Вторник, 17.07.2018, 16:15
Сиреневый мир
Главная | Вспомни и никогда не забывай - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Творчество » Фанфикшн: продолжающиеся проекты » Вспомни и никогда не забывай
Вспомни и никогда не забывай
LadyJulДата: Воскресенье, 02.09.2012, 15:18 | Сообщение # 1
Наутилус
Группа: Проверенные
Сообщений: 6
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Июнь 1993г. Канны

Белокурая молодая женщина лет тридцати стояла на знаменитой набережной Круазетт и задумчиво смотрела на потрясающе красивый закат .
Словно застенчивый ребенок за юбкой матери, уставшее солнце пряталось в пелене золотистых красок, мягко переходивших в красноватые и более темные, сиреневые тона.
Теплый, бархатный бриз развевал женские волосы и струящуюся материю персикового платья.
- Уже год прошел… Подумать только, целый год я ношусь по Европе, не зная покоя, забыв семью, детей…себя. Наконец - то Лиса меня оставила в покое, я знаю, только на время, но я должна успеть. Я обязана успеть сделать это до того, как меня снова поглотит безумие.
Иден закрыла глаза, ей вспомнились события пролетевшего как один день сумасшедшего года вдали от Санта-Барбары. Поначалу Лиса почти постоянно владела ее разумом. Поэтому о тех шести месяцах Иден практически ничего не знала. Лишь ненадолго приходя в себя, она понимала, что у нее водятся деньги. Ее окружали не бедные поклонники, красивая жизнь. Потом снова забвение. Снова ясный ум. Потихоньку, но с каждым разом все более продолжительно, Иден осознавала себя. И, вместе с тем, догадывалась об образе жизни Лисы. Та жила мошенничеством на дорогих курортах. Она казнила себя за поступки Лисы. Самым счастливым днем стал тот, когда Иден случайно увидела статью в газете о благотворительной деятельности Софии. Поняв, что ее мать жива, Иден как будто снова родилась. Она приняла твердое решение лечиться. Она разузнала о клинике, где ей могли помочь. Так называемый закрытый санаторий находился в Швейцарии. И попасть туда стоило очень недешево. Ей были нужны деньги. И она выбрала единственный возможный в ее положении способ – продолжила путь Лисы. Ей это было сделать легче, чем она думала тогда. К своему величайшему стыду такая жизнь даже забавляла ее. Не надо было всегда сдерживать себя, раздумывать, как лучше для ее родных. Ее глубоко спрятанное чувство авантюры, игры, безответственности и свободы вырвалось наружу. Невероятно, но Иден почти физически ощущала, как спадают оковы, которые она сама надела. Она была испугана осознанием этого, ей было стыдно за себя. Она очень соскучилась по родным… И Круз…
Сколько еще продлиться ее болезнь? Сколько займет лечение? И потом… Нет, она не поступит так с ним… Она позволит освободиться и ему. …Он свободен.
…Лиса не появлялась уже два месяца….
Иден нащупала в кармане клочок бумаги с адресом.
- Я должна успеть, осталось собрать еще пятнадцать тысяч- снова пронеслось у нее в голове.
Прощальный солнечный луч блеснул где – то на горизонте и чья – та холеная мужская рука с фамильным перстнем на мизинце нежно тронула Иден за плечо.
- Элизабет, дорогая, я везде искал вас. Вы сегодня просто восхитительны! Пойдемте, через час нас ждут в казино.
Иден ослепительно улыбнулась.
- О, Эдвард. Разве я могла бы забыть о нашей встречи?
Неспешной походкой они двинулись в сторону отеля «Мажестик».

Иден сидела в вагоне первого класса и следила за быстро меняющимися картинками пейзажа за окном. Лишь однажды она взглянула на сидящую на против немолодую пару французов и искренне позавидовала безмятежности на их лицах. Мужчина, удобно расположившись в кресле, читал газету. Дама дремала. Иден же, судорожно прижимая к себе сумку, в которой лежали все ее накопления, была сама не своя. Она подумала о бриллиантовом браслете и серьгах, которые тоже взяла с собой. К своему сожалению, не успела их продать. Но Иден не могла больше медлить. Видимо, сказалось сильное волнение перед отъездом в клинику, но Лиса снова появилась. Лишь однажды, в тот день, когда Иден купила билет на поезд до Валена… - Только бы успеть до следующего приступа, говорила себе Иден.
Замешательство , нервозность и беспокойный взгляд выдавали состояние Иден с головой.
- Мадемуазель, с вами все в порядке? Вы очень бледны.
Иден не сразу поняла, что обращаются к ней. Потом, спохватившись, быстро перевела взгляд на соседа по купе. На нее с участием и тревогой смотрели две пары глаз.
- Вам нужен доктор?
- Нет, спасибо, ничего не нужно. Со мной все в порядке! Не помешал бы свежий воздух – ответила Иден и поспешно вышла из купе.
- Держи себя в руках! – повторяла она про себя.
Увидев проводника, Иден подошла и спросила:
- Извините, месье, скоро прибытие?
Высокий мужчина с черными как смоль усами посмотрел на часы и ответил утвердительно:
- Скоро, мадемуазель. Ровно через двадцать семь минут.
-Спасибо. Иден уже начала двигаться обратно по проходу, как в противоположную дверь вагона вошел элегантно одетый, привлекательный мужчина.
Первая мысль Иден была о том, чтобы раствориться в воздухе.
- Этого не может быть! Что он здесь делает? – спрашивала она себя. Нет! Он не должен меня узнать!

Повернувшись к мужчине спиной, Иден быстро зашла в свое купе…
Прошло еще несколько минут и объявили, что поезд прибыл на вокзал.
Прежде, чем покинуть свое место, она убрала волосы в незамысловатую прическу, прикрыв их шляпкой с широкими полями, взяла свой багаж и вышла на платформу. К своему счастью, никто не пытался остановить Иден или заговорить с ней, и она беспрепятственно села в такси… Так и не увидев, как всего через пару минут мужская фигура в коричневом костюме села в черный тонированный автомобиль, который отправился в том же направлении.
Иден наконец - то удалось немного расслабиться, и сознавая близость своей цели, она решила осмотреться. Вален оказался маленьким уютным городком, расположившимся в альпийской долине. С трех сторон своими пушистыми лапами его обнимал изумрудный лес. Поросшие деревьями склоны холмов делали небольшой изгиб и перед взором Иден предстала хрустальная чаша горного озера, на поверхности которого можно было увидеть небо. Сочетание бескрайней зелени и голубой дымки далеко в горах создавала потрясающую иллюзию светотени.
Иден подумалось, что именно такое место сможет ей помочь разобрать сложную мозаику у себя в голове. Окрыленная надеждой, она подъехала к воротам болницы.

О том, что это клиника для душевнобольных говорил лишь очень высокий белый забор с видеонаблюдением. В остальном же это была скорее загородная усадьба, состоявшая из нескольких зданий. В центре возвышался старинный особняк, который сочетал в себе административное крыло, кухню, комнаты для посещений. По обе стороны от него стояли четыре совершенно одинаковых сооружения. Как потом стало ясно, каждое из них было закреплено за определенным доктором и вмещало его кабинет, комнаты для терапии и палаты его пациентов. На территории размещался огромный сад с сотнями растений, цветение которых создавало причудливые узоры на зеленом ковре. Веселое журчание воды говорило о притаившихся в глубине ручейках и фонтанах.
Иден прошла в центральное здание, стук ее каблуков неприятно отдавался в ушах. Она поняла, что ее беспокоило – неестественная тишина. Но вскоре она увидела девушку, которая спешно шла ей навстречу.

- Добрый день, меня зовут Иден Кэпвелл.
- Добро пожаловать в клинику Гилсберга, мисс Кэпвелл, - произнесла девушка с сильным немецким акцентом. Мы вас ждали. Меня зовут Хильда. Если позволите, сначала я покажу вашу комнату.
Они вышли на улицу и, после пятиминутной экскурсии, пройдя по одной из каменных дорожек, оказались в трехэтажном здании слева от центрального.
- Ваша комната расположена на третьем этаже. Конечно, вы понимаете, что у нас существуют правила, которые вам запрещается нарушать. Я поведаю лишь о некоторых из них. Главное - ни в коем случае не покидать территорию клиники. Также запрещено выходить из своей палаты после 9 часов вечера, за исключением тех случаев, когда вас вызовет доктор. Безоговорочно подчинятся медицинскому персоналу.
Позже вам расскажут о правилах подробнее.
- Да, я понимаю, - ответила Иден. Она действительно понимала необходимость таких запретов в подобном заведении. Тем не менее, у нее было такое чувство, как будто зачитывают приговор. Ей стало не по себе.

Хильда достала ключ и открыла палату. Комната больше походила на прекрасный номер люкс в отеле. Большая уютная кровать в центре, вазы с цветами на прикроватных тумбочках, письменный стол с креслом, вместительный встроенный
шкаф, красивый пушистый ковер в центре.
Иден подошла к окну.
- Вам нравиться ваша комната, мисс?
- Да, очень. Почему здесь так тихо? Я одна на этом этаже?
- Нет, у вас есть соседка. Пожилая англичанка. Вы скоро ее увидите, сейчас она в саду. Все остальные палаты на этаже пустуют. Видите ли, этот этаж выделен для пациентов с вашим заболеванием…
- А таких едва ли много…, добавила Иден, обернувшись. В этот момент ее внимание привлекла кровать, точнее ремни у изголовья и спинки.
Хильда проследила за ее взглядом и поспешила объяснить:- Это тоже необходимо. Справа от вас, мисс Кэпвелл, дверь, ведущая в ванную комнату.
Вот здесь, она показала на кнопку в стене возле кровати, вызов медсестры.
- На этом пока все. Располагайтесь и отдохните. Через полчаса вам принесут обед. Ровно в шесть вечера вас ожидает доктор Флеминг.
Девушка подошла к выходу и добавила: - Совсем забыла сказать, на ночь все палаты запираются. Потом вышла и закрыла дверь.
Некоторое время Иден стояла посреди комнаты. Потом села на кровать и закрыла лицо руками. – Что меня ждет здесь?
Ей стало страшно.
Нет, она должна думать только о том, что здесь ей помогут выздороветь. Пребывание в этом месте – это то, о чем она мечтала несколько долгих месяцев.
Иден шумно вздохнула и огляделась. На столе стояли часы – было без пятнадцати четыре. – Мне некогда расклеиваться, сказала она себе. Первым делом ей захотелось принять душ…
К назначенному часу Иден спустилась на первый этаж и зашла в кабинет доктора. Перед ней сидел крупный мужчина лет пятидесяти пяти с аккуратной бородкой. Природный цвет его волос почти полностью скрывала седина. Угловатые черты лица смягчали добрые, пронзительные серые глаза и обаятельная улыбка. Мужчина вышел из-за стола, чтобы поприветствовать ее.
- Здравствуйте, Иден. Рад видеть вас. Меня зовут Эмиль Флеминг. Я ваш лечащий врач.
- Очень приятно, доктор. Иден улыбнулась и приняла протянутую для пожатия руку. - Если бы вы знали, как я ждала нашей встречи.
- Могу себе представить, без тени иронии ответил Эмиль. – Но не будем о грустном. Теперь вы здесь, и все будет хорошо. Я внимательно прочитал ваше письмо, но для окончательного диагноза еще далеко. Мне нужно провести обследование, включающее в себя ряд тестов, гипноз…
- Разве есть сомнения, что у меня шизофрения?, с горечью спросила Иден.
- Видите ли, шизофрения и, собственно, диссоциативное расстройство идентичности, называемое в быту раздвоением личности, имеет лишь схожую симптоматику. Отличить шизофрению от расстройства множественной личности представляет трудность при диагностике, и в основном здесь опираются на структурные признаки клинической картины, нехарактерные для диссоциативных расстройств. Кроме того, соответствующие симптомы воспринимаются больными шизофренией всё же чаще как результат воздействия извне, а не принадлежа¬щие собственной личности. Так что нам еще предстоит разобраться, все ли так безнадежно, как вам кажется. Лично я в этом не уверен.
Доктор участливо, по – отечески погладил ее руку.

- Я надеюсь на вас, доктор Флеминг. И еще я бы хотела прояснить одну деталь. В своем письме я говорила о конфиденциальности…
- Да, да, прервал ее Эмиль. Вы можете не сомневаться в том, что о вашем пребывании в клинике никто не узнает.
- Особенно моя семья, обещайте.
- Конечно, но почему вы отказываетесь от поддержки родных?
- На это есть много причин. Главная, я и так причинила им очень много вреда. Не хочу, чтобы они дальше страдали из-за меня. Также хочу моему мужу, она запнулась, моему бывшему мужу дать шанс на счастье. Он это заслужил. Еще мне легче сейчас без них, хоть я и безумно скучаю, слишком много пришлось бы объяснять. Мне очень горько от того, что мои дети скорее всего меня забудут. Но им так будет гораздо лучше. Их отец позаботится о них.
- Ладно. Об этом мы поговорим позже. Еще вопрос: когда последний раз появлялась Лиса?
Последний раз она появлялась в тот день, когда я купила билет сюда. До этого ее не было около трех месяцев.
- Достаточно долгий срок, если учесть, судя по вашему письму, что ранее она владела вашим разумом на протяжении почти двух лет. Что, на ваш взгляд, спровоцировало рецессию?
- Я думаю, дело в статье, которую я увидела. Там было сказано о моей маме. О ее поездке в Африку с благотворительной миссией. В тот день я поняла, что проклятая Лиса не убила ее. Это придало мне сил бороться с ней.
- Очень хорошо, ответил доктор, задумчиво поглаживая бороду. Он вздохнул, встал и произнес: - На сегодня достаточно. Вы утомлены, это заметно. Разрешаю немного прогуляться по саду и подышать живительным альпийским воздухом. Он заулыбался. А потом поднимайтесь наверх и отдыхайте. Завтра нас с вами ждет тяжелый день. Вы расскажете мне всю вашу жизнь. Позднее к вам зайдет медсестра и сделает успокоительное. Доктор проводил Иден до двери.
- Спасибо вам, доктор, с чувством произнесла она, улыбнулась и вышла из кабинета.

Сразу после встречи с доктором Иден вышла из здания и направилась в сад. Вечер был чудесным. Легкие порывы летнего ветра бодрили и умиротворяли одновременно. Пение птиц растворялось в журчании фонтана. Она присела на лавочку с коваными витыми ножками и огляделась. Людей почти не было. Иден по – прежнему несколько смущал покой этого заведения. Однако в следующую минуту ее внимание привлекла женская фигура, сидевшая напротив нее.
На вид даме было около семидесяти, ее седые вьющиеся локоны были собраны в пучок на затылке, но несколько прядей все равно закрывали часть лица. В руках у нее была открытая книга, но женщина лишь делала вид, что читает. Это было заметно по застывшему в одной точке взгляду, который еле удерживал океан слез.
Вдруг незнакомка подняла голову и встретилась глазами с Иден. Как будто очнувшись, женщина встрепенулась, встала, закрыла книгу и быстро пошла прочь.
Иден тоже поднялась, и, провожая глазами старушку, увидела на земле листок бумаги. Она подобрала его, только листок оказался старой пожелтевшей фотографией. С фото на нее смотрел молодой темноволосый красавец. На обороте была надпись «Маргарет от Макса. Помни меня.».
Поискав глазами незнакомку, Иден решила, что вернет фото позже.
Позднее, ожидая прихода медсестры, Иден сидела у окна. Оно выходило во двор и из него были прекрасно видны стоящие напротив два корпуса, подъездная дорожка к центральному зданию и часть самого этого здания. Сумерки уже сгустились, поэтому во многих комнатах горел свет.
Минуту спустя она увидела, как к главному входу медленно подъехал черный тонированный автомобиль. Из здания навстречу вышел главный врач клиники мистер Гилсберг. Иден узнала его, так как сегодня была ему представлена как новая пациентка.
- Довольно поздно для посетителей, пронеслось у нее в голове.
Дверь машины открылась.
- Добрый вечер, мисс Кэпвелл. Ваше успокоительное.
Иден обернулась и увидела вошедшую медсестру.
Отойдя от окна, она направилась к кровати.

Наступило утро. Было пасмурно. Однако, несмотря на набежавшие тучки, жизнерадостные лучи солнца все же находили свой путь к земле. Иден быстро спускалась по лестнице, направляясь к кабинету доктора Флеминга.
Вслед за ней шла та самая пожилая дама. Иден остановилась.
- Доброе утро, мэм. Меня зовут Иден. Вы должны были меня заметить вчера.
- Доброе утро. Женщина казалась немного растерянной.
- Вы обронили кое – что в саду. Фотографию. Иден улыбнулась.
- Вы нашли ее, нашли? Лицо старушки просияло. – Это единственная память…
- Она у меня в комнате. Я принесу…
Женщина остановила ее. – Отдадите позже. Ведь мы соседи, не так ли?
Внезапно в серых поблекших глазах Иден увидела неподдельный страх.
- Остерегайтесь первого этажа! – прошептала старушка, оглядываясь. Я собственными глазами видела… Она осеклась.
Вверх по лестнице шла медсестра.
Пробормотав что – то, англичанка вышла в холл.

- Доброе утро, Иден. Вам досаждала миссис Томпсон?, безобидная ирония подошедшего доктора вызывало улыбку.
- Ни в коем случае, просто я решила познакомиться с соседкой. Она славная.
- Да. Пройдемте в кабинет.
Открывая дверь, Эмиль добавил:
- Я могу понять, что вам скучно, и, вы ищете общение. Но, позвольте дать совет. Ограничьте общение с пациентами и не слушайте глупостей. Если, конечно, хотите выздороветь, а не углубиться в бездну.
Флеминг выразительно посмотрел на свою подопечную и жестом предложил присесть напротив него.
Иден почувствовала скованность после его замечания, но промолчала.
- Помните, я говорил вам, о чем будет наш разговор? Вы расскажете мне всю свою жизнь. С детства. Соберитесь с мыслями и начинайте.
Иден рассказывала. Доктор делал пометки у себя в блокноте. Быстрая утомляемость, вызванная психологическими нагрузками и стрессом, осложнялась успокоительными. Сеансы были достаточно короткими. На то, чтобы рассказать историю своей жизни, у Иден заняло почти неделю.

Уже несколько дней стояла дождливая погода. Небо, по – прежнему, было затянуто свинцовой пеленой. Листья на деревьях не успевали просохнуть, снова и снова вздрагивая под натиском бесконечных капель.
Был полдень. За окнами опять потемнело. Где – то совсем близко затрещал раскат грома. Доктор отодвинул портьеру и присвистнул:
- Похоже, это надолго.
Он прошелся по комнате. Похоже, ему было нужно время, чтобы подумать.
Сев снова в кресло, Эмиль шумно вздохнул и произнес:
- Учитывая то, что услышал от вас за эти дни, у меня созрела масса вопросов. Но главный, пожалуй, этот: «Почему, пережив столько плохого в своей молодой жизни, ваша психика сломалась именно тогда?» Если предположить, что именно пережитая драма в детстве вызвала заболевание, то почему оно проявилось, когда ничего не подталкивало к этому? Почему не тогда, когда ваша мать вернулась в Санта – Барбару? Хорошо, могу это списать на случившуюся у вас амнезию после аварии. Тогда почему срыв не произошел, когда родился Чип? Ребенок, рожденный также, фактически, после измены.
Доктор вскинул руку, как бы предупреждая Иден не возражать.
- Вольной или невольной, но, тем не менее, измены. Вы так сильно переживали тогда. Почему же срыва не произошло даже тогда, когда вся ваша семья, в частности мать, осуждали вас за историю с Робертом.
Эмиль сверился со своими записями.
У Иден ужасно болела голова. Комната вращалась вокруг нее. Она почувствовала, что не хватает кислорода. Сдавив голову руками, она нервно заговорила:
- Вы не понимаете, ничего не понимаете!
- Иден, успокойтесь. Я желаю вам только добра. Доверьтесь мне. Только разобравшись в причинах, я смогу помочь.
Прошло несколько минут, Иден почувствовала некоторое облегчение. «Я должна пройти через это», повторяла она мысленно.
Тем временем, доктор продолжал:
- Все, о чем я говорил ранее… Предположим, что это просто наслаивалось, накапливалось, пока плотину не прорвало. Хорошо! Но тогда почему после того, как ваше альтер – эго отомстило Софии, она продолжало появляться? Почему ваш разум не освободился, скинув весь груз?
- Вы знаете, что это такое, когда вдруг оказываешься посреди комнаты, не понимая, как в ней очутился. Потом обнаруживаешь у себя в руке пистолет. Переводишь взгляд на пол и видишь…
Слезы застилали ей глаза, образ доктора расплывался.
- Ты видишь, что там лежит с пулевым ранением твоя мать. И ты осознаешь, что это именно ты…
Иден срывалась.
- Потом опять провал. Я полгода считала, что ее убила! Вы знаете, каково это было?!
С видом забившегося в угол бездомного котенка, Иден сидела, вжавшись в кресло.
- Позвольте мне кое-что вам объяснить…Флеминг подошел и взял ее руку в свои. – Наша психика состоит из трех составляющих: наши инстинкты и желания, наша совесть и собственно эго (так называемая уравновешивающая структура). Но когда, после какого – то события или цепочки событий наступает сильнейшая психологическая травма, структура эго прекращает функционировать, сталкиваются наши тайные желания с нашей совестью. Человеческое сознание не может выдерживать такое противостояние и психика разрушается. Вот тогда - то и появляется расстройство личности.
Единственный способ вас вылечить - найти причину, которая так повлияла на ваше психическое здоровье.
- Что вы хотите этим сказать?, Иден удивленно посмотрела на доктора.
- Во – первых, все указывает на то, что у вас нет шизофрении. Он улыбнулся и похлопал Иден по руке.
В ответ на эти слова в глазах Иден засветилась надежда. Она смахнула слезу и сказала:
- Если это так, то я смогу надеяться…
- Вся проблема в том, что я не знаю причины вашего заболевания. Флеминг многозначительно посмотрел на нее.
- Но, я думала…
- Поверьте моему тридцатилетнему профессиональному опыту. История с вашим братом и матерью отнюдь не причина, а только одно из следствий вашего состояния. И через три дня я планирую ввести курс сеансов гипноза.
- Через три дня?
- Да, Иден, следующий сеанс только через три дня. Я отправляю вас в импровизированный отпуск! Отдыхайте! Набирайтесь сил! Они вам очень пригодятся…
- Я сегодня так устала…
Доктор поднял трубку и проговорил:
- Через пять минут в палате Иден Кэпвелл. Да, дозировка обычная.
Потом перевел взгляд на Иден:
- Идите к себе. Медсестра принесет вам снотворное. Сон пойдет вам на пользу.

Иден лежала в постели и смотрела как молния то и дело рассекает ночное небо. Вспышки света ритмично нарушали темноту ее комнаты. Несмотря на принятое снотворное она не могла заснуть. Иден вспоминала… С ненастной погодой было связано слишком много.
…Рождение Адрианы. Иден помнила ту ночь до мелочей. Первый вздох, первый крик. То чувство всепоглощающей радости от встречи с малышкой. И образ улыбающегося Круза, который держал на руках их дочь…
По щеке скатилась слеза, затем еще одна. Иден смахнула их рукой и улыбнулась своему воспоминанию.
…Чип и Адриана боялись грозы и, часто, в такую погоду она и Круз устраивали посиделки у камина, рассказывая детям сказки…
Иден вздохнула. За окном лил дождь. Под диким напором завывающего ветра ветки деревьев бились о стекло, царапая его словно когти.
… Ночь. Гроза. Ливень. Шторм. Хилое суденышко едва выдерживает буйство стихии. Сильные руки Роберта, вытаскивающего ее из воды. Рыбацкая хижина. Отблески разведенного огня. Роберт. Его прикосновения, его губы…
…Ночь убийства Куинна. Темнота. Выстрел…
Иден села и откинула одеяло.
- Счастлив ли Роберт? – задала она себе вопрос. Конечно да! Вполне возможно, у него с Келли уже есть дети…
Что - то очень знакомое и неприятное вновь больно сжало сердце.
Иден встала и подошла к окну. Дождь струями стекал по стеклу, буря продолжала терзать деревья. Она откинула назад волосы, как будто желая избавиться от нахлынувших чувств и воспоминаний. Она окинула взором подъездную аллею и здания напротив. Свет горел только в двух комнатах. На втором этаже какая - то медсестра успокаивала взволнованную пациентку, присев на край кровати и держа ее руку. На первом два высоких санитара пытались удержать вырывающегося мужчину. Изловчившись, один из них сделал укол в плечо, и пациент медленно осел на пол.
Иден перевела взгляд на часы – было почти два. Почувствовав головокружение, она легла и вскоре забылась беспокойным сном.

Иден подумала, что на этот раз ночь тянулась слишком долго. Ночные воспоминания вызвали сны о прошлом, о людях, которые ей были дороги. Картинки во сне менялись калейдоскопом, былое эмоциональное напряжение снова давило, лица сменялись, кружили вокруг нее, требуя ответов, которые она была не в силах дать. В конце концов ей приснилась вчерашняя сцена в окне напротив, только на месте того пациента была она, а на месте санитаров ее родные…
В дверь постучали. Иден поспешно открыла ее и увидела стоявшую на пороге Маргарет.
- Здравствуйте, приветливо сказала старушка. Я пришла пригласить вас прогуляться и… забрать свою фотографию. Она смутилась.
- Доброе утро, сказала Иден и улыбнулась. Входите, пожалуйста. Она пропустила женщину в комнату.
- Разве оно может быть добрым здесь? Она обвела рукой комнату.
- Я уверена, что может. Ведь это место дает надежду…
- Надежду? Когда я приехала сюда, тоже так думала. Женщина нервно теребила кисть своей шали.
- Прошу вас, Маргарет, присаживайтесь. Иден указала на кресло. – Думаю, вам не стоит так волноваться. У нас с вами прекрасный доктор.
- Да, конечно, пробормотала англичанка и умолкла.
Пытаясь сгладить неловкость, Иден подошла к столу, взяла старую фотографию и протянула Маргарет. – Вот, возьмите, пока я не забыла. Постарайтесь не потерять снова, улыбнулась она.
- О, да, благодарю, с чувством ответила та и прижала фото. Если бы я была сильнее… Если бы смогла забыть его… Миссис Томпсон закрыла лицо ладонями, пытаясь скрыть нахлынувшие слезы.
Иден покачала головой и сказала: - Нет, не говорите так! Забыть о существовании любимого человека означает стереть из памяти саму себя…
- Мы с Максом познакомились сразу после Второй Мировой. Я влюбилась в него, как только увидела. Да и как иначе. Он был таким красивым, а от его улыбки у меня сердце замирало… Она смотрела как будто сквозь Иден, мечтательно улыбаясь. – Мы путешествовали по Европе, он подарил мне весь мир. И он тоже меня любил… Потом, по долгу службы он отправился в Африку. Он был капитаном, пояснила Маргарет. – Я так не хотела, чтобы он ехал. После мне сообщили, что его корабль затонул и выживших нет.
- Я сожалею, тихо произнесла Иден.
- Прошло пару лет и я встретила Ричарда. Он меня вытащил из пучины отчаяния, в которой я находилась тогда. Мы полюбили друг друга и поженились. Через год у нас родилась дочь. А еще через год приехал Макс.
Маргарет взглянула на собеседницу.
- Ему удалось выжить. Я поняла, что чувства никуда не делись. Макс был моим любовником много лет. Ричард подозревал, но… Потом Макс уехал, а Ричард погиб. Вот так.
Иден не знала, что сказать.
- После этого вы заболели?
- Наверное. Не знаю. Сюда меня привезла дочь.
- Ваша дочь часто вас навещает?
- Нет. Она приезжала лишь однажды. Она живет в Нью –Йорке и очень занята. Много лет она работала на одного бизнесмена, а после его смерти узнала, что является наследницей. Теперь у нее брокерская контора.
Иден не могла оставаться в комнате. Ей стало душно, голова болела… Да и Маргарет хотелось прогуляться. Они решили выйти в сад.
 
Иден_ПарризиДата: Воскресенье, 02.09.2012, 15:26 | Сообщение # 2
Морская звезда
Группа: Модераторы
Сообщений: 819
Награды: 7
Репутация: 3
Статус: Offline
Добавлено (02.09.2012, 14:56) (От автора).
---------------------------------------------
***
Доктор Флеминг приехал в клинику раньше обычного, поскольку ждал важного звонка из США. Напряженное чувство ожидания не отпустило его, даже когда он изучал историю болезни одного из пациентов. Наконец раздался резкий звонок.
- Флеминг слушает. Рад вас слышать, Коннор. Что удалось выяснить?
Плотно прижав к уху телефонную трубку, Эмиль принялся быстро записывать услышанное.
***
Снаружи от наполненного озоном воздуха легко дышалось, утренняя прохлада бодрила. Сквозь умытые дождем ветви деревьев проглядывало искрящееся солнце. Иден шла по тропинке к саду, ее несколько тяготило присутствие спутницы, хотелось побыть одной.
Маргарет шла молча все это время, но потом оглянулась и заговорила шепотом:
- Ставни снова закрыты.
- Что?, не понимая о чем речь, спросила Иден.
- Здесь происходят странные вещи. Я знаю, о чем говорю. Тот человек… С ним что - то не так.
Непоследовательный рассказ миссис Томпсон сбивал с толку и очень напоминал бред.
Вполне возможно придется позвать медсестру…
- Вы не верите мне, ведь так? Посмотрите вон туда… Иден взглядом проследила за рукой Маргарет. Она указывала на одно из окон на первом этаже соседнего корпуса.
- Я долго не могла уснуть в ту ночь… Прошло уже почти полгода. Она взглянула на Иден. – Я видела, как подъехал черный «Мерседес» и из него вывели мужчину. Он был связан, с кляпом во рту.

Эмиль Флеминг сидел в своем кабинете и курил трубку. Рядом стояла чашка недопитого кофе. Его глаза были закрыты, черты лица спокойны, но эта была только видимость. Мысли, мучившие его, не давали заснуть ночью. То, что доктор узнал от частного детектива, не давало покоя и сейчас. Он задавался вопросом «Как ему поступить?». На кону стоял не только его профессионализм врача, медицинская этика и все такое. Главное, от его решения зависит здоровье и дальнейшая жизнь его пациентки.
Эмиль резко встал, отчего кресло под ним неприятно скрипнуло. Взяв с полки папку с надписью «Иден Кэпвелл», он снова принялся ее перечитывать. Взгляд доктора упал на окно. Сквозь него отчетливо просматривалась дорожка, ведущая в сад. На ней стояли Иден и миссис Томпсон, оживленно беседуя о чем – то.
«- Надо прекратить это общение», пронеслось у него в голове. Раздраженно бросив папку на стол, он вышел из кабинета.
***
В комнату Маргарет вошла медсестра.
- Миссис Томпсон, вам звонит дочь. Я сообщила ей, что вы спите, но она попросила пригласить вас. Готовы поговорить с ней?
Несмотря на прерванный сон и слегка неопрятный, растрепанный вид, старушка молча и быстро просеменила к выходу.
Она спустилась вниз, взяла трубку и неуверенно произнесла:
- Алло.
- Здравствуй, мам. Как ты себя чувствуешь?
- Привет, солнышко. В голосе матери было столько теплоты и нежности…
- Я поговорила с твоим врачом, и он разрешил тебя навестить. Ты не будешь возражать?
- Нет, что ты такое говоришь. Я очень рада. Правда.
- У меня выдался удачный месяц и я могу себе позволить сбежать на несколько дней. Приеду через неделю. Во вторник вечером. Я сняла домик неподалеку от клиники. В среду утром буду у тебя.
- Спасибо. Спасибо тебе, доченька! Взволнованный голос матери дрожал. - Я буду тебя очень ждать, Бридж.

Иден принесли ужин. Молоденькая девушка накрывала на стол. Расставив, наконец, тарелки, и разложив приборы, она убрала поднос и спросила:
- Что - нибудь еще?
Иден почти не замечала суеты вокруг своего столика. Она не могла отделаться от мысли о том, что рассказала ей англичанка. Потом, будто вспомнив что – то, ответила:
- Спасибо, ничего не нужно. И, как бы невзначай, добавила:- Скажите, а первый этаж зданий занят только врачебными кабинетами? Она замаскировала лукавство во взгляде наивным простодушием.
- Нет, там держат буйных. Девушка осеклась. – Ой, простите. Она засмущалась и быстро вышла из палаты.
Иден проводила ее взглядом, потом встала и подошла к окну.
История того человека ее не касалась, у нее и так было слишком много проблем. Иден прекрасно понимала это, но непонятная тревога не отступала. Вель она тоже видела злополучный автомобиль.
Иден перевела взгляд на закрытое ставнями окно.
- Я должна выяснить, что происходит, произнесла она в пустоту.

***
- Доктор Гилсберг, у вас есть пару минут… Встретив коллегу в коридоре, Эмиль взял его за рукав, и уже никуда не собирался отпускать.
Глава клиники удивленно, немного свысока посмотрел на Флеминга, но кивнул:
- Да. Пройдемте в мой кабинет, судя по всему, дело важное.
- Так оно и есть.
Гюнтер Гилсберг был на несколько лет старше Эмиля, однако почти нетронутые сединой черные волосы, чисто выбритый подбородок и легкая походка говорили об обратном. Его нельзя было назвать приятным человеком лишь по одной причине - его глаза. Темно - карие и глубоко посаженные, они смотрели на собеседника так, что тому казалась, будто его душу рассматривают под микроскопом. Несмотря на это, этот человек был выдающимся специалистом в области психиатрии и Эмиль ему доверял.
- Я слушаю вас, сказал Гюнтер расположившись за рабочим столом.
Присев напротив на указанный стул, Эмиль не заставил себя ждать.
- Коллега, мне нужен ваш профессиональный совет. Я рассказывал вам о моей пациентке Иден Кэпвелл.
- Да, я помню. Пока все идет хорошо, так?
- Вы правы. Но есть еще кое – что. Перед тем как проводить с ней курс сеансов гипноза, я попытался узнать побольше о ее семье. Я нанял частного детектива.
- Что?! Это не только не входит в круг ваших полномочий, но и противоречит элементарным понятиям о морали! Гилсберг был возмущен. Его сдвинутые кустистые брови дополняли и без того грозную мимику доктора.
- Понимаете, в ходе лечения я планировал постепенно вытеснить у нее боязнь встречи с родными, снова ввести ее в лоно семьи. Тем более, я почти уверен, что один из них является прямым катализатором ее заболевания. Если не одной из главных причин.
- Так какого совета вы от меня хотите добиться?
- На днях я получил информацию об этих людях и о том, что с ними произошло за время отсутствия Иден. То, что я узнал, по определению, очень травматично для моей пациентки. Рассказать ей все и…рецидив неизбежен. Скрыть правду – значит поставить жирный крест на ее выздоровлении. Вернувшись домой, и, узнав правду там, ее психика может среагировать непредсказуемо. Не говоря уже о том, что вся подготовленная мной система реабилитации становится бесполезной.
Эмиль выглядел обеспокоенным.
Гилсберг еще раз сурово взглянул на него и глубоко вздохнул.
- Понимаю вашу тревогу. Я вижу единственный выход в данной ситуации – подготовить пациентку во время гипноза. И лишь потом, исключительно под полным контролем ее реакции, рассказать Иден обо всем. Но… никаких гарантий.
Эмиль поднялся.
- Спасибо вам, Гюнтер. Не смею вас больше задерживать…
- Выпейте со мной кофе. И поезжайте домой, у вас усталый вид.

Прошло несколько дней. Теплую, солнечную погоду омрачало только одно –дни становились короче. Прохладный ветер, принесенный с севера порой заставлял ежиться от внезапного холода и плотнее кутаться в уютную одежду. Пение птиц стало событием более редким, и оттого, особо приятным. Деревья охотно делились золотистой листвой с тропинками, газонами, проселочной дорогой… Даже с прохожими. Наступила осень.
Было еще достаточно рано, однако сонные медсестры после очередного дежурства уже сменились и направились к своим авто. Поднимая за собой легкий шлейф опавшей за ночь листвы, в открытые ворота на территорию клиники медленно въехал красный «Ford». Из него вышла женщина в длинном голубом плаще со светлыми струящимися волосами до плеч. Она зашла в главный корпус и направилась к администратору. Стук ее шпилек о мраморную плитку вдребезги разбивал тишину.
- Доброе утро. Меня зовут Бриджит Ренфилд. Я бы хотела увидеть свою мать.

Иден очень торопилась. Почти бежала. Она жутко не любила опаздывать, тем более, что к ней за пятнадцать минут до очередного сеанса гипноза заходила медсестра и напомнила о времени. Мало того, что проспала, так еще и собиралась как вареная, голова кружилась. Иден винила в своем состоянии те таблетки, что ей давали. Ей казалось, в последнее время, они стали сильнее или доза больше…
Но сейчас на размышления не было времени. Она быстро спустилась по лестнице и… буквально врезалась в вошедших женщин. Одна из них была Хильда – администратор. А другая…
- Иден?! Что вы здесь делаете?
- Рэнфилд? Я вас еле узнала. Вы так изменились! И очков нет… Немного растерянно добавила Иден.
- Да, теперь я их почти не ношу. Сменила…на линзы. Бриджит взглянула в лицо Иден и повторила:- Вы тоже навещаете кого – то?
- Нет... Я здесь лечусь. Сильное смущение выдавал ее взгляд и предательская краска на щеках. Иден опустила глаза. «Нелегко признаваться в том, что ты сумасшедшая», стрелой пролетела мысль.
Когда первый шок прошел, Рэнфилд произнесла:
- Я читала в газетах о вашем отъезде из Санта – Барбары. И о вашем разводе с мистером Кастильо тоже писали…Но…я не предполагала…Простите.
Еще мгновение и затуманенный непониманием взгляд Бриджит начал проясняться.
- Конечно, как я могла не догадаться. После …
- А вы, вы приехали кого – то навестить? Иден постаралась взять себя в руки и даже улыбнулась.
Рэнфилд, спохватившись, ответила:
-Да, свою мать.
Иден собиралась что – то сказать, но в этот момент в холле показался доктор Флеминг.
- Я сижу и жду свою пациентку, а она, судя по всему, обо мне совсем забыла. <br /


Самая наивная сиренка в больших сиреневых очках и большом сиреневом пузыре
 
LadyJulДата: Воскресенье, 02.09.2012, 15:28 | Сообщение # 3
Наутилус
Группа: Проверенные
Сообщений: 6
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Вот так – то вы цените мое общество, пожурил он Иден. Потом перевел взгляд на стоящих рядом женщин и сказал: - Мисс Рэнфилд, рад вас видеть. Миссис Томпсон очень ждет встречи с вами. Хильда, проводи мисс Рэнфилд.
Взяв Иден под локоть, Эмиль поспешил увести пациентку в свой кабинет.

Как только за ними закрылась дверь кабинета, Эмиль проговорил:
- Иден, но почему вы меня не слушаете? Я каждый день вижу вас в обществе Маргарет Томпсон. А сегодня, вы уже и с дочерью ее успели познакомиться…
Иден возмутила реакция на невинный разговор.
- Доктор Флеминг, я сильно опоздала сегодня и прошу простить меня за это. Но я не могу взять в толк, почему вы считаете, что мы не можем общаться. Что в этом плохого? Она откинула назад свои белокурые волосы и посмотрела на Эмиля непреклонным взглядом.
Доктор заметно смягчился и продолжил уже спокойным размеренным тоном: - Иден, пойми. Она больна…
- Я тоже не здорова, но я не хочу становиться безмолвной куклой, раз все считают меня сумасшедшей!
- Иден, успокойся. Прошу лишь об одном, пропускай ее рассказы мимо ушей. Для твоего же блага!
Иден долго смотрела на него, а потом кивнула головой:
- Хорошо, доктор.
- Сегодня сеанс я отменю, ты слишком возбуждена. Медсестра сделает тебе укол…
- Пожалуйста, не сегодня, меня от лекарств уже шатает.
- Это нормально и не страшно. Вашу нервную систему нужно лечить антидепрессантами. Вас проводить до палаты?
- Нет. Спасибо, я сама. Иден обернулась. – Еще раз, простите меня, доктор Флеминг. Я вам очень доверяю. Она устало улыбнулась и вышла.
Иден уже была возле двери своей комнаты, как из соседней вышла Рэнфилд.
Она подошла к Иден и сказала: - Иден, спасибо вам за доброту и заботу о моей маме. Она ценит вашу поддержку. Потом взяла Иден за рукав ее бежевого платья и добавила: - Я здесь пробуду еще несколько дней, мне надо кое – что отдать вам. Мы можем увидеться завтра?
Иден улыбнулась.
- Да, конечно, я никуда отсюда пока не собираюсь.
Бриджит еле заметно, понимающе улыбнулась и исчезла за дверью комнаты Маргарет.

***
Гюнтер Гилсберг проснулся среди ночи от резкого звука. Похоже, что звонил телефон. Он не был в этом полностью уверен. Последнее время ему не удавалось заснуть самостоятельно, и он принимал снотворное. В эту ночь его сон был похож на наркоз. Доктор приподнялся с постели, сощурил глаза и посмотрел в окно. Сияние полной луны лишь изредка приглушалось плывущими мимо рваными облаками. Гюнтер взглядом нашел в темной комнате часы. Было ровно три часа ночи.
Он уже решил, что ему показалась, и устало опустил голову на подушку. В следующее мгновение телефонный звонок снова разрезал тишину.
Гюнтер поднял трубку и хрипло произнес:
- Гилсберг слушает.
В трубке послышался надменный мужской голос. Доктор отвечал.
- Вы знаете сколько сейчас времени…Да, все по плану. Вам не о чем волноваться…Никто не знает…Я не забыл, сколько вы мне платите…Я же сказал, все как мы и ожидали. Препараты, которые я назначил, приводят к искусственной амнезии… Это значит, что пока продолжается их действие, человек не помнит даже собственного имени…У него не получится, они вводятся внутривенно…Да, я все держу под контролем…
В трубке послышались монотонные гудки. Гюнтер нервно сжал трубку. Откинувшись на подушки, он подумал, что заснуть сегодня ему уже вряд ли удастся.

Иден дошла до самого дальнего участка сада. Он располагался на возвышенности, поэтому любоваться природой не мешал даже успевший стать ненавистным забор. Она присела на лавочку. Перед ней открывался роскошный вид на долину. Покрытые лесом горные склоны, словно художник, крупными мазками писали краски осени. Извилистая нить реки мирно серебрилась внизу. Это место было у Иден любимое. Здесь она договорилась встретиться с Рэнфилд.
Как странно встретить ее здесь. Из незаметной секретарши она превратилась в эффектную женщину.
Со вчерашнего вечера Иден находилась в состоянии тревожного предвкушения. С одной стороны, она недоумевала, что может передать или сказать ей Рэнфилд. С другой, чувствовала, что это может быть чем – то важным.
Когда Иден думала о Рэнфилд, она не могла не вспоминать о Роберте. Вот и сейчас она прокручивала в голове сцены из прошлого. И снова тупая боль сдавила грудь.
Иден услышала шаги и обернулась.
- Здравствуйте, Иден. Долго ждете? Бриджит подошла ближе.
- Мне нравится бывать здесь, ожидание было не в тягость. Иден улыбнулась и добавила: - Садитесь рядом.
Бриджит села и между ними повисло неловкое молчание.
- Вы знаете историю моей матери?
- Да, Маргарет рассказала мне ее. Сожалею…
- Мне тоже жаль. Когда вы впервые появились у нас в офисе, я уже знала о вас все. Но, когда увидела, какими взглядами вы обмениваетесь с Робертом… Стала опасаться, что все может закончится не лучше, чем в моей семье. Поэтому, я была настроена против вас.
- Понимаю…
- Как – то вечером, я работала допоздна и уже собиралась уходить, но меня окликнула уборщица. Она сказала, что обнаружила в корзине с бумагами кольцо. То самое кольцо, Иден, которое хранил Роберт как воспоминание о вашей помолвке. Я никак не решалась спросить у него о кольце и… оно так и лежало в моем столе. Рэнфилд тяжело вздохнула и продолжала: - Потом, после всего случившегося, я забрала кольцо, как память… Оно всегда было при мне. Но…теперь, встретив вас так неожиданно… в общем, я решила, что оно должно принадлежать вам.
Она просунула руку в карман своего плаща, достала кольцо и протянула Иден. Камень играл и переливался на солнце, но Иден этого не видела. Ее глаза застилали слезы.

Она взяла кольцо, встала и отвернулась. Обхватив себя руками, попыталась сдержать эмоции, но не смогла.
- Почему вы не отдали его Роберту? Иден секунду помолчала, потом добавила: - Нет, что я говорю. Зачем мучить его. Он счастлив с моей сестрой.
- Но, Иден, разве вы не знаете? Бриджит тоже встала и встревоженно всмотрелась в лицо Иден.
- О чем я должна знать?
- Роберт погиб. В ту ночь, когда все считали убитым Куинна. Вы же были там, вы должны были знать… - Что с вами?
Иден хватала ртом воздух, ей было нечем дышать. Только что услышанное гулко повторялось в голове снова и снова… Роберт погиб. Роберт убили.
- Нет. Не-е-т. Не может быть. Иден пятилась назад от Рэнфилд, как от привидения. - Нет. Я смотрела на него, я стреляла в него…
Тихие слова Иден постепенно перешли на крик: - Роберт!
Свет померк у нее перед глазами. Она упала.
Ренфилд в ужасе побежала за помощью.

Иден постепенно приходила в себя… Темнота начала расступаться, как будто издалека слышался шум. Ощущение невесомости быстро покидало ее, уступая место неосознанной тяжести во всем теле и головной боли. Она нервно задвигала глазами под опущенными веками. Прошло еще пару минут, и Иден начала различать голоса.
- Доктор Флеминг, я настоятельно рекомендую применить интенсивную терапию к данной пациентке.
- Прошу прощения, доктор Гилсберг, но я не вижу необходимости в радикальных методах лечения.
- Не видите необходимости?! Послышались нервные шаги, голос Гюнтера срывался, превращаясь в яростное шипение. – Чего же вам не хватает для этой необходимости?! Как, скажите, как ей удалось сбежать? Связать медсестру, угрожать охране? Откуда у нее взялся нож? Это чудо, что никто не пострадал…
- Я все прекрасно понимаю. Нам повезло, что мы нашли ее. Но всю последнюю неделю она совершенно спокойна. Она просто рисует. Это моя пациентка и…
- А это моя клиника!, взревел Гилсберг. Иден Кэпвелл социально опасна. Вы сегодня же назначите атропиношоковое лечение.

Прим. автора - По данной методике пациента путем введения различных препаратов вводят в искусственную кому. После трехчасовой комы выводят из нее также медикаментозно. Курс лечения 10-30 ком. Является одной из методик шоковой терапии.

Хлопнула дверь. Иден открыла глаза. Пред взором предстала ее палата. Доктор Флеминг и медсестра стояли, уставившись на закрытую дверь.
Иден обвела глазами комнату. Легкие занавески цвета весенней травы ритмично вздрагивали, из открытого окна в комнату врывался холодный воздух. Ее внимание привлекли большие яркие холсты, расставленные у стены. Это были морские пейзажи.
- Доктор, позвала она.
Эмиль вздрогнул, словно очнулся. Быстрыми шагами подошел к кровати и взял Иден за руку.
- Почему вы здесь, доктор? Почему у меня так кружится голова?
- Это от препаратов. Не волнуйся, все будет хорошо. Главное, что это снова ты!
Иден с тревогой и недоверием взглянула на Эмиля. Потом отвела глаза и прошептала: - Она снова возвращалась… Лиса?
Эмиль сочувственно сжал ее руку и кивнул.
- Прости меня, Иден, что не смог этого предотвратить…
Вдруг Иден схватила его за рукав белоснежного халата. Она смотрела на него с мольбой и горечью во взгляде. Смятение выражалось в каждом ее движении и вздохе. Она вспомнила.
- Я хочу поговорить с Рэнфилд.

***
Солнечный луч, украдкой забравшийся в дом, медленно скользил по бревенчатой кладке. Затем, словно играя и дразня, перепрыгнул на постель, продвигаясь все ближе к спящей женщине. Наконец, наступивший погожий осенний день сделал невозможным продолжение утренней неги и Бриджит приоткрыла глаза. Резкий свет ослепил ее, и снова зажмурившись, она по привычке начала наощупь искать очки. Надев их, она встала и пошла на кухню.
- Надо срочно выпить кофе, - убеждая саму себя, пробормотала Рэнфилд.
Она включила чайник и посмотрела в окно. Какая красота! Пологий, покрытый лесом склон был наполовину скрыт в плену голубой непрозрачной дымки. Протекавшую внизу горную речушку было тоже не разглядеть и о ее существовании напоминал лишь монотонный шум воды. Трава все еще оставалась зеленой, выделяясь на фоне осенних красок, будто островок надежды на то, что когда – нибудь снова наступит весна.
Налив себе кофе, Бриджит поплотнее запахнула халат и вышла на крыльцо. Глубоко вздохнув, она сделала глоток дымящегося ароматного напитка и всмотрелась в изгиб проселочной дороги, которая вела к клинике Гилсберга. В которой находилась ее мать… и Иден Кэпвелл.
Рэнфилд собиралась остаться лишь на пару дней, но прошло уже больше трех недель, а она так и не смогла уехать. Откуда ей было знать, что от их разговора у Иден случится приступ!? Тем не менее, чувство вины и память о Роберте мешали ей купить обратный билет. Ответственность за судьбу Иден делали еще острее сны, преследовавшие ее по ночам: Роберт, смотрящий на нее с немым укором.
Бриджит втянула в себя бодрящий, хрустально - чистый воздух и подумала, что несмотря ни на что ее вынужденный отпуск стал первым с момента создания ее бизнеса. Нужно немного отдохнуть. Здесь она может снова быть собой. Забыть о ненавистных линзах и шпильках. Просто быть собой.
Рэнфилд посмотрела на часы. Пора ехать в клинику.

***
- Иден, тебе нельзя волноваться…
- Мне необходимо ее увидеть! Пожалуйста!
- Вы обязательно поговорите, но позже.
- Подождите. Она собиралась уезжать. Она уехала?
- Нет, она никуда не уехала. Она хочет помочь тебе.
- Сколько времени прошло с того дня?
- Три недели.
- О Боже. Иден закрыла лицо руками и замолчала. Потом встала и, указывая на рисунки у стены, спросила:
- Это рисовала Лиса?
Эмиль кивнул. – Это Лас – Сиренас, не так ли?, - осторожно спросил он.
Иден внимательно осмотрела картины.
- Нет. Я не знаю где это.
Доктор Флеминг был крайне удивлен тому, что услышал. Он встал, задумчиво погладил рукой бороду и произнес:
- Похоже, Иден, твое прошлое до сих пор не открылось тебе полностью…
- Мне страшно, доктор. Иден посмотрела на Эмиля и отвернулась.
- Я сделаю все возможное, чтобы помочь…
- Я слышала ваш разговор с доктором Гилсбергом. Что за лечение мне предстоит? Что сделала Лиса?
- Иден, послушай. Тебе не нужно волноваться за поступки Лисы. Ничего плохого она не сделает. Две недели назад она пыталась сбежать, вот и все. Не страшись ее появления. Просто живи. Мы с тобой во всем разберемся, обещаю.
Он улыбнулся и по – отечески погладил ее по щеке.
- Сейчас я оставлю тебя ненадолго. Приведи себя в порядок и успокойся. Скоро приедет мисс Рэнфилд. Она каждый день бывает у своей матери и спрашивает о твоем самочувствии. Я разрешу вам поговорить. Эмиль поднял левую руку и погразил пальцем. – Но только в моем присутствии.
 
LadyJulДата: Воскресенье, 02.09.2012, 15:29 | Сообщение # 4
Наутилус
Группа: Проверенные
Сообщений: 6
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
***
Иден вышла из ванны, на ходу вытирая волосы полотенцем. Открыла шкаф и принялась выбирать одежду. Она уже снимала с вешалки понравившуюся вещь, как вдруг, ее взгляд упал на тот самый плащ, который был на ней в день встречи с Рэнфилд.
Небрежно бросив выбранный костюм на стоящее рядом кресло, Иден медленно опустила руку в карман плаща.
Она нащупала и достала кольцо. Словно во сне, начали оживать картинки из прошлого. Слепящее теплое солнце, грохот разбивающихся о камни волн, пропитанный солью и свежестью ветер. Звук наливающегося шампанского, звон бокалов и… голос Роберта. Глубокий и манящий…
Иден долго смотрела на кольцо. Она не плакала. Просто смотрела. До тех пор, пока металл не стал горячим между ее пальцами. Потом очень медленно надела его. Но, заколебавшись, сразу же сняла. Она вытянула вперед левую руку и посмотрела туда, где, казалось, еще недавно было кольцо Круза.
Иден закрыла глаза. Она помнила день их свадьбы. Помнила слезы счастья на щеках. Появившийся образ Круза, произносящего клятвы, надевающего на ее палец обручальное кольцо, постепенно растворился в тумане.
Перед глазами снова возник Роберт, в голове пронеслась когда - то сказанная им фраза «Не знаю, смог бы я ценить жизнь, если бы отказался от своих воспоминаний»…
Иден горько усмехнулась. В ее жизни не осталось больше ничего, кроме воспоминаний.
Через час Иден сидела в кабинете доктора Флеминга, а на ее руке сверкал незабываемый подарок моря.

Доктор наблюдал за сидящей напротив Иден. Ее напряженная поза и выражение лица выдавали обеспокоенность и нетерпеливое ожидание.
- Звонила мисс Рэнфилд и сообщила, что скоро будет. А пока, не будем терять времени и побеседуем. Ты не против, Иден? Эмиль ободряюще подмигнул.
Заметив в глазах пациентки молчаливое согласие, он спросил:
- Иден, ты полностью уверена в том, что пейзажи на картинах в твоей комнате – это не Лас Сиренас?
- Я совершенно уверена в этом.
- Скажи, когда ты сегодня их увидела, что ты почувствовала? Может возникли какие – то образы, воспоминания, хоть что-то?
Иден поднесла руку ко лбу и приподняла волосы в задумчивости.
- Не-ет. Я увидела просто живописные изображения. Не более…
Эмиль сделал очередную запись в своем блокноте и продолжил:
- Почаще смотри на эти картины, и все ощущения и воспоминания, если они будут, передавай мне. Это твое задание на ближайшее время. Он улыбнулся и присел на краешек своего рабочего стола.
- Иден, мне необходимо уехать ненадолго. Его улыбка стала шире. – Моя дочь вчера вечером родила первенца и мы с женой едим их навестить.
- О, доктор, это же прекрасно! Поздравляю! Иден встала и подошла ближе. Вдруг ее озаренное радостью лицо помрачнело, казалось, она что – вспомнила: - Когда вы вернетесь?
- Не позднее завтрашнего утра. Не волнуйся, медсестра присмотрит за тобой.
После довольно продолжительной беседы, Эмиль посмотрел на часы.
- Странно, мисс Рэнфилд должна была уже быть здесь. Ее дом совсем рядом. Ну да ладно. Иден, иди к себе. Тебе пора принимать лекарства. Когда она появится, я пошлю за тобой.
Иден направлялась к выходу, и тут, Филдинг заметил у нее на пальце кольцо.
- Я не замечал прежде, чтобы ты носила кольца.
Она дотронулась до своей руки и обернулась.
- Это кольцо Роберта.
- Почему ты решила его надеть?
Иден ответила не сразу… - Оно слишком долго ждало меня.

***
- Иден? Вопросительно – тревожный взгляд Маргарет мог означать только одно – она уже успела познакомиться с Лисой.
- Маргарет, я так рада видеть вас!
Черты лица пожилой женщины смягчились, она улыбалась.
- Я искала вас, моя дорогая. Мне многое нужно вам рассказать. Приглашаю вас на чай сегодня?
- Я обязательно приду. Только позже, время принимать таблетки. А еще у меня назначена встреча с вашей дочерью.
- Не ждите. Бридж сегодня не приедет. Она только что звонила. Сказала что – то насчет старого знакомого, которого не планировала здесь увидеть.
***
Очередной холодный ноябрьский день подходил к концу. Тяжелые пепельные тучи нависали над долиной, предвещая ночную непогоду. Солнце так и не показалось, отчего сумерки подкрались раньше обычного. После ужина медсестра ушла и Иден вспомнила о приглашении миссис Томпсон. Общаться ей совсем не хотелось, но обидеть старушку она тоже не желала. Иден вышла в коридор и негромко постучала в соседнюю дверь.
***
Горное шоссе было тихим и безлюдным. Ночную тишину нарушали лишь уханье совы и завывающие порывы ветра. Покрывающие склон вековые деревья устало размахивали своими оголенными лапами. Первая тяжелая капля дождя гулко ударилась о пожелтевший лист, спугнув мирно дремавшую на ветке птицу...
Дождь набирал силу, постепенно сменяясь мокрым снегом. Из-за поворота резко сверкнули два пучка света и показался автомобиль.
Эмиль Флеминг возвращался после посещения дочери и новорожденного внука. Пребывая в отличном расположении духа, он вспоминал морщинистое личико младенца, гордо отмечая фамильное сходство.
Несмотря на возражения жены, которая пожелала остаться там еще на несколько дней, Эмиль решил не задерживаться. Его не покидало беспокойство по поводу состояния своей пациентки Иден Кэпвелл. Их последний разговор оставил больше вопросов, чем ответов. Также он опасался, что в его отсутствие могла вернуться Лиса. Эмоциональное состояние Иден было очень уязвимым, и спровоцировать очередное появление ее альтер – эго могло все, что угодно.
Стеклоочистители монотонно двигались перед его глазами, из динамика доносился приятный женский голос, передающий прогноз погоды. «…в Валене ожидаются сильные дожди, местами переходящие в мокрый снег…ненастно…по возможности, оставайтесь дома».
- Да, да, я вижу. Ничего нового…, Эмиль потянулся к кнопке выключателя.
Вдруг свет фар выхватил из темноты чей – то силуэт. Оленя или лося, Флеминг не успел разглядеть. Резко вывернув руль в сторону, он нажал на тормоз. На скользкой дороге машину развернуло и отбросило к обрыву. Ухватившись за руль, Эмиль всеми силами пытался вернуть управление. Резкие диссонирующие звуки наполнили ночной воздух. Через секунду серебристый автомобиль с грохотом ударился о стоящее у обочины дерево и загорелся.

***
Иден проснулась с неприятным чувством тревоги. Пасмурное небо и свистящие порывы ветра за окном только усиливали это ощущение. Она сидела напротив расставленных у стены пейзажей и пыталась вспомнить. Но все было тщетно. Обычное изображение побережья. Море, песок, какой – то дом… На одной картине была изображена бухта с несколькими лодками у берега… На другой – заросший зеленью высокий холм и маяк. В траве лежал пес…
Иден сжала голову руками. Ей все незнакомо. «Может все это просто бред Лисы», подумала она. Резкий стук в дверь вернул Иден к реальности.
- Иден, это Маргарет, откройте мне.
Она увидела на пороге укутанную в теплую шаль обеспокоенную соседку.
- Одевайтесь поскорее и выходите в сад. Того странного мужчину вывели на прогулку.
***
Несмотря на почтенный возраст, Маргарет шла очень быстро. Иден едва поспевала за ней.
- Маргарет, я надеюсь на улице происходит что- то экстраординарное…
- Иден, вы не понимаете.
- Что я должна понять…
Она резко замолчала. Сцена, которой они стали свидетелями, повергла ее в шок. В самой дальней части парка два крупных медбрата вели пациента. Неожиданно мужчина вырвался, растолкав свою «охрану» и побежал к высокому забору.
«Это полное безумие», промелькнуло у Иден в голове.
Его быстро нагнали и…, оттащив беглеца в сторону, начали избивать. Они находились в месте, которое не просматривалось со стороны клиники. По причине ненастной погоды, сад тоже пустовал.
Иден взяла Маргарет за руку и быстро увела в здание.

***
Гюнтер Гилсберг просматривал отчеты в своем кабинете, когда раздался телефонный звонок.
- Гилсберг слушает. – Приветствую вас, фрау Флеминг. Что?! Авария? В каком он состоянии? В какую клинику его доставили? Если понадобится моя помощь… Да, я понимаю.
Он медленно положил трубку. Известие о том, что один из лучших специалистов его клиники находится в тяжелом состоянии, было для него весьма печально. С этого дня все пациенты Флеминга переходили к нему.
Доктор еще не успел до конца обдумать сложившуюся ситуацию, как дверь его кабинета резко распахнулась и с глухим звуком ударилась о стену. Влетевшая с разъяренным видом блондинка оказалась пациенткой пострадавшего коллеги Иден Кэпвелл.
Гюнтер привычным движением сдвинул очки на кончик носа и исподлобья посмотрел на вошедшую.
- С каких пор в вашей клинике приветствуются телесные наказания пациентов?!, негодующе выпалила Иден.
- Не понимаю, о чем вы, юная леди. И кто вам дал право врываться в мой кабинет? Кто вас вообще пропустил сюда? Почему вы не в палате?
- Я гуляла в саду. То, чему я стала свидетелем, просто ужасно и отвратительно! Вашего пациента избивают те, кто призван помогать и защищать людей, находящихся здесь на лечении.
- Я, по – прежнему, не понимаю, но, все же. О ком вы говорите? Доктор вышел из – за стола и подошел ближе.
- О нем. Иден вытянула руку в сторону окна и указала на скрученного мужчину, которого тащили обратно в здание. Его голова была низко опущена. Борода и спутанные волосы делали его еще более похожим на узника.
Гюнтер проследил за ее рукой. Смятение на его лице быстро сменилось прежней уверенностью.
- Этот пациент страдает шизофренией, протекающей в острой форме. Если персонал каким – либо образом и превысил свои полномочия, то только из крайней необходимости.
- Почему-то в рекламной брошюре вашего, мягко говоря, недешевого заведения не указывается, что издевательство над пациентами является одним из методов лечения.
Гюнтер прищурил глаза и подошел еще ближе, всем своим видом демонстрируя свое превосходство.
- Кстати о сумасшедших… У вас, видимо, снова приступ. Не нужно так смотреть на меня, я позабочусь о вашем дальнейшем лечении.
- Об этом позаботиться мой доктор. К тому же, никакого приступа у меня нет и вы это знаете.
- Ах да. Доктор Флеминг. Двадцать минут назад мне позвонили и сообщили, что он задержится. Месяца на два – три. Так что с сегодняшнего дня вы становитесь моей пациенткой…
- Я вам не верю…
- Придется поверить.
- Что произошло, почему его не будет так долго?
- Он в больнице.
- Но почему?, испуганно прошептала Иден.
- Он попал в аварию. Не волнуйтесь, он поправится. А теперь идите к себе. Гилсберг улыбнулся. Однако его неискренность не укрылась от Иден. Она почувствовала, как отчаяние начинает завладевать ею.
***
Оставшись один, Гюнтер быстрыми шагами направился в корпус доктора Флеминга. Открыв кабинет своим ключом, он начал перебирать папки. Медицинскую карту пациентки Кэпвелл не пришлось долго искать – она лежала на рабочем столе. Он открыл ее. Его глаза были полны злобы и…страха.
- Ну что ж, мисс американская выскочка, сама напросилась! Он презрительно сощурил глаза.
Доктор поднял телефонную трубку и набрал внутренний номер.
- Алло, Марта? Подготовьте пациентку Кепвелл к атропиношоковой* терапии. Первая кома? Через три дня. Зайдите в мой кабинет, я передам вам ее карту и мои расчеты дозировок.
* Прим. автора. Особенность этой терапии в том, чтобы точно рассчитать дозировку вводимых препаратов. Чуть – чуть просчитался и…пациент из комы не выходит. Применяется крайне редко при запущенных случаях шизофрении (когда уже другое не помогает).

***
Флешбек. Днем ранее.
Ренфилд очень торопилась в клинику. Ее задержали переговоры с управляющем ее компании. Их дела были под контролем отличного специалиста, поэтому она не слишком переживала. Тем не менее, разговор затянулся. И вот теперь, поглядывая на часы, она подбегала к своему авто.
«А надо еще заехать за мамиными любимыми кексами…», пробормотала она про себя.
Приехав в город, Бриджит уверенной походкой прошагала в кондитерскую лавку. Выйдя оттуда с большим бумажным пакетом в руках, она заметила автомобиль черного цвета на противоположной стороне улицы. Он резко контрастировал с семейными машинами, припаркованными у многочисленных магазинчиков. Но даже, несмотря на дорогое пятно в пейзаже маленького альпийского городка, она бы прошла мимо. Но…
Рэнфилд узнала вышедшего из седана щегольского вида типа. Он был одет в темно- синий плащ и курил сигару.
От неожиданности она выпустила ключи от зажигания. Торопливо подобрав
их, Бриджит подошла к стоящему спиной мужчине.
- Я никогда не увлекалась изотерикой, но уже готова бежать в библиотеку. Передо мной чудо перемещения в пространстве!, резюмировала Бриджит.
Мужчина быстро обернулся. Удивление на его лице молниеносно сменилась растерянностью.
- Рэнфилд?! Какими судьбами?
- Я вынуждена спросить тебя о том же. Неужели ты играешь главную роль в ремейке «Побег из Шоушенка», Крейг?

***
Темнота медленно расступалась. Крохотная клякса света постепенно превратилась в большое размытое пятно. К нему склонились лебеди. Нет… Просто люди в белых одеждах. Может, это ангелы? Но умер ли он?...
Круговорот цветов и звуков никак не хотел превращаться в нечто четкое и конкретное. Это сводило с ума. Почему он не может сосредоточиться?
Из общей какофонии выделились мужские голоса…
Не надо…Там во мраке и тишине ему было лучше. Сон – его спасение. Там нет ни душевной боли, ни тягостных воспоминаний, ни стыла, ни гнева.
Он просто хочет, чтобы его оставили в покое…
«Может побрить ему лицо?» донеслось до него.
«Ты же знаешь, Гилсберг запретил это делать… Сволочь, ведь удрать пытался»
«Шумно что - то у нас в последнее время»
Воздух прорезал резкий смех.
Он почувствовал укол в руку, бесчисленный по счету. Он и не считал…
Вдохнув в легкие побольше воздуха, он прохрипел:
- За что?!
Тьма вновь опустилась.

***
Продолжение флешбека.
Бриджит посмотрела на Крейга поверх своей любимой пары очков.
- И все же, Крейг, мне любопытно, насколько хорошим должно быть поведение заключенного, чтобы его выпустили лет на двадцать раньше? Видно, ты был сама добродетель, - поддела она.
Крейг ухмылнулся.
- Ты очень изменилась внешне. Если бы не очки, я бы и не узнал. Но стоило тебе открыть рот, знаменитое чувство юмора мисс Ренфилд не заставило себя ждать. Эх, прошлые деньки…
- Ты уходишь от ответа. Так чем же тебя привлекла альпийская глушь?
Крейг демонстративно глубоко вздохнул.
- Поправляю здоровье с помощью целительного здешнего воздуха. Жизнь в тюрьме, знаешь ли, не сахар.
Бриджит, наблюдая за ним из - под очков, хитро прищурилась. Заметив это, Крейг встрепенулся:
- Да что это мы все обо мне. Как ты жила все это время? Я слышал, Бобби сделал тебя своей наследницей…
Выражение его лица как будто не изменилось. Вот только в глазах шевельнулась едва заметная грусть.
- Да, - отозвалась Бриджит, - теперь у меня своя брокерская контора в Нью – Йорке. Помнишь, Роберт все мечтал построить детскую больницу?
Он кивнул.
- Теперь она есть! Он оставил соответствующие указания. После продажи его имущества скопилась достаточная сумма. Клиника носит его имя. Я присутствовала на открытии полгода назад.
Крейг снова кивнул. Наступила неловкая пауза. Он спохватился.
- Ну а здесь - то ты как оказалась, Ренфилд?
Она удивленно подняла одну бровь.
- Если мне не изменяет память, ты всегда знал, что в здешней лечебнице находится моя мать. Вспомни, я еще брала отпуск, чтобы привести ее сюда, когда Роберт предложил оплачивать ее лечение.
- Ах, да, - как бы случайно вырвалось у него.
В машине зазвонил телефон, Крейг взял трубку и после нескольких ничего не значащих фраз снова обернулся к своей собеседнице.
- Мне сейчас нужно ехать по одному делу… Где ты остановилась?
- В домике, вон по той дороге. Мой самый последний. Не ошибешься.
Крейг проследил за ее рукой.
- Я заеду на чай. Но…. мне пора.
Садясь в машину, он еще раз обернулся, придерживая дверь рукой.
- Ренфилд?
- Что?
- Потрясающе выглядишь.
Он легко улыбнулся, подмигнул и скрылся в отъезжающем автомобиле.

***
Иден снова вглядывалась в изображения на картинах. И снова пыталась вспомнить. Загадочное творчество Лисы несло в себе, по - видимому, немало информации. Иден сжала виски и закрыла глаза. Голова начала кружится. Словно издалека послышался шум и голоса. Сквозь расступающуюся пелену она разглядела мужскую руку, передающую какую - то бумагу. Женская рука взяла листок. На руке свернул браслет…Иден узнала его. Этот браслет подарил Ченнинг. Изогнутый золотой браслет. Он ей не нравился, но после гибели брата Иден стала носить его как память.
В дверь постучали. Иден вздрогнула. Видение исчезло.
Вошедшая медсестра принесла лекарства.
- Мисс Кэпвелл, вам необходимо сейчас спуститься вниз и сдать несколько анализов.
- Зачем?
- Это назначение доктора Гилсберга.

***
Спустя несколько часов Иден снова потянуло в сон. Доза успокоительных явно усилилась. Голова была тяжелой, веки закрывались сами собой. Она переоделась и забралась в постель.
В дверь снова постучались. Усилием воли Иден открыла глаза.
- Доброе день, Иден. Можно к вам?, - проговорила вошедшая Бриджит. - Простите, я не вовремя…
- Все отлично, я очень рада вас видеть!
Иден приподнялась на подушках и села.
- Проходите, пожалуйста!
Ренфилд нерешительно прошла в глубину комнаты.
- Я хотела извиниться, что не смогла с вами встретиться раньше, как обещала.
- Все нормально, вот только доктор Филдинг…
Она осеклась.
- Да, я слышала. Надеюсь, что он скоро поправится.
- Мы так и не поговорили о… Роберте…
- У нас будет такая возможность, когда доктор вернется.
Иден кивнула. Затевать серьезный разговор сейчас у нее бы не вышло.
Ренфилд подошла ближе.
- Иден, я пришла, чтобы сказать о моем отъезде…
Иден почти испуганно посмотрела на нее. Бриджит осталась единственным связующим звеном с окружающим миром.
Ренфилд предупредительно подняла руку и улыбнулась.
- Не волнуйтесь, я вернусь через несколько дней. Меня вызвали в Англию. Я нужна отцу.
Иден показалась, что она ослышалась.
- Вашему отцу? Я думала, что он погиб.
Ренфилд горько усмехнулась.
- Это мать вам так сказала? Она опять за старое…
- Извините, это не мое дело…
- Она вам сказала, что ее дорогой Макс уехал в неизвестном направлении, а муж погиб? Так?
- Да, но…
Бриджит пожала плечами.
- Видимо ей так легче пережить… Я, иногда, тоже хотела бы так думать, но, увы.
Она тяжело вздохнула.
- Иден, мой отец Ричард Ренфилд в пылу ревности убил любовника матери, Максимилиана Бредди. Он отбывает пожизненное заключение в тюрьме графства Йорк.

***
Англия. Тюрьма графства Йорк.
Ричард Ренфилд лежал на своей койке и бесцельно смотрел в полосатое небо решетчатого окна. Гнетущий полумрак одиночной камеры давно перестал давить на него. Он забыл свле прошлое, игнорировал настоящее и не думал о будущем. Научившись так жить, еу стало легче. Среди заключенных он стал влиятельным авторитетом, неким мировым судьей тюремной жизни. О собственном имени он вспоминал только во время вызовов к начальнику тюрьмы или к редким посетителям. Все остальное время он был Волк.
Неожиданно Волк услышал скрежет поворачивающегося ключа. Железная дверь со срипом открылась, впустив в камеру полоску яркого света. Он повернул голову на звук и прищурился.
- Ренфилд, на выход!, - услышал он хриплый голос охранника.
- В чем дело?
- Тебя переводят в другую камеру, - услышал он. – Приказ начальника.
Волк знал, что для его перевода существует некая причина. И ему не терпелось узнать , какая именно. Поэтому он молча собрал свои личные вещи и вышел в коридор.
Пять минут спустя Волка привели в новые «апартаменты». В глубине стоял невысокий брюнет.
- Знакомься, Ренфилд. Твой новый сокамерник, - громко проговорил охранник. - Подойди ближе, Армитадж!

***
Иден вели по проходу две высокие и крепкие медсестры. Она находилась в сознании только номинально, вяло переставляя ноги, скорее по инерции. Окружавшие предметы прыгали и расплывались, все казалось странным, нереальным. Думать у нее не получалось, мысли разбивались на тысячи осколков, расползались как муравьи при малейшей попытки сосредоточиться. Она не понимала куда направляется, однако ей было все равно. Ни мыслей, ни эмоций, ничего…
Спустившись на лифте в цокольное помещение, они медленно проследовали по длинному светлому коридору. На пороге процедурной их встретил Гилсберг.
- Мисс Кепвелл, а вот и вы, - заворковал он словно с ребенком. – Проходите. Поверьте, вам станет легче уже после первой процедуры!
В кабинете находилась кушетка, вверху операционная лампа и множество приборов вокруг. Подготовленные препараты лежали рядом.
Иден безвольно шагнула вперед.
***
Англия. Тюрьма графства Йорк.
Как только за охранником захлопнулась дверь, в камере наступила звенящая тишина. Мужчины смотрели друг на друга, словно пытаясь прочитать мысли.
Первым нарушил молчание Рэнфилд.
- Я слишком долго прожил в одиночной камере, чтобы усомниться в неслучайности моего перевода, - устало начал седовласый мужчина. Что тебе от меня нужно?
Его визави холодно ухмыльнулся и подошел ближе.
- Сразу к делу? Это меня устраивает. Я отдал многое, чтобы сидеть с тобой, Волк. И не собираюсь медлить.
- Так в чем же дело?
Рэнфилд вытащил из кармана сигарету и присел на жесткий матрац, вытянув ноги. Чиркнув спичкой о стену, закурил, не сводя настороженных глаз со своего навязавшегося собеседника.
- Я помогу тебе выйти отсюда. Куинн замолчал, внимательно вглядываясь в Волка, наблюдая за его реакцией на сказанное.
Рэнфилд громко рассмеялся и вольготно откинулся к холодной стене.
- О,как! Добродетель явился! Вот только я ни о чем не просил.
- Послушай, я выхожу через полтора месяца, нам надо торопиться.
- Лично я никуда не спешу!
- Поправь меня, если я ошибаюсь, Волк, но ровно через два месяца снова соберется комиссия по досрочному освобождению…
Мужчина вновь расхохотался.
- Я прохожу через это бессмысленное мероприятие каждые пять лет. Каждый раз один и тот же вопрос, один и тот же ответ, и одно и то же решение.
- На этот раз все будет иначе.
- И чем же я должен буду отплатить, как тебя там, Куинн?
Несколько секунд мужчины молча смотрели друг на друга. Один ожидал ответа. Другой – размышлял, с чего начать. Он знал, от того, как пройдет разговор зависел план, который он вынашивал с тех пор, как уехал из Санта – Барбары.
Наконец, Куинн решился.
- Твою дочь зовут Бриджит, ведь так?
Реакция Ричарда не заставила себя ждать. Он быстро вскочил и схватил Куинна за ворот рубашки.
- Что тебе нужно от моей дочери?
- Успокойся, - прохрипел Армитадж. – Я хочу поговорить не о ней, а о ее бывшем боссе.
 
LadyJulДата: Воскресенье, 02.09.2012, 15:29 | Сообщение # 5
Наутилус
Группа: Проверенные
Сообщений: 6
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
***
Ричард злобно фыркнул и оттолкнул от себя Армитаджа.
- О чем ты?
- Несколько лет назад твоя дочь была секретаршей у некоего крупного воротилы бизнеса – Роберта Барра. Не просто секретаршей – его доверенным лицом!
- И что с того?
- Барр, в свою очередь, работал на мафию. Долго работал, причем был на хорошем счету, ему доверяли. Так получилось, что я завладел информацией о тайном банковском счете, хранителем которого был мистер Барр. Хранителем в прямом смысле, так как только он мог снять с этого счета деньги. Причем в определенную дату.
- И как это касается меня?
- У твоей дочери есть необходимый шифр. Она не в курсе. Он находится внутри кулона – подарок от заботливого босса.
Куинн усмехнулся.
Рэнфилд встал.
- Меня это не интересует. Я не собираюсь впутывать дочь…
- Постой, я не договорил. Куинн шагнул в сторону, преграждая путь.
- Речь о пятистах миллионах долларов!, - алчно прошептал он. А дата закрытия счета через три месяца!
Ренфилд посмотрел Армитаджу прямо в глаза.
- Предположим, я соглашусь на эту авантюру. Ты же сам сказал, что деньги сможет снять только Роберт Барр. А он, я слышал, уже несколько лет как в могиле!
Ричард насмешливо ухмыльнулся, говоря с Куинном тоном, с которым родитель растолковывает несмышленому ребенку прописные истины.
Куинн выдержал его насмешливый взгляд, сопровождая его такой же ухмылкой как и у Волка.
- Я его брат – близнец.

***
Крейг проснулся от завывания снежной бури за окном. Он прилег ненадолго и, поэтому, с удивлением обнаружил, что стояла глубокая ночь. В доме стало прохладно. Огонь в камине давно погас, а плед почему - то валялся возле кушетки.
Все еще сонный, Хант провел по волосам рукой и встал. Быстро подобрав плед, он небрежным движением накинул его на плечи. Поворошив угли в камине, плеснул жидкость для розжига и подкинул пару поленьев.
Действия Крейга возымели ожидаемый эффект – языки пламени снова весело заплясали, разбрасывая по комнате причудливые тени. Дрова потрескивали.
Крейг подошел к окну. Слух не подвел его – вьюга была в самом разгаре. Мокрые снежные хлопья врезались в стекло с тупым звуком, ветер свистел на разный лад. Его грозное рычание быстро переходило в тоскливый визг, навязывая неприятные волнения в душе. Крейг закрыл глаза и отвернулся.
Подойдя к массивному дубовому столу, он потянулся к графину с янтарной жидкостью. Со стаканом в руке он сел у камина, задумчиво уставившись на огонь. В голове снова мелькали картинки из прошлого – люди, слова, события… Воспоминания часто вторгались в его жизнь, мешая двигаться дальше, порой, не давая уснуть. Но лишь одно лицо не оставляло его даже во сне – очаровательной голубоглазой девчонки, которая не умела разбираться в своих чувствах…
- Все могло быть иначе! - проговорил Крейг тихо, хотя эмоции исполняли внутри бешеную пляску.
Услышав легкий хлопок, он почувствовал, как виски из стакана тонкими струйками полилось на пол, а пальцам стало теплее от крови.

Иден медленно приходила в себя в реанимации. Ее тяжелое хриплое дыхание прерывалось. Несколько часов назад ее вывели из искусственной комы, но ее состояние внушало опасение.
Рядом стоял Гюнтер Гилсберг и читал историю болезни. Вокруг Иден суетились две медсестры.
- Лидия, вы уверены, что ничего не напутали с историей?
- Уверена, доктор. Анализы пациентки Кэпвелл показали, что она не склонна к аллергии на вводимые препараты…
- Ее состояние говорит об обратном.
- Возможно, дело в дозировке…
- Я никогда не ошибаюсь в расчетах!
Доктор нервно выхаживал по палате интенсивной терапии. Резко остановившись, он быстро окинул взглядом больную и проговорил:
- Вторую кому переносим на более поздний срок.
Лидия шагнула к Гюнтеру и прошептала:
- Но, доктор, я думала, вы отмените данный вид терапии. Он ведь может убить ее…
- Нет. Просто перенесем вторую процедуру и все. Это понятно? Или мне повторить?
При этих словах Гилсберг развернулся и вышел из палаты.

***
Крейг проснулся от завывания снежной бури за окном. Он прилег ненадолго и, поэтому, с удивлением обнаружил, что стояла глубокая ночь. В доме стало прохладно. Огонь в камине давно погас, а плед почему - то валялся возле кушетки.
Все еще сонный, Хант провел по волосам рукой и встал. Быстро подобрав плед, он небрежным движением накинул его на плечи. Поворошив угли в камине, плеснул жидкость для розжига и подкинул пару поленьев.
Действия Крейга возымели ожидаемый эффект – языки пламени снова весело заплясали, разбрасывая по комнате причудливые тени. Дрова потрескивали.
Крейг подошел к окну. Слух не подвел его – вьюга была в самом разгаре. Мокрые снежные хлопья врезались в стекло с тупым звуком, ветер свистел на разный лад. Его грозное рычание быстро переходило в тоскливый визг, навязывая неприятные волнения в душе. Крейг закрыл глаза и отвернулся.
Подойдя к массивному дубовому столу, он потянулся к графину с янтарной жидкостью. Со стаканом в руке он сел у камина, задумчиво уставившись на огонь. В голове снова мелькали картинки из прошлого – люди, слова, события… Воспоминания часто вторгались в его жизнь, мешая двигаться дальше, порой, не давая уснуть. Но лишь одно лицо не оставляло его даже во сне – очаровательной голубоглазой девчонки, которая не умела разбираться в своих чувствах…
- Все могло быть иначе! - проговорил Крейг тихо, хотя эмоции исполняли внутри бешеную пляску.
Услышав легкий хлопок, он почувствовал, как виски из стакана тонкими струйками полилось на пол, а пальцам стало теплее от крови.

***
Иден медленно приходила в себя в реанимации. Ее тяжелое хриплое дыхание прерывалось. Несколько часов назад ее вывели из искусственной комы, но ее состояние внушало опасение.
Рядом стоял Гюнтер Гилсберг и читал историю болезни. Вокруг Иден суетились две медсестры.
- Лидия, вы уверены, что ничего не напутали с историей?
- Уверена, доктор. Анализы пациентки Кэпвелл показали, что она не склонна к аллергии на вводимые препараты…
- Ее состояние говорит об обратном.
- Возможно, дело в дозировке…
- Я никогда не ошибаюсь в расчетах!
Доктор нервно выхаживал по палате интенсивной терапии. Резко остановившись, он быстро окинул взглядом больную и проговорил:
- Вторую кому переносим на более поздний срок.
Лидия шагнула к Гюнтеру и прошептала:
- Но, доктор, я думала, вы отмените данный вид терапии. Он ведь может убить ее…
- Нет. Просто перенесем вторую процедуру и все. Это понятно? Или мне повторить?
При этих словах Гилсберг развернулся и вышел из палаты.
***
Иден проснулась с головной болью, но достаточно ясным сознанием. Почувствовав движение рядом, она открыла глаза. Молоденькая медсестра сидела неподалеку и читала книгу.
- Как вас зовут?- тихо спросила Иден.
Медсестра вздрогнула и резко вскинула белокурую голову.
- Лидия. Вам лучше?
Иден кивнула.
- Я долго спала?
- Почти сутки. Завтра утром вас переведут в вашу палату.
Медсестра подошла к пациентке и проверила показания приборов.
Иден дотронулась до руки Лидии и прошептала:
- Помогите мне…Помогите сбежать!
Девушка покачала головой.
- Мисс Кэпвелл, я не могу на это пойти. Я потеряю работу… Вы больны и должны оставаться в клинике, пока ваш доктор не решит иначе…
- Мой доктор Эмиль Флеминг. Я имею право отказаться от услуг доктора Гилсберга. Поймите, мне необходимо уйти отсюда… Я боюсь!
- Нет. Если вы не прекратите говорить об этом, я позову доктора.
Иден была в отчаянии. Ей все еще с трудом давалась речь, быстро утомляя. Однако, это был единственный шанс оказаться на свободе.
- Лидия, послушайте. У меня есть бриллиантовый браслет и серьги. Все это станет вашим сразу же, как мы окажемся за пределами этого заведения.
Иден замолчала, наблюдая за реакцией медсестры. Она слишком долго проработала в компании отца, чтобы знать, как действует на большинство людей перспектива крупной материальной выгоды.
Девушка думала недолго.
- Через два дня выходной и в клинике будет только дежурный персонал. Эти дни не принимайте таблетки, которые вам приносят на ночь. Об инъекциях я позабочусь. Но, я должна быть уверена, что буду вознаграждена за старания…
- Завтра получите треть обещанного.
Иден устало улыбнулась и закрыла глаза. Она спала.

Стояла ясная и безветренная зимняя ночь. Снегопад, бушевавший весь день, стих, оставив после себя белоснежный покров. Иден старалась идти быстро, чему мешал глубокий снег. Она обернулась лишь однажды - убедиться, что за ней нет погони. Мерцающие в темноте огни клиники остались далеко позади.
Лидия выполнила свою задачу, выкрав пациентку Кэпвелл под видом медсестры, закончившей свое дежурство. Они вышли из здания за пару минут до автоматического запирания замков в палатах.
Однако, съехав на обочину дороги в паре милях от города, Лидия приказала Иден выходить. Быстрым движением выбросив сумку с едой, медсестра закрыла дверь и нажала на педаль газа.
Иден стояла и смотрела вслед удалявшемуся автомобилю, соображая, что делать дальше. Отказ от препаратов подействовал на нее благотворно. Дикая усталость ушла, голова перестала кружиться. Сосредоточенность теперь давалась легко, мысли больше не разлетались мелкими осколками.
Вспомнив разговор с Бриджит Ренфилд, Иден направилась в сторону горного склона.
В ночной тишине хруст снега под ногами казался чересчур громким. Иден часто опасливо смотрела по сторонам, но, к счастью, ее спутниками были только многочисленные деревья.
Вскоре впереди показались очертания небольшого дома. Он стоял вдалеке от остальных построек и не был освещен. Иден улыбнулась. По описаниям это должен был быть дом мисс Ренфилд.

***
Бывают дни, которые, вливаясь солнечным светом в окна, врываясь свежим ветерком в распахнутую дверь, наполняют покоем и надеждой. И какая бы вьюга не завывала в душе ночью, с приходом утра все меняется.
Именно таким этот день показался Крейгу, когда он выходил из дома. Он спустился по ступенькам крыльца и встал у машины, вдохнув морозный воздух. Мужчина огляделся. Многие дома были по крышу заметены снегом, который теперь весело искрился под утренними лучами. Несмотря на довольно ранний час, на улице было многолюдно. Кто то спешил на работу, кто то торопился на ближайшую ярмарку – пополнить запасы после затяжной непогоды. Дети разноцветной россыпью на белоснежном ковре играли в снежки.
Крейг улыбнулся, наблюдая за проходящей мимо жизнью. Призраки, преследовавшие его воспоминания, разум, чувства и желания отступили, давая короткую передышку перед очередной атакой. Сегодня ему не до них.
Настало время навестить старушку Ренфилд.
Он сел в машину и завел мотор.
***
Оставив позади вереницу небольших симпатичных коттеджей, машина Ханта свернула на гравиевую дорожку вверх по склону. Всего несколько минут спустя, перед ним возник небольшой дом из серого камня с массивной дубовой дверью.
Прихватив с собой пакет со свежей выпечкой, Крейг поспешил ко входу.
Он тянул с визитом почти неделю и сейчас не совсем понимал, зачем все -таки решил приехать. Слишком многое теперь разделяло их…
Его рука в нерешительности зависла в воздухе, но лишь на секунду. Он постучал.
Ответа не последовало. Тишину нарушали только старые деревья, поскрипывая и шурша голыми ветками на ветру.
Крейг постучал снова, теперь громче и настойчивее.
- Ренфилд, ты дома?, - крикнул он, одновременно поворачивая дверную ручку.
Дверь оказалась не заперта.
***
Сквозь пелену тяжелого сна Иден услышала чей то голос. Она открыла глаза и прищурилась. Почему она на полу? События вчерашней ночи пронеслись в памяти вереницей фрагментов. Но память была услужлива лишь до того момента, как Иден вошла в темный дом. Видимо, колоссальное нервное и физическое напряжение сыграло с ней злую шутку и она отключилась…
Снова этот голос. Иден почувствовала, как мерзкий холодок страха пробежал по спине. Вдруг ее выследили? Нет. Только не это. Медленно поднявшись, она прижалась к стене.
Уверенные мужские шаги были совсем рядом.
- Иден?! Что ты здесь делаешь?, - в недоумении спросил Крейг.
***
Гюнтер Гилсберг стоял у зеркала и застегивал манжеты на рубашке. Он смотрел на свое отражение, но его мысли были далеко. Он знал, что ходит по лезвию ножа. Но не в его силах было что то изменить. Только ждать. Уже три года он жил будто взаймы, боясь собственной тени. Вчера ему принесли очередной пакет с наличными. Им не откажешь в щедрости. С каким бы удовольствием он бросил бы эти деньги в их мерзкие рожи! Но нельзя. Иначе пострадает не только он. Ему уже наплевать на себя. Он так устал… Но они угрожают расправой семье его сына. Надо подождать. Уже совсем немного. И тогда он уедет отсюда…
Неожиданно ранний телефонный звонок вывел доктора из задумчивости. Он вздрогнул. Это уже стало привычной реакцией.
- Гилсберг слушает…
- Доктор, у нас ЧП. Срочно приезжайте.
- Что произошло? Гюнтер еще сильнее сжал трубку.
- Ночью сбежали два пациента, мы не знаем как…
- Что? , - взревел доктор. Предательская мелкая дрожь пронзила его тело. Он ослабил галстук и нервно сглотнул. – Мне нужны фамилии, - хрипло пробормотал он.
Услышав ответ, он бросился к выходу.

***
Перед ней стоял со взволнованным видом Крейг Хант собственной персоной. Вот уж кого она не ожидала встретить сейчас. Хотя… Именно его она видела тогда в поезде, в день приезда в клинику. Что он забыл в этих местах?
Интуиция и здравый смысл подсказывали Иден, что правду открывать нельзя. Она улыбнулась и сделала шаг вперед.
- Крейг, какая встреча!, - беззаботным тоном начала она, хотя внутри все еще ощущала дрожь. Прости за прием, ты меня испугал. Я думала, что это воры…
Иден засмеялась, стараясь замаскировать искусственность своего поведения.
Крейг наконец вышел из оцепенения. Увидеть Иден Кастилио здесь, да еще в доме Ренфилд было очень странно. Неужели она до сих пор не вернулась в семью? Хотя, с другой стороны, в этом нет ничего удивительного. После всего, что произошло в ее отсутствие. Все мы бежим от кого - то, или от чего - то…
- Иден, - хмыкнул он, - какими судьбами? До меня доходили слухи, что ты в Европе, но я полагал, что ты уже вернулась к реальной жизни.
- Нет, я все еще в поисках смысла жизни, - горько усмехнулась она. – А что заставило тебя посещать чужие шале?
- О, все очень просто. Меня пригласила в гости мисс Ренфилд несколько дней
назад. Мы встретились совершенно случайно…
- Да? И вы тоже? Какое совпадение.
Удивительно, как спокойно звучал ее голос. Она научилась этому, годами говоря то, что требовалось, не обращая внимания на свои личные чувства. Эти навыки ей сослужили неплохую службу, когда она приехала в Европу. Помогали они и сейчас.
- Я встретила Ренфилд несколько недель назад, когда приехала кататься на лыжах с друзьми. Мы разговорились. Даже не думала, что она такой отличный собеседник.
Иден махнула рукой и улыбнулась.
- А потом ей пришлось уехать по делам и она попросила приглядеть за домом… Ой, прости, я даже не предложила тебе присесть… Хочешь кофе?
Крейг наблюдал за щебечущей Иден и не верил своим глазам. Она так изменилась… И явно не связывалась со своей семьей, судя по радушному приему.
- Спасибо, но я тороплюсь. Рад был повидать тебя.
- Ну что ж, - с деланным огорчением произнесла она. – Тогда… в другой раз.
Повисла неловкая пауза.
- Мне пора. До встречи, - сказал Крейг, поставил на стол пакет с булочками и быстро вышел.
Иден медленно закрыла дверь и прислонилась к ней с облегченным вздохом.
Ей нельзя здесь оставаться…
***
Гюнтер Гилсберг выхаживал по кабинету подобно тигру в клетке. Все его опасения подтвердились. Он не ошибся, выскочка американка была замешана в эту историю. Возможно, она и не была больна вовсе. И попала в клинику не случайно. Но если так, то она потрясающе играла. Обдурить доктора Флеминга было практически невозможно. Но гадать было слишком поздно.
По территории больницы сновали полицейские с собаками. Присланный детектив опрашивал персонал, на ходу записывая показания себе в блокнот. Все происходящее казалось сном, его самым ужасным кошмаром.
Дверь кабинета распахнулась.
- Что все это значит?, - спросил вошедший ледяным голосом.
Доктор обернулся. Ну вот и все…
- Ваш подопечный сбежал.
***
Крейг быстро вышел из парадного здания клиники. В свете последних событий мешкать было нельзя. Но где искать? Мысли и предположения сменяли друг друга с невероятной скоростью.
Внезапно он резко остановился. Ткнув ладонью себе в лоб, Крейг ухмыльнулся.
- Какой же я идиот!, - протянул он. Конечно же… Иден…

Бриджит Ренфилд шла по неприветливому тюремному коридору. Через несколько минут ей предстояла встреча с отцом, от чего она испытывала смешанные чувства. По телефону он намекнул ей на скорое освобождение, только при условии, если она согласится помочь. Но, что конкретно от нее требовалось?
У входа в комнату для свиданий она остановилась в нерешительности. Наконец, Бриджит глубоко вздохнула и шагнула в распахнувшуюся перед ней дверь.
В полосе струящегося из небольшого решетчатого окна света стояла фигура пожилого мужчины. Ричард Ренфилд выглядел еще более постаревшим и осунувшимся, чем год назад, в их предыдущую встречу. Он обернулся и встретился глазами с дочерью. У Бриджит сжалось сердце от нахлынувшей нежности к отцу.
- Здравствуй…папа, - робко улыбнувшись, она порывисто обняла его.

***
- Эй, просыпайтесь, - тихий обволакивающий женский голос ворвался в его сознание.
Он почувствовал легкое прикосновение к своему обнаженному плечу.
Звук шагов, шорох штор, снова шаги…
Открыв глаза, мужчина прищурился от яркого света. Расплывчатый образ стройной молодой женщины с длинными струящимися светлыми волосами постепенно принял четкие очертания.
- Где я?, - спросил он хриплым срывающимся голосом.
Он снова закрыл глаза и тяжело сглотнул. Горло адски саднило, тело ломило. Женская прохладная ладонь бережно легла на лоб.
- У вас жар, - констатировала девушка. - Ничего удивительно. Выходить в такой холод в одной пижаме… Как вы себя чувствуете?
Характерный британский выговор выдавал в ней англичанку.
- Голова кружится… Кто вы?
- Меня зовут Кристен. Вы вчера буквально бросились по колеса моей машины. Просто чудо, что я успела затормозить. Вы были не в себе и после неудачных попыток выяснить, где вы живете, я привезла вас сюда.
Девушка встала и, подойдя к двери, обернулась: - Я сейчас принесу завтрак и лекарства. Вам необходимо поесть. Как ваше имя, сэр?
- Меня зовут…зовут…
Мужчина нахмурился. Мысли хаотично рассеивались подобно утреннему туману над рекой, все воспоминания были обрывочными и бессвязными.
- Бобби, - пробормотал он, сомневаясь, так ли это на самом деле. По крайней мере, это имя называл тот парень, его единственный посетитель.

***
Гюнтер Гилсберг стоял у открытого окна и жадно вдыхал холодный воздух. Он должен был бы радоваться – его основная проблема, казалось, решилась сама собой. Была и нет. Но от чего же он вздрагивает при каждом телефонном звонке, каждом шорохе и звуке шагов?
Причина его беспокойства была очевидной. Доктор понимал, что он является опасным свидетелем. Но у него был план.
Резким движением закрыв окно, Гюнтер окинул кабинет прощальным взглядом. Без промедления он пересек комнату и взял дипломат, в котором теснились необходимые документы и все деньги, которые удалось снять со счета. Поезд, билет на который нервно сжимался в руке, отправлялся через полчаса.
- Положи кейс!, - услышал он за спиной уверенный голос и в комнате воцарилась полная тишина.
Гилсбергу показалось, что, кровь в его жилах на мгновение остановилась и стала обжигающе холодной. Он медленно повернулся, убедившись, что на него направлен револьвер.
- Я все отдам!, - быстро пробормотал доктор. Все деньги!
Его верхняя губа вздрагивала, а слова давались с большим трудом.
Не говоря ни слова, незнакомец схватил его и, заломив руки за спиной, с невероятной ловкостью связал их клейкой лентой.
- Помогите!, - заорал Гилсберг. И тут же его рот сковал скотч.
С хладнокровным спокойствием, нежданный гость открыл свою сумку. методично выкладывая веревку и несколько прозрачных пакетиков.
Не обращая ни малейшего внимания на глухое мычание доктора, мужчина соорудил удавку и водрузил в ужасе извивающегося, но скованного доктора на стоявший рядом стул. Затянув веревку, убийца выбил стул.

***
Слепящее солнце отражалось в почти прозрачных, мерно накатывающихся на разомлевший берег волнах. Детский смех врывался в теплый воздух подобно порывам ветра. Причалившая неподалеку рыбацкая лодка лениво покачивалась на воде. К ней приближалась какая - то женщина, приветливо улыбаясь. На холме яркой белой кляксой на бирюзовом небе стоял маяк. Освежающий бриз трепал ее белокурые волосы, они застилали глаза.
- Иден…
Кто - то окликнул ее…
Иден проснулась от резкого толчка. Поезд остановился. Она резко села и осмотрелась, приходя в себя после тревожного сна. Купив билет в отдельное купе, женщина чувствовала себя довольно спокойно. Но ради этого спокойствия ей пришлось вытащить бумажник прямо на перроне у мило улыбающегося, но неосмотрительного паренька, который в компании друзей вышел из прибывшего экспресса. Ей это не нравилось, но она не видела другого выхода. Денег хватало только на половину стоимости проезда. А еще надо было что – то есть…
Иден взяла сумку и достав оттуда пачку печенья, зашуршала оберткой. Быстро съев пару штук, она убрала остаток и приподняла штору. На платформе скопилось много туристов, которые сновали взад – вперед.
Поезд снова дернулся и мягко набрал ход.
Внезапно, дверь купе с шумом открылась. Иден испуганно обернулась.
- И снова здравствуй, Иден. Радости горнолыжного курорта тебе уже наскучили?

Познакомтесь с Кристен
[IMG] http://s008.radikal.ru/i304/1105/56/f7e773f887bf.jpg[/IMG]

***
- Ты с ума сошел? - Бриджит не могла поверить услышанному. – Ты стремишься выйти из тюрьмы только для того, чтобы попасть сюда снова? И еще просишь меня помочь тебе в этом? Этого не будет!
Седовласый мужчина с потухшим взором резко поднялся и отошел к окну.
- Я думал…надеялся, что ты смогла простить меня, - хрипло произнес Ричард. - Хотя знаю, что не стою даже попытки. За все зло, которое причинил твоей матери, тебе и… Его голос сорвался.
- Не говори так… Бриджит подошла к отцу и ласково взяла его руку. – Я простила тебя. Давно простила. Да и не мне судить тебя. Конечно, я хочу видеть тебя на свободе. Но не так. Не таким способом. Ты роешь себе очередную яму…
Мужчина раздраженно отдернул руку.
- Ты не знаешь, каково это, из года в год гнить в тюрьме. И знать, что никогда не выйдешь. Жизнь проходит мимо тебя и нет никакой надежды снова почувствовать себя свободным. И вдруг… появляется человек, который обещает тебе шанс.
Ее сердце сжималось от слов отца. Ренфилд почувствовала, что стоявшие в глазах слезы готовы были сорваться в любой миг. Она сглотнула.
- Скажи хотя бы, кто этот человек? И почему ты так уверен, что он выполнит свое обещание?
Ричард покачал головой.
- Я не могу назвать его имя, прости.
Бриджит шагнула за пределы тюремных стен, услышав за спиной унылый скрип закрывающихся ворот. Подняв глаза к небу, она наблюдала как тяжелые свинцовые тучи неторопливо проплывают мимо, уступая место совершенно таким же. Порыв холодного пронизывающего ветра заставил плотнее закутаться в длинное шерстяное пальто.
Рука женщины потянулась к висевшему на груди кулону.
Она обещала подумать…

***
Крейг уверенно шагнул в купе и, заперев дверь, вальяжно устроился напротив. Широко раскинутые руки покоились на мягкой спинке сиденья, легкая ироничная усмешка не сходила с его губ.
Некоторое время Хант молчал, вглядываясь в растерянное лицо Иден. Ей казалось, что он пытается заглянуть прямо в душу. Чего он добивается? Чего хочет от нее? Наконец, она вздохнула и попыталась взять себя в руки.
- Крейг, что тебе нужно?
- Что мне нужно, Иден? Я полагал, что это очевидно.
Крейг обвел глазами купе, театрально заглядывая под сиденья и постукивая по стенам.
- Я недооценил тебя, - хмыкнул Крейг. И силу твоих чувств. Точнее, я почти забыл о них… Он мягко подался вперед и добавил: - Как тебе удалось все провернуть?
Иден недоуменно покачала головой.
- Я не понимаю, о чем ты говоришь?
Мужчина пожал плечами.
- Ну хорошо. Спрошу прямо. Где Роберт?
 
LadyJulДата: Воскресенье, 02.09.2012, 15:30 | Сообщение # 6
Наутилус
Группа: Проверенные
Сообщений: 6
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
***
Роберт медленно поднялся с кровати. В комнате было темно и прохладно. Даже зыбко. Слабость все еще не отпустило его тело, при каждом движении он ощущал мелкую дрожь в мышцах. Он вышел в плохо освещенный коридор и, заметив яркую полосу света в одной из открытых дверей, направился туда.
Свет от настольной лампы мягко рассеивался по комнате, открывая взору небольшую, но очень симпатичную гостиную. Треск горящих поленьев в высоком, выложенном из светлого камня, камине придавал атмосфере еще больше домашнего уюта.
Прислонившись плечом к дверному косяку, Роберт наблюдал за склонившейся над книгой молодой женщиной. В руке она держала карандаш, делая какие то пометки на полях. На столе и на полу рядом с креслом, в котором сидела Кристен, хаотично лежали книги. Некоторые из них были открыты. Он заметил у ног девушки спящего долматинца. Спустя пару секунд животное зашевелилось, сонно потянувшись, и приоткрыло глаза. Увидев стоящего в дверях незваного гостя, собака резко подняла голову, навострив уши, и громко залаяла.
Девушка чуть заметно вздрогнула и повернулась.
- Так вот кто будил меня две ночи подряд, - низким глубоким голосом проговорил мужчина и слабо улыбнулся.
- Да, к сожалению, у моей собаки напрочь отсутствуют манеры. Именно он убедил меня в моей педагогической некомпетентности. Миловидное лицо Кристен осветила широкая улыбка. - Хотя мои студенты вроде бы не жаловались… Брайан, прекрати сейчас же, - прикрикнула она на неугомонного пса.
- Я помешал?
- Совсем нет. Проходите и садитесь поближе к огню. Вам принести чего – нибудь?
- Я хочу пить, но если вы мне скажете, как пройти в кухню, я справлюсь сам…
- Подождите минутку…
Роберт шагнул в комнату и его взгляд упал на собственное отражение в зеркале. Он устало провел ладонью по отросшей бороде и спутанным волосам.
- Я знал, что мне нужна бритва, но не думал, что настолько срочно.
- Не могла дождаться, когда вы ее попросите, - пошутила девушка.
Она быстро проскользнула мимо него и скрылась в темноте, а когда вернулась, в ее руках был поднос. На нем стоял стакан воды, две чашки с заварочным чайником и несколько сэндвичей.
Поставив поднос на столик рядом с камином, она протянула стакан Роберту.
- Выпейте это, Бобби, а после вам надо немного подкрепиться.
Взяв с подноса чашку с дымящимся чаем, она отошла, чтобы присесть на подлокотник кресла.
- При вас я не нашла документов, но если вы мне назовете адрес или номер телефона ваших родных, я свяжусь с ними…
- Я, по прежнему, ничего не помню из своего прошлого, но почти уверен, что у меня никого нет.
- О… мне очень жаль.
- Не беспокойтесь, завтра же я уеду. Простите, что причиняю вам неудобства.
- Ну, начнем с того, что завтра я вас никуда не отпущу, - серьезно ответила Кристен. А что до неудобств… здесь все равно нечем заняться. Она улыбнулась.
- Я вам очень благодарен за мое спасение. Уверен, что если бы ваша машина не повернула в мою сторону, я замерз бы насмерть. И… он снова повернул голову к зеркалу, - вы очень храбрая девушка, Кристен. Его глаза потеплели.
Блондинка тихо засмеялась.
Хотя мужчина пытался шутить, на душе у него было скверно. Прошло уже пять дней после побега. А он еще ничего о себе не вспомнил. Почти ничего… если не считать туманных и расплывчатых образов, приходивших ему во сне. Бобби почему - то был уверен, что это ни видения, ни бред, а именно воспоминания. Но даже в этих призрачных картинах, проплывающих в его сознании медленным хороводом, он не видел ничего хорошего.
В одну из ночей, мрачные образы расступились и Роберт увидел стоящую к нему спиной молодую женщину. Не зная, спит ли он, решил, что это Кристен зашла проверить, все ли в порядке. Но потом женщина обернулась… Ее глаза… Он никак не мог забыть ее взгляд.
***
Конечно же она ослышалась. Это было первой мыслью Иден, ошеломленно смотрящей на Крейга.
- Ты разве не знаешь? Он умер, - почти шепотом произнесла Иден, в ее глазах стояли непрошенные слезы.
Мужчина напротив резко подался вперед
- Вот только не надо разыгрывать передо мной спектакль, Иден! Ты хорошая актриса, только со мной этот номер больше не пройдет.
Терпение Крейга было на исходе.
У Иден закружилась голова. Ей было больно и горько от нахлынувших воспоминаний, калейдоскоп мелькающих картинок за окном действовал подобно карусели. Она почувствовала, как воздух сжимает и душит ее тело со всех сторон.
Иден порывисто закрыла лицо ладонями.
Не дав опомниться, Крейг схватил ее за левое запястье. Он ухмыльнулся.
- Припоминаю это кольцо, - начал он, растягивая каждое слово. –Ты и теперь будешь продолжать врать? Я видел его лишь однажды, но этого оказалось достаточно, чтобы запомнить. Это кольцо Роберт хранил у себя в сейфе. Вероятно, оно много значило для него. Теперь я вижу, для кого он это хранил. Все, что значимо для Роберта, всегда связано с тобой. Так или иначе.
Лишь на секунду Крейг отвел глаза. Лишь мгновение в них читалась грусть.
Иден едва держалась. Собрав оставшиеся силы, она проговорила сквозь зубы.
-Это кольцо мне передала Ренфилд в тот день, когда сообщила о смерти Роберта.
Крейг расхохотался.
-Ты мерзавец!
- Ты удивительная женщина, Иден. Не сдаешься, даже если тебя загнали в угол. Но вот незадача. Как ты объяснишь, что всего десять дней назад я навещал Бобби в клинике Гилсберга. И он был жив и здоров… Слегка потрепан правда… Но определенно жив.
Краска отхлынула с лица Иден, все вокруг потемнело. Она потеряла сознание.
***
Роберт поставил пустой стакан обратно на поднос и подошел к столу с книгами.
-Вы что – то говорили о студентах… Вы преподаете в университете?
- Хм… Преподавала. Но вот уже год как я полностью сосредоточилась на научной деятельности. И сюда приехала в надежде на вдохновение. Мне к февралю необходимо закончить книгу. Иначе мой издатель прикончит меня.
Кристен снова улыбнулась. Ее улыбка была такой искренней и открытой. Она озаряла ее и без того красивое лицо особым светом, от которого становилось тепло и уютно.
Роберт скользнул взглядом по обложкам многочисленных томов... «Драгоценные камни в мифах и легендах»… «Легенды и предания Шотландии»… «Сказки и легенды Скандинавии»… «Лесные боги»… «Морские боги»…
Он удивленно посмотрел на собеседницу.
 
Форум » Творчество » Фанфикшн: продолжающиеся проекты » Вспомни и никогда не забывай
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2018 Конструктор сайтов - uCoz