они с ее рыбаком обязательно должны быть вместе.
- Как мы с тобой?
- Да. Как мы с тобой.

Она задумалась, глядя на океан. Волны касались белого песка и с шипением уползали обратно, одна за другой. Легкий ветерок перебирал волосы Иден. Казалось, он нашептывает что-то, а она едва заметно улыбается его словам. Русалка разговаривает с ветром. Сидя рядом с Иден, Роберт не мог отвести от нее глаз, не мог поверить, что она рядом, стоит протянуть руку – и он коснется ее нежной кожи. Он не отказал себе в удовольствии сделать это. Иден повернула голову и чуть вопросительно взглянула на него:
- Роберт?
- Нет.
- Что – нет? – не поняла она.
- Не Роберт…- он выжидательно посмотрел на нее. Иден улыбнулась.
- Робби.
- Да, - он притянул ее к себе, вдыхая аромат ее волос. – Я хочу, чтобы ты всегда звала меня так.
- Это важно?
- Иден… - прижимая ее к себе, Роберт посмотрел куда-то за горизонт. – Я несколько лет провел в аду. Звучит, как в дешевой мелодраме, но так оно и было. Смерть всегда была где-то рядом. И мне приходилось идти на многое, чтобы обмануть ее и не дать подобраться еще ближе. Знаешь, что помогло мне выжить?
- Что? – чуть слышно спросила Иден.
- Каждую ночь со мной рядом была ты. И ты звала меня так, как не называл больше никто. Пусть только во сне, но кроме этих снов у меня не было ничего. Только сны и воспоминания. Они на долгое время стали для меня тем, ради чего я жил.
- Робби… - Иден прижалась лицом к его лицу. – Если бы я только знала…
- Не думай об этом. Сейчас ты со мной, все остальное неважно.
Целуя Иден, Роберт опустил ее на песок и, казалось, они оба растворились в шепоте ветра и плеске волн. Вдруг Иден тихонько вскрикнула, приподнялась и вытащила что-то из-под спины. Это была ракушка, маленькая, перламутровая, с острыми краями. Это она больно впивалась в спину.
- По-моему, я стала неженкой, - рассмеялась Иден. – Раньше я не обращала внимания на такие мелочи.
- Почему бы тебе не быть неженкой? - с улыбкой ответил Роберт. – Ты же принцесса моря.
Он подхватил смеющуюся Иден на руки и унес в дом.

52

Они жили в маленьком домике в бухте Суэньо уже неделю. Роберт, не слушая слабых возражений Иден, привез ее сюда. Она едва успела позвонить Келли из аэропорта и предупредить ее.
- Иден, а что я скажу папе? – возмущенно вскрикнула трубка голосом Келли.
- Не знаю, придумай что-нибудь. Скажи, что его старшая дочь очень-очень-очень счастлива, - смеясь ответила Иден.

Так оно и было. В их домике не было телефонов, телевизоров и радио. Никакой связи с внешним миром. Раз в день приходил Педро, местный житель, чтобы принести продукты. «Богатенькой девочке» пришлось вспомнить кулинарные навыки, приобретенные на Сиренас. Но, даже если ужин пригорал или бывал пересолен, никого это не волновало. Иден и Роберт полностью погрузились друг в друга. Он бесконечно расспрашивал ее о том, как она провела годы без него. Роберт хотел знать все, и Иден приходилось постоянно умалчивать о своих мимолетных романах. Ей вовсе не хотелось что-то скрывать от Роберта, но сейчас все эти мужчины так мало значили для нее. И уж совсем не стоили того, чтобы причинять боль Роберту. Хорошо, что в бухте Суэньо вместо ответов принимали поцелуи, обычно по курсу один к трем.

- Робби, почему ты привез меня именно сюда? – как-то спросила Иден.
- Однажды меня случайно занесло в это место. И тогда я сразу пожалел о том, что тебя нет рядом и ты не видишь все это, - он кивнул на живописный пляж и таинственные прибрежные скалы.
- Только тогда?
- Мне не хватало тебя каждую минуту, где бы я не находился.

Роберт мало о себе рассказывал. Он был не из тех, кто привык жаловаться. Она узнавала о жизни Роберта Барра по случайно брошенным фразам. Иден понимала, что эти воспоминания причиняют ему боль, поэтому не настаивала. У них еще будет для этого время. Гораздо больше ей нравилось строить планы.

- …Потом мы поедем в Санта-Бабару…
- Разве ты не хочешь вернуться на Сиренас?.
- Мы вернемся туда. Но сначала я расскажу о нас папе.
- Меня совсем не радует перспектива встреч с твоим отцом.
- Роберт! Я же не могу всю жизнь прятаться с тобой от него. Думаю, в конце концов вы друг другу понравитесь.
Роберт помрачнел и отвернулся. Иден обняла его сзади.
- Что с тобой?
- Скажи, ты когда-нибудь получала от меня телеграммы? Или письма?
- Нет…
- Иден, я писал тебе из тюрьмы, писал не один раз. Мой адвокат отправлял тебе телеграммы. Как ты думаешь, почему они не дошли?
Иден вздохнула.
- Знаешь, папа непростой человек. Но ему придется понять, что мы с тобой любим друг друга. А тебе придется понять, что он мой отец и я люблю его.
- Ты действительно хочешь этого?
Она кивнула. Роберт долго молчал, потом ответил:
- Хорошо. Мы поедем в Санта-Барбару.
Иден бросилась к нему на шею. В коротком перерыве между поцелуями она сказала:
- Кажется, у нас только что была первая семейная ссора.
- Может быть, сразу перейдем к примирению? – спросил Роберт, опуская ее на кровать.
- Согласна, - прошептала Иден.

Утром Иден, завернувшись в простынь, вышла на крыльцо их домика. Педро уже успел побывать здесь и оставил на крыльце корзину со свежими продуктами. На этот раз он услужливо положил туда несколько американских газет. Иден улыбнулась. Наверное, у него в голове не укладывалось, что люди могут не хотеть ничего знать о том, что происходит в мире. Она все же развернула газету и вскрикнула. Почти сразу же рядом появился Роберт.
- Иден, что случилось?
Она молча показала ему статью, где красовалась фотография Тоннела. Заголовок гласил:
«Кровавая бойня в Техасе. Убит крупный бизнесмен из Лас-Вегаса. Есть и другие жертвы».
 
Форум » Творчество » Фанфикшн: продолжающиеся проекты » Можно обойтись без смерти (ненапрягающий фик)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017 Конструктор сайтов - uCoz