Понедельник, 23.10.2017, 05:40
Сиреневый мир
Главная | Табу - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Творчество » Фанфикшн: продолжающиеся проекты » Табу (Круз/Иден/Роберт/Келли)
Табу
OndinaДата: Суббота, 23.11.2013, 12:15 | Сообщение # 1
Наутилус
Группа: Пользователи
Сообщений: 2
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Табу


Фэндом: Санта-Барбара
Персонажи: Круз/Иден/Роберт/Келли
Рейтинг: R
Жанры: Гет, Романтика

Описание:
В свое время при просмотре этого долгоиграющего :-) сериала очень захватила пара Иден/Роберт. Несколько лет спустя пересмотрела видео с их сюжетной линией и, как оказалось, очарование никуда не исчезло. Игра актеров просто поражает! Но каждый раз, когда смотришь видео, и их история подходит к своему (увы!) абсурдному (IMHO) концу, хочется, чтобы всё было как-то иначе...

Предыстория фика:
О бизнесе: Роберт остался при своей компании, Сиси при своей.
О личной жизни: Келли с Робертом уехали в Европу и поженились. Квина на тот момент не было.


Глава I. Предосторожность и риск

Перелистай мысли и фразы,
словно альбом полупустой.
И привыкай, что моё сердце
больше не с тобой…
Я только звук. Разве не слышишь?
я не твоя, здесь меня нет.
Я только тень. Разве не видишь –
тает силуэт.

Может быть, я вновь ошибаюсь,
Может быть, я позже раскаюсь,
Но, всё равно, знай, что прощаюсь
навеки с тобой!

Забудь, обо мне забудь,
Я – твоё табу,
Ничего вернуть нельзя.
Прости, ты меня прости,
Но порвалась нить,
Просто отпусти меня.

Перечеркни несколько строчек,
точку поставь, сердце не тронь.
Я упаду капелькой грусти
на твою ладонь.
Что-то у нас не совпадает,
я вместо слов тихо дышу…
Время на ноль боль умножает,
просто ухожу…

Может быть, я вновь ошибаюсь,
Может быть, я позже раскаюсь,
Но, всё равно, знай, что прощаюсь
навеки с тобой.

Алиби "Табу"


***

Милан, Италия 

- Роберт, ты стал слишком осмотрительным!
Стоя посредине просторного кабинета, уперев руки в боки, светловолосая женщина негодующе смотрела на Роберта Барра, сидящего в офисном кресле.
- Келли, при данных обстоятельствах это необходимая предосторожность. Тон Роберта был привычно ровным, умиротворяющим. Этим тоном он мог рассуждать о любых самых невероятных вещах и при этом быть очень убедительным, но на Келли это сейчас не действовало.
- Брось, Роберт! Это не предосторожность, а трусость! Я тебя не узнаю! Ты стал совсем другим, - глаза женщины метали молнии.
Выдерживая паузу, Роберт набрал в легкие побольше воздуха и медленно выдохнул.
- Келли, я не понимаю, почему это так ...- начал Роберт, но договорить не не успел - в кабинет с присущей ей решительностью вошла Рэнфилд и тут же ощутила царящую там напряженность.
- Я помешала? - Рэнфилд вопросительно взглянула на Роберта, не на Келли, его мнение было для неё прежде всего, его приказания она готова была выполнять бесприкословно.
- Нет! Мы уже договорили, я лучше пойду, - с нескрываемым раздражением бросила Келли.
Схватив со стола сумочку и одарив мужа на прощание негодующим взглядом, Келли удалилась, громко хлопнув дверью.
- Я не вовремя? - Рэнфилд вопросительно вскинула бровь.
- Напротив, ты как раз вовремя, - усмехнулся Роберт.
- Проблемы? - в тоне Рэнфилд проскользнуло нечто похожее на сочувствие.
- Нет. Ничего личного. Только бизнес.
Подойдя к Роберту, Рэнфилд достала из-за спины пакет, который усиленно прятала в присутствии Келли, и положила перед ним на стол.
- Что это?
- То, о чём ты меня просил, - напомнила она.
Вытащив из бумажного пакета плоский бархатный футляр, Роберт открыл его. На свету засияли многочисленные бриллианты великолепного колье.
- Хороший выбор! -констатировал Роберт безразлично глядя на игру света в гранях дорогих камней.
- Рада, что тебе понравилось, - в тоне Рэнфилд читался легкий упрек, что не укрылось от внимания Роберта.
- Знаю, что сам должен был выбрать подарок жене на годовщину, но у меня не было времени, к тому же ты справилась с этим лучше меня.
Глядя на Роберта, задумчиво склонившего голову над украшением, Ренфилд подумалось, что, сложись жизнь иначе, была бы сейчас рядом с Робертом старшая из сестер Кэпвелл и ей Рэнфилд не пришлось бы проводить время в поисках подарка для неё, он бы неприменно сделал это сам.
Роберт захлопнул футляр и протянул его Рэнфилд.
- Сделай одолжение - положи его в сейф, вечером я его заберу.

***
Келли вела машину, пытаясь прийти в себя, успокоиться. Она сильно вспылила, и надо признать, что причиной тому была вовсе не сделка, которую они обсуждали с Робертом. Сделка - лишь повод, а причина гораздо глубже... и крылась она в ней самой... или же в нём...
В последнее время Роберт сильно изменился. Куда делся тот рисковый бизнесмен, делец, а главное мужчина, который был готов вступить в противоборство с могущественным Энтони Тоннелом, со всем миром... На смену ему пришел спокойный, апатичный человек, избегающий любых авантюр. Келли чувствовала себя обманутой. Ей словно досталась лишь половина Роберта, половина его души и сердца, а вторая бесследно исчезла или же надежно скрыта где-то глубоко внутри него. Чувство досады, накатывающее на неё временами было столь сильно, что Келли не могла сдержаться и изливала его на Роберта, но после этого чувствовала себя виноватой, ведь не смотря ни на что, с этим мужчиной она была по-настоящему счастлива.
Они были женаты уже год. По обоюдному молчаливому согласию они решили не возвращаться в Санта-Барбару по окончанию медового месяца. Сняв небольшую виллу, они обосновались на берегу красивейшего озеро Комо неподалеку от Милана. В деловой столицы Италии Роберт оборудовал себе офис, откуда и управлял своей империей.Оказалось, что он блестяще владеет итальянским. Об итальянских корнях говорила его настоящая и давно забытая всеми фамилия - Париззи. Для Келли эта фамилия не значила ровным счётом ничего, никак не ассоциировалась с самим Робертом. Для неё он был Барр. Эту же фамилию носила сейчас и она сама. Роберт Париззи остался в далеком прошлом.
Подъезжая к дому, Келли любовалась видами озера. Ей пришло на ум, что её муж похож на водную гладь этого озера - такой же внешне спокойный и безмятежный, но кто знает, какие страсти кипят у него внутри...

***
Санта-Барбара, США

- Иден! ты слишком рисковала собой! - Круз нервно мерил шагами гостиную.
- Вовсе нет! - Иден вскинула голову, светлые волосы рассыпались по плечам. - Круз, ты сильно преувеличиваешь, мне ничего не угрожало! Он всего лишь ребенок, который не смог справиться со своими проблемами.
- Ребёнок?!! - нервно усмехнулся Круз. - Этот ребёнок хладнокровно украл у отца пистолет и захватил заложников, угрожая этим самым пистолетом! Иден, это не ребенок - это малолетний преступник. Если бы я был в городе, я бы ни за что не позволил...- Круз задохнулся от возмущения. Чёрт возьми, Иден, о чём ты думала, когда соглашалась идти туда?!
Иден пожала плечами.
- О том, что смогу помочь, о том, что в обмен на меня он готов был освободить большую часть заложников...
- Лучше бы ты подумала о наших детях. Что будет с ними, если с тобой что-нибудь случится?!
- Что будет со мной, - после паузы тихо добавил Круз, - я схожу с ума только от мысли, что могло случиться...
- Но ведь ничего не случилось, всё обошлось...- прервала мужа Иден. Она подошла к Крузу, обняла его.
- Ладно - Круз примирительно улыбнулся, - что такого ты ему сказала? Почему он решил сдаться?
- Я определенно обладаю даром убеждения, - Иден кокетливо улыбнулась в ответ. - Хочу попросить Джулию что-нибудь сделать для него, - уже серьезно добавила Иден.
- Забудь на время о нём...- может, попробуешь убедить в чём-нибудь меня, пока мы одни - игриво спросил Круз, покрепче прижимая к себе жену.
Как всегда невовремя зазвонил телефон. Чертыхнувшись, Круз поднял трубку.
- Это тебя, - сказал Круз, протягивая трубку Иден.
Глядя на жену, разговаривающую по телефону, Круз задумался. То, что начиналась так безобидно, сейчас грозило перерасти в настоящую проблему для него и его семьи. Иден вела получасовую авторскую программу, выходящую в эфир раз в неделю и зачастую сама готовила для неё репортажи. В своем стремлении сделать интересный выпуск, она готова была идти на неоправданный, по мнению Круза, риск. Вот и сейчас, когда с шестнадцатилетним парнем, захватившим своих сверстников в заложники в местном колледже была достигнута договоренность об обмене большинства заложников на сотрудника местной телекомпании, Иден без колебаний согласилась выступить в роли этого самого сотрудника и, надо отдать ей должное, преуспела. Через несколько часов Иден удалось уговорить его сдаться.
- Что случилось? - спросил Круз, когда Иден положила трубку.
- Эта новость пройдет по национальному телевидению, - Иден нахмурилась.
- Ты станешь знаменитой. Ты не рада?

***
Милан, Италия

Ровно в семь вечера Мерседес Роберта въехал в ворота виллы. За рулём был он сам. Остановив машину на подъездной аллее, Роберт взял футляр с колье и папку с бумагами, лежащие на пассажирском сидении и направился к дому. На улице всё ещё ярко светило предзакатное солнце, но в гостинной царил полумрак. Через щели закрытых ставень, свойственных домам средиземноморского типа, пробивались узкие полоски света, создавая причудливый геометрический рисунок на стенах. На красиво сервированном столе горели свечи. Он улыбнулся - всё это означало, что гроза миновала и его жена больше не намерена воевать. Скорей наоборот...За спиной послышались легкие шаги и Роберт обернулся. Перед ним стояла Келли в чёрном рискованного фасона платье, надетом без сомнения специально для него. Окинув Келли неспешным, откровенно оценивающим взглядом, Роберт про себя отметил, что у него красивая жена, но для него это был лишь факт, а не повод для восхищения.
- Я подумала, что нам стоит отпраздновать годовщину, - с чуть заметной ноткой неуверенности в голосе начала Келли. - Я отпустила слуг, сегодня мы одни.
Келли ждала какой-то реакции со стороны мужа, но её не последовало, он просто стоял и смотрел на неё, по его взгляду очень трудно было понять, что он чувствует в этот момент - зол ли он, расстроен или обижен... Порой странное поведение Роберта ставило Келли в тупик. Желая нарушить неестественно долгое молчание, Келли судорожно подыскивала подходящую тему для беседы и наконец нашла, заметив футляр и папку.
- Что это? - она бросила любопытный взгляд на лежащие на столе предметы.
- Это тебе, - Роберт словно очнулся. - Открой! - попросил он.
Поколебавшись в выборе, Келли протянула руку к футляру. Его чёрный бархат ярко контрастировал с белизной скатерти.
- Роберт! - при виде подарка глаза Келли заблестели, словно бриллианты подаренного ей колье. - Оно очень красивое! - её восхищение было искренним. Несомненно украшение стоило целое состояние, но для Келли не это было важно.
Осторожно взяв в руки колье, она подошла к большому зеркалу, обрамленному в красивую золоченную раму, Роберт последовал за ней. Стоя за спиной у Келли, он с легкостью зафиксировал застёжку у неё на шее, а затем опустил руки, так что они безвольно, словно плети, повисли вдоль его тела. Склонив голову, Роберт почти коснулся губами её обнаженного плеча. На несколько долгих для неё секунд он застыл в этой позе - совсем неподвижный с низко склоненной головой. Келли чувствовала каждый вздох Роберта. Не выдержав, она сама подалась назад, желая ощутить близость его тела.
- Это для меня дороже всех бриллиантов на свете - вырвалось у Келли.
- Ничего не скажешь, настоящая дочь Сиси Кэпвелла, - хмыкнул Роберт.
Его ответ был вполне предсказуем и нисколько не задел её.
К разочарованию Келли он отошел от неё и напомнил о папке, оставленной на столе. Келли раскрыла её, несколько минут ей понадобилось на то, чтобы бегло пробежать глазами текст и осознать прочитанное.
- Ты всё-таки купил эти акции! - Келли была удивлена. Но почему?! Ты ведь был против!
- Утром в офисе ты была очень убедительна, - он улыбнулся.
- О, Боже, Роберт! Прости! Прости меня! Я не должна была так себя вести!
На глаза Келли навернулись непрошенные слезы. Этому мужчине с его непредсказуемостью всегда с легкостью удавалось лишать её душевного равновесия. Роберт мог спорить с ней часами, приводить разумные аргументы, увещевать, а потом, вдруг, капитулировав, шёл у неё на поводу, исполняя любые даже самые иррациональные желания.
Келли обняла мужа, крепко прижалась к нему, уткнулась лицом в его шею.
- Всё хорошо, тебе не за чем просить прощения - в голосе Роберта чувствовалось неподдельное сострадание, от чего Келли ещё больше хотелось плакать.
С трудом совладав со своими чувствами, она отошла от Роберта, отвернулась, тайком смахнув слёзы тыльной стороной ладони и перевела тему разговора - ты, наверное, голоден?
- Да, я бы не отказался от ужина, - Роберт улыбнулся.
- Подожди, я сейчас всё принесу.
Оставшись один, Роберт скинул пиджак, ослабил узел галстука, подошел к столу, налил в хрустальный бокал минералки, ухмыльнувшись отметил, что даже в такой вечер на столе нет шампанского или другого алкоголя. Только его любимая минералка. Вспомнил слова Келли когда-то сказанные ему - "Я пьянею от тебя".
Чтобы скоротать ожидание, Роберт сел на диван, включил телевизор, как всегда остановил свой выбор на американском информационном канале. Шли семичасовые новости. То, что он увидел на экране, заставило его вздрогнуть, как от удара током. Светлые волосы, до боли знакомое лицо и жесты - его наваждение, источник неиссякаемой тоски. Бесстрастно вещающий голос ведущего рассеял все сомнения Роберта - он не сошел с ума, не обознался, на экране действительно была Иден Кэпвелл. Остаток репортажа Роберт провел прильнув к экрану и даже по его окончанию он несколько минут оставался всё в той же позе. Его лицо при этом оставалось абсолютно бесстрастным, словно окаменевшим - сказывались сильный характер и многолетняя глубоко укоренившаяся в нём привычка скрывать свои чувства. Потом, словно очнувшись, он резко поднялся на ноги, выключил телевизор, подошел к барной стойки, налил почти полный бокал виски, залпом осушил его, снова потянулся к графину, но услышал шаги Келли и тут же отпрянул, словно вор, пойманный с поличным. Оставив принесенные тарелки на столе, Келли подошла к Роберту, поцеловала его и тут же отстранилась, почувствовав привкус виски у него на губах.
- Ты пил? - Келли удивленно взглянула на Роберта. - Что случилось?
- Всё нормально, - лицо Роберта было непроницаемым и Келли поняла, что допытываться бесполезно.
За ужином Роберт был молчалив и рассеян. Келли казалось, что она ведет беседу сама с собой. Таким же безучастным Роберт оставался, когда они вошли в спальню, но Келли не сдавалась, стараясь разжечь в нём огонь, заставить забыть обо всём. Глядя ему в глаза, она запустила руки в его волосы, обняла, всё теснее прижимаясь к нему, коснулась губами его шеи, щеки с едва проступившей щетиной, отстранилась, развязала узел галстука и небрежно отбросила его в сторону. Снова обняла, тонкие пальчики прошлись по его плечам, спине, словно желая оцарапать, дойдя до мужской талии на мгновенье остановились, затем крепко сжались в кулаки, захватив при этом мягкую ткань рубахи и потянули её вверх, высвобождая тем самым из брюк. Роберт улыбнулся, когда она начала медленно расстегивать пуговицы его рубахи. Дойдя до нижних, Келли присела на кровать, так что его шрам от пули оказался на уровне её глаз. Келли застыла, глядя на этот след от давно зажившей раны. Она думала о том, что Роберт рисковал жизнью, защищая её ... и Иден...Стараясь отогнать от себя непрошенные мысли об Иден, Келли самозабвенно прильнула к Роберту. Не выдержав, он мягко, но в тоже время решительно отстранил её от себя, взяв за плечи резким движением заставил подняться, его руки крепко, почти грубо сомкнулись у неё на талии, прижали к себе.
- Что ещё тебе подарить? Чего ты хочешь? - хриплым голосом спросил он. Блестевшие в темноте глаза Роберта в этот момент обещали ей весь мир.
- Тебя, - прошептала Келли. - И твоё продолжение, - добавила она, но последние слова утонули в его поцелуе. Келли не знала, услышал ли он, а главное - понял ли он её... Но сейчас это было уже неважно. Роберт накрыл её своим телом, завел руки за голову, Келли улыбнулась - теперь игру вёл он...
Роберт уснул, а Келли ещё долго лежала в полутьме, вглядываясь в лицо спящего мужа. С момента их свадьбы прошел уже год. Год они пыталась выстроить свои отношения, но, надо признать, недалеко продвинулись в этом. Порой Келли сама не понимала, к чему они идут, чего желают... Спроси её кто-то ещё пару лет назад о том, каким она видит идеальный брак, Келли без колебаний бы ответила - таким, как у Иден и Круза. А что теперь? Кривила ли она душой, когда в сердцах кричала сестре о том, что миф об Иден и Крузе развеян? - Она не знала. И всё же их отношения оставались для нее неким идеалом, к которому следовало стремиться... Круз смог простить, а Иден отказаться от того, к кому её так сильно тянуло. И один Бог знает, каких усилий ей это стоило... Всё это заставило Келли задуматься о том, что и ей пора повзрослеть. Хватит с неё неудавшихся отношений, разочарований... Она была полна решимости бороться за своё счастье, идти на уступки, прощать, всё ради того, чтобы сохранить этот брак, всё ради того, чтобы быть с тем, кого она так любит...

***
Роберт проснулся очень рано, сел на постели и в который раз задался вопросом о том, как часто человеку может сниться один и тот же сон...ему вот снился... один ... постоянно. Обстоятельства были разные, но исход неизменен - он терял Иден. После таких ночей он просыпался измотанным, словно и не ложился вовсе.
Отогнав от себя эти мысли, Роберт развернулся и с нежной грустью посмотрел на спящую жену. Келли...его жена...Он не знал, как всё это началось. Быть может, с невинного флирта, затеянного Келли, с его подспудного желания задеть Иден отношениями с её сестрой, наконец, с его попытки найти в ней частичку Иден, но как бы то ни было всё это переросло в нечто большее и во многом именно благодаря Келли. Ни с одной другой женщиной, он так искренне не желал стать счастливым, ни с одной другой он не был так неподделен в своем стремлении построить нечто серьезное и сохранить это, но...Всегда было это НО, имя которому Иден. Он изгнал её из своих мыслей только для того, чтобы она появилась в его снах. С Иден всё было иначе - не надо было к чему-то стремиться, прилагать усилий, с ней он был просто счастлив.

***
Сквозь сон Келли слышала, как настойчиво звонит телефон, но поднимать трубку не спешила. Она почувствовала, как муж перекинулся через неё, чтобы поскорее дотянуться до телефона, ощутила запах его парфюма.
- Алло! - Роберт снял трубку.
Скозь полуопущенные веки Келли смотрела на него. Она отметила, что Роберт уже успел принять душ, побриться и одеться. Мокрые волосы были аккуратно зачесаны назад. То, что на нем был не один из его бесчисленных деловых костюмов, а серые брюки и темно-синяя рубаха-поло говорило о том, что у него сегодня выходной.
- Алло! - терпеливо повторил Роберт, так и не дождавшись ответа.
- Роберт, это ты? - из трубки наконец раздался глухой женский голос.
- София? - он с трудом узнал её.
Услышав имя матери из уст Роберта, Келли села на кровати и напряженно вглядывалась в его лицо, пытаясь понять, что происходит. Роберт бросил быстрый взгляд на часы, стоящие на прикроватной тумбочке, произвел в уме несложный математический расчет и понял, что время для звонка в Санта-Барбаре совсем неурочное.
- Роберт, мне нужна Келли, - голос Софии дрогнул.
- Мама?! - с тревогой произнесла Келли, едва телефонная трубка оказалась у неё в руке.
Несколько секунд она слушала Софию.
- Как это произошло?! - короткий вопрос жены и снова монолог на другом конце провода. Роберт слышал только голос, но слов разобрать не мог.
- Почему вы не позвонили мне раньше?!! - спросила Келли, но выслушать ответ не пожелала.
- Я приеду! - решительно произнесла она и бросила трубку.
Наспех обернувшись в простыню, Келли вскочила с кровати.
- Что случилось? - Роберт взял её за плечи, заглянул в глаза.
- Вертолет отца пропал. Его ищут вот уже сутки, - дрожащим голосом объяснила она.
- О, Боже! - Роберт обнял её, попытался уверить в том, что всё будет хорошо, но Келли не слушала, повторяя лишь одно - она хочет вернуться в Санту-Барбару и как можно скорее.
- Мы вылетим ближайшим рейсом. Я всё улажу...- пообещал он.
Келли с благодарностью взглянула на мужа и подумала о том, что без его поддержки ей было бы гораздо тяжелее вынести всё это.
Келли ушла в ванную, а Роберт снова взял в руки телефон, чтобы сделать звонок незаменимой Рэнфилд. Та сняла трубку после первого гудка. Её голос был неизменно бодр и деловит. Не задавая лишних вопросов, не вдаваясь в детали, она быстро поняла, что от неё требуется.
Закончив разговор, Роберт вышел на ярко залитую солнцем террасу, оперся руками о массивные перила. Он смотрел на спокойную гладь озера и при этом думал о том, что возвращается к океану...
Добавлено (23.11.2013, 12:06)
---------------------------------------------
Глава II. Возвращение

***
К тому времени, как Келли с Робертом оказались в Санта-Барбаре, спасательным службам наконец удалось найти пропавший вертолет. Сиси спасло мастерство опытного пилота, который служил у него вот уже несколько лет. Аварийная посадка скорей напоминала падение, однако позволила им обоим выжить и дождаться помощи. У Сиси была сильно повреждена нога, сломано несколько рёбер, но врачей беспокоило не это, а последствия перенесенного стресса и болевого шока, которые выразились в повышенном давлении и проблемах с сердцем. Несмотря на это Сиси был в приподнятом настроении и целый день принимал посетителей. София не отходила от его кровати.
На присланной за ними в аэропорт машине, Келли с Робертом поспешили в больницу. В коридоре клиники они столкнулись с Мейсоном и Джулией, узнали от них о том, что состояние Сиси стабилизировалась и его жизни уже ничего не угрожает. После столь долгой разлуки Мейсон очень тепло поприветствовал сестру, обняв, долго не желал отпускать. Мужа Келли он удостоил холодным взглядом и легким кивком головы. Роберт ответил тем же.
Попрощавшись с Мейсоном и Джулией, Келли поспешила в палату к отцу, Роберт нехотя последовал за ней. Постучавшись в дверь, но не дождавшись ответа, она влетела в палату, кинулась к отцу, крепко обняла, так что Сиси охнул от боли, но лицо его при этом сияло. Стоя на пороге палаты, Роберт наблюдал за этой сценой, облокотившись о притолоку и заложив руки в карманы. Его лицо при этом не выражало никаких чувств.
- Папочка, как дела? Ты нас так напугал!
- Уже всё в порядке, котенок! Не о чем беспокоиться, - беспечно ответил Сиси.
- Врачи рекомендуют полный покой, но он не слушается, - шутливо пожаловалась София.
- Мама! - наконец оторвавшись от отца, Келли обняла мать.
- Роберт, рада тебя видеть! - София тепло поприветствовала зятя.
Обнаружив присутствие Барра, Сиси исподлобья взглянул на него.
- Роберт, - сухим голосом произнес Сиси в знак приветствия.
- Сиси, я рад, что всё обошлось, - с трудом сделал шаг навстречу Роберт.
Но произнесенные им слова нисколько не смягчили взгляд тестя.
- Я оставлю вас ненадолго, - Роберт прокашлялся. - Пожалуй, пойду выпью кофе, - он повернулся, собираясь уходить, но Сиси окликнул его по имени. Роберт застыл на пороге, но вновь развернуться лицом к Сиси не пожелал. Тот видел лишь его напряженные плечи.
- Мой особняк, дом для гостей, лучший номер в отеле - всё это в вашем с Келли распоряжении. Выбирайте.
При этих словах Сиси, лицо Келли засияло от радости, а Роберт лишь кивнул головой, произнес "благодарю" и вышел из палаты.
Келли попыталась не обращать внимание на очевидную напряженность в отношениях между отцом и мужем, надеясь, что со временем всё наладится.

***
Из предложенных Сиси вариантов Келли с Робертом остановили свой выбор на домике для гостей. К их приезду его еще не успели привести в порядок, повсюду сновали слуги, срывая белые чехлы с мебели, расставляя вещи по местам, вытирая пыль... Глядя на царящую вокруг суматоху, Келли захотелось уйти, к тому же после долгой разлуки ей не терпелось повидаться с сестрой.
- Как насчет того, чтобы навестить Иден и Круза? - Келли задала вопрос и, затаив дыхание, украдкой наблюдала за реакцией мужа, выискивая в его лице малейшие признаки смятения, но к своему облегчению не увидела ничего кроме усталости и легкого раздражения.
- Пожалуй, сегодня я бы воздержался от семейных визитов - сморщившись, Роберт размял шею.
- Тогда, я схожу одна, если ты не возражаешь.
Он не возражал. Уже у двери Келли обернулась
- Роберт ... я очень благодарна тебе за всё.

***
- И всё же мне не стоило оставлять его одного, - настаивала на своем София с трудом открывая массивную дверь особняка Кепвелл.
- Мама, отец прав - тебе следует отдохнуть, - увещевала Софию Иден, - к тому же он не один...рядом с ним сиделки, врачи...
- Это не одно и то же, - упорствовала София.
- Ты на зайдешь? - удивилась она, заметив, что дочь замялась на пороге.
- Хочу сходить к Келли, мы ещё не виделись. Я очень соскучилась, - Иден улыбнулась.
Ещё раз посоветовав матери, как следует отдохнуть, Иден поцеловала её на прощание и направилась к домику для гостей...

***
Комнаты были убраны, и Роберт вздохнул с облегчением, избавившись, наконец, от присутствия в доме многочисленной прислуги. Он протянул руку к телефону, намереваясь сделать звонок, но взгяд серых глаз упал на часы замысловатой формы, стоящие на натертом до блеска столике рядом с телефоном, и рука замерла в воздухе. Часы напоминали фонарь - та же прямоугольная форма и прозрачные стенки из стекла, только внутри вместо лампы или свечи золотой циферблат с римскими цифрами и вращающийся, словно карусель механизм. Часы били шесть и снова непрерывным потоком хлынули воспоминания. В этот раз он не пытался противиться им...
" - Роберт!
- Иден! "
Её тело так близко, что это сводит его с ума, она сама обнимает его, но лишь для того чтобы он не упал, ведь он едва держится на ногах, у него горячка и, как ни странно, ему это нравится, в таком состоянии сны, мечты, явь ... всё сливается в одно и кажется таким реальным...
" - Как ты нашла меня?
- Я узнала бой часов по телефону."
А часы всё продолжали бить...
- Чёрт бы всё побрал! - выругался он.
Всемогущественный Роберт Барр мог одолеть кого угодно, но был не в силах совладать с самим собой, с собственными чувствами... Он проклинал себя за собственную слабость.
Единственная оставшаяся в доме служанка закончила разбирать чемоданы и вышла в гостинную, намереваясь спросить, может ли она быть ещё чем-то полезной. Девушка направилась к мужчине, стоящему к ней спиной, но его поступок заставил её замереть на месте. Одним сильным резким движением Роберт смел со стола часы, так что они отлетели к стене, ударились о неё и с громким звуком упали на пол. Стекло разлетелось на мелкие осколки. Девушка тихо вскрикнула, тем самым обнаружив своё присутствие. Роберт медленно обернулся и та поразилась его искаженному лицу - в нём читалась невероятная смесь ярости и боли.
- Они разбились, - Роберт бросил взгляд на часы, лежащие на полу.
- ... случайно, - после паузы добавил он. Его лицо приобрело прежнюю невозмутимость.
- Я всё уберу, - девушка склонилась над осколками.

***
Иден занесла сжатую в кулак руку, намереваясь постучать, но остановилась, заметив, что дверь приоткрыта. В раздумье она замерла на пороге. Еще пару секунд и она вновь увидит Роберта и Келли. Странно, но именно в таком порядке она подумала о них - сначала о Роберте, потом о Келли, но вовсе не потому, что её тревожили отголоски былых чувств к нему... Нет! Все, что было между ними без сомнения осталось далеко позади. Чувство, возникновения которого она боялась, звалось неловкостью... Быть может, этого бы удалось избежать, останься Келли с Робертом здесь, сыграй они свадьбу в Санта-Барбаре...один их вид у алтаря, дальнейшее торжество расставили бы все точки над "i", неловкость бы исчезла. Но сейчас ... спустя столько времени впервые увидеть их вместе...
Быть может, ей не стоит входить? Быть может, лучше отложить их встречу на другой раз? Понравится ли Крузу то, что она пошла одна? Иден удивилась собственным мыслям... О чём она?! Они все взрослые люди и способны перевернуть давно забытую страницу. Преодолев все сомнения Иден толкнула дверь и вошла.
- Есть ли кто-нибудь дома?
В гостинной она застала лишь служанку, старательно собирающую какие-то осколки на полу. У неё Иден осведомилась о сестре и Роберте.
- Миссис Барр, ушла довольно давно, - старательно выговаривала девушка, борясь с акцентом.
Сочетание "Миссис Барр", примененное по отношение к сестре, резануло слух Иден.
- А мистер Барр только что. Разве Вы не встретили его?
Иден оставила вопрос без ответа, её внимание привлекли осколки на полу. Она присела над ними, протянула руку и узнала в них часы, привезенные отцу в качестве памятного подарка из Парижа.
- Кто их разбил? - довольно резко спросила Иден.
Странное, неприятное чувство беспокойства шевельнулось где-то глубоко внутри неё.
- Это не я! - девушка выглядела испуганной.
- Я знаю, - Иден устыдилась собственной резкости.
- Кто же? - мягко, но настойчиво повторила она свой вопрос.
- Мистер Барр...случайно
Иден покачала головой, понимая, чтобы надо было приложить недюжинную силу, чтобы часы разлетелись на такие осколки...

***
Иден застала сестру у себя дома. Коротая время в ожидании, Келли беседовала с Крузом. Оставшись одни, сестры долго и с удовольствием общались. Келли хотелось поделиться с сестрой самым сокровенным, рассказать о том, какой счастливой делает её Роберт... какой незабываемой была их последняя ночь в Милане, но почему-то, когда речь заходила о Роберте, она ограничивалась лишь общими сухими фразами - у них всё хорошо, они счастливы...
 
Иден_ПарризиДата: Понедельник, 25.11.2013, 18:35 | Сообщение # 2
Морская звезда
Группа: Модераторы
Сообщений: 819
Награды: 7
Репутация: 3
Статус: Offline
Привет, после моего сообщения попробуй добавить.

Самая наивная сиренка в больших сиреневых очках и большом сиреневом пузыре
 
Иден_ПарризиДата: Понедельник, 25.11.2013, 18:38 | Сообщение # 3
Морская звезда
Группа: Модераторы
Сообщений: 819
Награды: 7
Репутация: 3
Статус: Offline
Добавлено (23.11.2013, 12:15)
---------------------------------------------
Глава III. Шедевр
Если бы ты был Моной Лизой,
Ты висел бы в Лувре,
Каждый приходил бы посмотреть на тебя,
Тебя нельзя было бы перевесить.
Мне кажется, что ты именно такой –
Редкий и бесценный шедевр,
Тебя оградили бархатной веревкой,
Но я не потеряю надежды.

И я прямо рядом с тобой,
Как грабитель в ночи
Я стою напротив шедевра.
И я не могу объяснить тебе, почему
Это так больно –
Быть влюбленной в шедевр.
Потому что все же
Ничто не вечно...

С того момента, как я впервые увидела тебя,
Свет пришел на смену темноте.
Импрессионистская картина,
Крошечные лучики света.
Мне кажется, что ты именно такой –
Из серии "Любуйся, но, пожалуйста, не прикасайся".
И, если честно, сомнительное это удовольствие –
Всегда быть избранным*

* Очень подходящая по смыслу к этой главе песня с одним лишь "но" или скорей "если бы" - если бы это была мужская партия.

Пару дней спустя...

***
Это был один из тех немногочисленных спокойных дней, когда Круз мог позволить себе пообедать дома с женой и детьми.
Обед был уже закончен и Иден тут же углубилась в работу. Сидя на диване, низко склонив голову, она делала заметки в блокноте, лежащем у неё на коленях. Вокруг были разложены многочисленные глянцевые буклеты, фотографии предметов искусства.
Собираясь на работу, Круз накинул на плечи кобуру с пистолетом, потянулся за пиджаком, лежащим на диване. Его внимание привлекла фотография со странным изображением - на черном фоне тут и там были беспорядочно "наляпаны" тёмно-бурые пятна краски.
- Что это? - Круз вертел в руках фотографию, всем своим видом показывая, что не знает с какой стороны следует смотреть на неё.
- Тема моей очередной программы, - рассеянно ответила Иден не отрываясь от блокнота.
- Пожары на буровых и захваты заложников уже закончились?
Круз вопросительно вскинул бровь, а Иден, наконец, подняла голову и с шутливым упреком взглянула на мужа.
- Эта тема ничуть не хуже. Местная галерея искусств устраивает благотворительный аукцион, - увлеченно начала она свой рассказ. - Её владельцам удалось уговорить большинство авторов, которые у них выставлялись, пожертвовать по одной из своих работ. Их и продадут на аукционе. Все вырученные средства будут перечислены на счёт благотворительного фонда, который оказывает помощь детям с ограниченными возможностями. В первой части программы я расскажу о фонде, о его учредителях и о детях, которым они намерены помочь, дам реквизиты банковского счета. Быть может, во время эфира удастся собрать средства...
Круз с любовью и восхищением смотрел на жену.
- Во второй части я рассмотрю каждый лот аукциона в отдельности, расскажу историю создания. Мне удалось встретиться и поговорить с большинством авторов, - с гордостью в голосе произнесла Иден.
- Что скажешь об этом? - Круз показал фотографию, которую по-прежнему держал в руках.
- Лот номер семь, - менторским тоном начала Иден, - картина, автор которой молодой художник, по утверждению некоторых, он подает определенные надежды...
- Неужели? - удивление Круза было искренним.
Иден рассмеялась.
- И что же это всё означает? - поинтересовался он.
Иден пролистала блокнот в поисках нужной записи и зачитала - "объективную реальность нашего мира со всеми его темными сторонами".
- Темных сторон на ней действительно предостаточно. Неужели ЭТО кто-нибудь купит ... даже ради благотворительности?
- Я не разбираюсь в искусстве, - Иден неопределенно пожала плечами.
- Взгляни на остальное, - она протянула мужу каталог.
Круз пролистал его до конца, остановился на последний страницы.
- У последнего лота отсутствует описание, - заметил он. - Почему?
- Организаторы сделали это намеренно, чтобы создать интригу. По их словам это лучший лот аукциона.
- Интересно, - задумчиво произнес Круз. Он наклонился к жене, поцеловал её на прощание.
Проводив мужа, Иден углубилась в свои записи.

***
Роберт чувствовал, что его жизнь в Санта-Барбаре снова налаживается. Из Милана наконец прилетела Рэнфилд, благодаря её усилиям и неуемной энергии довольно быстро удалось найти подходящий офис. Дела корпорации требовали неусыпного внимания, а перспективы их возвращения в Милан были неопределенны - Келли хотела остаться с отцом до его полного выздоровления, да и сам Роберт не знал, хочет ли он сейчас уезжать из Санта-Барбары.
Монотонным деловым тоном Рэнфилд докладывала Роберту о звонках и письмах поступивших за день.
- Уже несколько раз звонили из благотворительного фонда "Mercy" и из галереи, настойчиво приглашают на благотворительный аукцион.
По тому, как поднял голову, было заскучавший Роберт, Рэнфилд поняла, что эта тема ему интересна. Она протянула Барру со вкусом оформленное приглашение.
- Благотворительный аукцион предметов искусства? Что ж об этом стоит подумать...

***
Неспеша Роберт Барр вошел в светлый просторный зал галереи и огляделся. Равнодушный взгляд серых глаз остановился на женщине в ярко-синем платье, стоявшей чуть поодаль от него. Склонив голову набок, она с отсутствующим видом разглядывала скульптуру. Несмотря на то, что женщина стояла вполоборота к нему, Роберт был уверен, что узнал её. Быстро и почти бесшумно приблизившись к ней, он мягким, но решительным движением взял за её локоть. От неожиданности женщина вздрогнула и обернулась. Роберт Барр не обознался. Это была она...
- Джина Тиммонс!
- Роберт Барр - собственной персоной! Рада видеть!
- Взаимно, - Роберт улыбнулся.
- С каких пор ты заинтересовалась искусством? - вновь улыбнувшись, спросил Роберт, понимая, что тяга к прекрасному - последняя из причин, которая могла бы побудить Джину прийти на аукцион. Её интерес скорей был обусловлен большим количеством толстосумов, сосредоточенных на каждом квадратном метре галерее в этот день.
Беседа Джины и Роберта протекала непринужденно и естественно коснулась давно минувших событий.
- Мы теперь играем в разных командах. Ты в команде Сиси, - Джина не скрывала своего разочарования.
Роберт отрицательно покачал головой.
- Я всегда был и остаюсь сам по себе, - медленно, чеканя каждое слово, произнес Роберт. Что-то зловещее послышалось Джине в голосе Барра.
- Что ж, за это стоит выпить!
Схватив два бокала с шампанским с подноса у проходившего мимо официанта, она протянула один из них Роберту и тот не раздумывая принял его из рук Джины, чокнувшись, пригубил. На удивление вкус шампанского не показался ему противным. Странная, неуловимая перемена произошла в нём, он словно очнулся от долгого сна. Роберт не знал в чём причина и предпочитал не задумываться об этом сейчас. Он просто наслаждался моментом. 

***
Сидя на аукционе рядом с Джиной, Роберт откровенно развлекался. Еще раз медленно пролистав каталог, он выбрал самый неприглядный, по его мнению, лот номер семь, представляющий собой картину малоизвестного молодого художника. Один взляд на это произведение искусства навевал на него тоску. Вступив в вялотекущий торг за этот лот и удвоив и без того высокую стартовую цену, Роберт без труда выиграл, тем самым оправдав своё присутствие на аукционе. Склонившись к Джине, он прошептал ей на ухо о том, что дарит эту картину ей, чем вызвал у неё приступ смеха.


Самая наивная сиренка в больших сиреневых очках и большом сиреневом пузыре
 
OndinaДата: Понедельник, 25.11.2013, 21:15 | Сообщение # 4
Наутилус
Группа: Пользователи
Сообщений: 2
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
***
Иден опоздала на аукцион, виной тому была Кармен и её сломавшаяся машина. Иден не могла уйти, не дождавшись прихода свекрови.
Когда она в сопровождении молодого оператора, наконец, вошла в зал, голос ведущего объявил лот номер 10. Иден вздохнула с облегчением - она успела, интересующий её лот был впереди. Извиняясь за причиненное беспокойство и очаровательно улыбаясь, так что на неё было невозможно сердиться, Иден пробиралась к свободному месту в углу, специально отведенном для журналистов.
- Иден здесь, - поспешила поделиться своим открытием Джина, недовольно поджав губы, но тут же поняла, что Барр её не услышал. Болезненным, одержимым взглядом он смотрел на старшую дочь Сиси Кэпвелла.
Устроившись поудобней, Иден открыла блокнот, склонив голову набок, сделала пару заметок. Роберт был не в силах отвести глаз от неё, чувствуя, как к нему постепенно возвращается жизнь...
- Дамы и господа! - раздался голос ведущего. - И наконец апогей нашего сегодняшнего вечера - лот № 12 - работа известного итальянского скульптура Пьетро ди Альберто "Ondina".
При этих словах Иден резко вскинула голову, но, повинуясь какому-то странному, необъяснимому порыву, посмотрела вовсе не в сторону импровизированного подиума, где был выставлен лот, пока надежно скрытый от любопытных глаз белым шелковым отрезом ткани. Её взгляд упал на многочисленных приглашенных, среди которых моментально и безошибочно отыскал мужчину, который так долго и неотрывно смотрел на неё. На пару секунд их взгляды встретились. Его - влюбленный, страдающий, беззащитный. Её - удивленный, растерянный и чуть смущенный. Резкое движение аукциониста, сорвавшего покрывало, заставило их обоих обратить внимание на статую, наконец представшую перед глазами публики.
Это было невероятно! Выполненная из гипса в пропорции один к двум к реальному человеческому росту, она была почти точной копией статуэтки, которая так долго служила талисманом для Роберта. Та же поза, те же линии и изгибы... изящно выгнутая спина, тонкая талия, заведенные за голову руки, разметавшиеся от резкого движения волосы... Похожая стояла в казино на Лас Сиренас, но выполнена была намного грубее и потому не вызывала у Роберта никаких чувств. Но эта...эта была совершенством! Глядя на неё, Роберт думал о том, что Ундина - единственная вещь, от которой он избавился не по собственной воле. Все остальное так или иначе связанное с Иден, с воспоминаниями о ней, Роберт выбрасывал из своей жизни сам ... постепенно прилагая усилия воли, борясь с самим собой... Но не эту статуэтку! Смог бы он расстаться с ней по собственной воли?! Обладание ей для него означало обладанием частички самой Иден как бы странно и нелепо это не звучало...Но его лишили и этого. А Иден ...Иден не принадлежит ... и никогда не будет принадлежать ему.
Волна разочарования и злости накатила на него. С трудом поборов эмоции, он вновь обратил свой взгляд на Иден. В его глазах не осталось и следа от тех чувств, которые ещё несколько мгновений назад видела Иден. Словно всё это ей привиделось. Теперь на неё смотрел совсем другой Роберт Барр - подбородок высоко поднят, в глазах застыли холод и безразличие.
Огласив стартовую цену, ведущий начал торг за последний лот. Роберт вновь медленно перевал свой взгляд на статую потом на женщину, словно сравнивая их - совершенную копию и еще более совершенный оригинал. От его откровенно оценивающего и чуть ироничного взгляда Иден стало не по себе. Стараясь справиться с охватившим её волнением, она запустила пальцы в светлые волосы.
Несколько ставок Роберт пропустил, а потом, неожиданно для всех, вступил в торг, медленно, словно нехотя подняв табличку с номером. Первой же своей ставкой он значительно взвинтил цену, чем лишил аргументов большинство своих соперников. Теперь право обладать Ундиной оспаривали только двое - Роберт Барр и местный пожилой магнат, славившийся на всю округу своим скверным характером. Его цель была очевидна - одержать верх над "выскочкой" Барром и ради её достижения он не жалел средств. Что двигало самим Робертом оставалось для большинства присутствующих загадкой. С того момента, как Барр сделал свою первую ставку за этот лот, он ни раз не взглянул на сам предмет торга. Роберт не сводил глаз с Иден, и ей начинало казаться, что предмет его торга вовсе не эта статуя работы итальянского скульптора, а она сама. Бесконечно долгий пронизывающий взгляд Роберта приводил в замешательство и Иден смущенно опускала глаза, так что он мог видеть только ряды её длинных почти прямых ресниц, но потом она вновь упрямо вскидывала голову и смотрела на Роберта с неким вызовом и бравадой, словно пытаясь что-то ему доказать.
С восторженным интересом Джина наблюдала за развивающимися событиями, чувствуя себя причастной к маленькой сенсации. Её глаза горели азартом.
Наконец, отведя взгляд от Иден, Роберт сделал ставку, увеличив последнюю предложенную соперником цену вдвое и заставив его тем самым окончательно сойти с дистанции. Со всех сторон послышались возгласы удивления.
Стук деревянного молотка и веское "продано" возвестили о победе Роберта.
- Поздравляем мистера Барра и благодарим его и всех участников сегодняшнего аукциона за проявленную щедрость. Ещё раз напоминаем о том, что все собранные средства поступят на счет благотворительного фонда "Mercy".
Этими словами ведущий завершил аукцион.
До того, как Роберта успели окружить многочисленные журналисты, он успел бросить последний взгляд на Иден. В её глазах читалось явное неодобрение.
- Ты не пойдешь брать у него интервью?!
Вопрос оператора вывел Иден из задумчивости.
- Нет, - равнодушно ответила она, покачав головой. - Мне это неинтересно.

***
На следующий день все местные газеты пестрели заголовками о состоявшемся накануне аукционе и триумфальном возвращении известного магната в город.
Внимание Иден привлекла передовица "Санта-Барбары Трибьюн" с фотографией Роберта (его приобретение легко просматривалось на заднем плане у него за спиной) и крупным заголовком "Всегда надо брать то, что хочется". Статья повествовала о том, что давая журналистам комментарии после аукциона, мистер Барр был очень немногословен и произнес лишь одну фразу, которая и была вынесена в заголовок этой статьи. Далее автор развивал идею о том, что по счастливому стечению обстоятельств личные интересы Роберта Барра совпали с общественными, и благотворительный фонд приобрел на своем счету внушительную сумму денег.
Иден не могла оторвать глаз от статьи, пока не дочитала её до конца, но и дочитав, она не выпустила газету из рук. Из задумчивости её вывел звук шагов мужа на лестнице. Открыв выдвижной ящик стола, Иден спешно спрятала газету.
Проводив Круза, она снова достала газету, схватила ключи от машины и решительно направилась к двери...На диване осталась лежать женская сумочка...

Добавлено (25.11.2013, 21:15)
---------------------------------------------
Глава IV. Думаю о тебе, и мир меняется

Голодные, как волки,
Мы живем в жестокости.
И кажется, что все потеряно
В этой тьме.
Забившись в угол, беззащитный,
Я ищу тебя рядом.
Сами по себе глаза не видят.

Думаю о тебе, и мир меняется,
И голоса вокруг.
Меняется мир,
Я вижу даже больше того, что есть.
Живу и погружаюсь,
Надо мной зима,
Но я знаю, что мир меняется,
Если в этом мире я с тобой.

Есть один путь в душе у каждого,
Одна возможность.
Сердце – вместилище
Гнева и сострадания.
Верю только твоей улыбке,
В то чувство, что она дарит.
Сами по себе глаза не видят.

Думаю о тебе, и мир меняется,
И голоса вокруг.
Меняется мир,
Я вижу даже больше того, что есть.
Живу и погружаюсь,
Надо мной зима.
Я знаю, мир изменится,
Если в этом мире я буду с тобой.

Я здесь, я жду тебя.
Ты увидишь меня по ту сторону тьмы,
Я смогу тебя защитить, оградить тебя,
И не устану никогда.
Воду в пустыне — тебя найду.
Спи, и будет видно.
Ты почувствуешь ласку.

Думаю о тебе и мир меняется,
И лица вокруг.
Меняется мир,
Я вижу даже больше того, что есть.
Живу и погружаюсь,
Надо мной зима.
Но я знаю, что мир изменится,
Если в этом мире я буду с тобой.

Я здесь, я жду тебя.
Ты увидишь меня по ту сторону тьмы.
Я смогу тебя защитить, тебя оградить,
И я никогда не устану.
Воду в пустыни – я найду тебя.
Спи, и будет видно.
Ты почувствуешь ласку.

Думаю о тебе, и мир меняется,
И голоса вокруг.
Меняется мир,
Вижу даже больше того, что есть.
Живу и растворяюсь,
Надо мной зима,
Но знаю, что мир меняется,
Если в этом мире я с тобой*

"Ti penso e cambia il mondo" Adriano Celentano


* Когда я начинала писать этот фик, играла именно эта старая песня (в совместном исполнении Челентано и Моранди). Она, наверное, на любителя, но меня задела "Ti penso e cambia il mondo..." - думаю о тебе и мир меняется...
А потом я прочитала текст песни, и, как мне кажется, её слова (почти каждая строчка) очень подходят Роберту и его отношению к Иден.


Судите сами:

Голодные, как волки,
Мы живем в жестокости.


Эти слова подходят начальному этапу (первому появлению Роберта в Санта-Барбаре), да и вообще дальнейшим событиям.

Верю только твоей улыбке...

И его слова в театре - "Ты единственная, в кого я верю"...


Я знаю, мир изменится,
Если в этом мире я буду с тобой.


И опять же театр - "С тобой всегда так ... для меня - то, что казалось невозможным, вдруг ... становится возможным и сбывается..."

Я смогу тебя защитить, оградить тебя,
И не устану никогда.

 Это он не уставал делать никогда, я имею в виду защищать её.

И, наконец, моя любимая строчка

Воду в пустыне найду для тебя

По-моему, он бы и это для неё смог :-)

______________________________________

***
Роберт и Рэнфилд обозревали только что доставленную в его офис статую. Роберт - задумчиво, Рэнфилд откровенно скептически.
- Боюсь, что Келли твоё новое приобретение не порадует, - после долгого молчания высказалась Рэнфилд.
- Боюсь, Рэнфилд, что ты права.

***
Оставшись один Роберт направился к статуе, но пройдя несколько шагов в нерешительности остановился, словно на полу была черта, которую он не мог себе позволить переступить. Роберт задумался ...Задумался о своем поступке, результат которого был сейчас перед ним, и о том, что побудило его это сделать. По дороге в Санта-Барбару в своем воображении он много раз рисовал свою неминуемую встречу с Иден, представлял, какое безразличие изобразит на лице и каких усилий это будет ему стоить, но такого не ожидал... На том аукционе, словно мир изменился вокруг него...но вероятней всего иным стал он сам. Лишь отпустив себя, Роберт осознал, в каком равнодушии прибывал весь этот год, запретив себе даже думать о ней...
Странно, но на том аукционе для него что-то неуловимо изменилось еще до того, как он увидел Иден. Быть может, причиной тому было его предчувствие. А потом она, её взгляд и эта статуя и вновь осознание всей безысходности ... еще более обидное и невыносимое после того странного чувства душевного подъема и воодушевления, которое он испытал. В тот момент он отчаянно нуждался в чем-то, что утешит, принесет пусть мимолетное, но облегчение... И он утешился ... в этой игре с самим собой и с ней, за которую он так корил себя теперь. Чего он этим добился, поддавшись минутной слабости?! Дурманящее чувство триумфа ушло, оставив после себя горький привкус, а на смену ему пришли опустошенность и чувство вины ... перед Келли.
Роберт вспомнил вчерашний вечер... Он вернулся домой намеренно поздно, надеясь, что Келли уже спит, скинул одежду, направился в душ. Закрыв глаза, стал под холодные струи воды и тут же почувствовал руку у себя на спине. Резко обернулся, посмотрел на неё. Келли что-то говорила, но по какой-то причине он не мог разобрать слов. Ощутил, что вода стала теплее, попытался оттолкнуть её, чем вызвал недоуменный, обиженный взгляд, но потом поддался и ответил со всей страстью, на которую был способен в тот момент... Это принесло облегчение телу, но не душе...

***
Оставаясь на пороге кабинета, Иден вот уже несколько минут наблюдала за Робертом. Он стоял на расстоянии вытянутой руки от статуи и был настолько поглощен своими мыслями, что не замечал её присутствия, а она по какой-то причине не решалась обнаружить себя. Спустя некоторое время Роберт все в той же задумчивости сделал пару шагов по направлению к статуе. Оказавшись совсем близко от нее, он медленно занес руку, несомненно желая прикоснуться, но мужская кисть замерла в нерешительности всего в нескольких почти невидимых миллиметрах от статуи.
Глядя на это, Иден почувствовала, что начинает задыхаться...Это ощущение было ей знакомо, но она никогда не думала, что испытает его вновь... Списав всё на духоту - все радиостанции твердили об аномальной даже для Калифорнии жаре и в здании кажется не работал кондиционер - Иден попыталась не обращать на это внимание, но новый приступ заставил её слегка пошатнуться. Рука инстинктивно легла на горло.
Краем глаза уловив движение, Роберт резко отдернул руку, завел ее за спину и обернулся.
- Иден?!
Одного взгляда на женщину Роберту было достаточно, чтобы понять, что с ней что-то не так - учащенное дыхание, бледное лицо... Пытаясь сделать шаг по направлению к креслу, Иден вновь пошатнулась, Роберт кинулся к ней, желая помочь, но резкое движение её руки, заставило его отступить. Она тяжело привалилась спиной к стене. Наконец найдя опору, Иден перевела дыхание. Еще несколько минут и она нашла в себе силы дойти до кресла и сесть.
Роберт налил воды, присел перед ней, протянул ей стакан.
- Что с тобой? - в его глазах читались неподдельное беспокойство и участие.
Но Иден лишь отмахнулась - с ней всё в порядке... Приступ прошел так же внезапно, как и начался. Почувствовав себя лучше, она немедля перешла в наступление.
- Что это значит? - спросила Иден, швырнув на стол газету, которую всё это время сжимала в руке.
Роберт одарил газету мимолетным взглядом, обошел стол, сел в свое кресло и с раздражением посмотрел на Иден.
- Как ты нашла меня здесь?
- Владельцы галереи - друзья отца, не составила большого труда уговорить их дать адрес, по которому они доставили вот это, - Иден неприязненно кивнула в сторону статуи.
- К чему такие сложности? - с насмешкой в голосе, но не во взгляде, произнес он. - Если ты хотела поговорить, ты могла бы зайти к нам с Келли в гости...
- Прекрати!
Роберт взял газету, задумчиво повертел её в руках.
- Ты хотела знать, что это значит? - начал Роберт. - Ни-че-го, - с расстановкой произнес он - для меня это не значит ровным счетом ничего.
- А для тебя, Иден? Почему это так волнует тебя?
Иден оставила его вопрос без ответа. Резко поднявшись с кресла, она наклонилась над столом, опершись о него руками.
- Я хочу, чтобы ты прекратил эти игры, - медленно и четко произнесла она, глядя ему в глаза. - Когда-то ты меня просил держаться от тебя подальше, так вот сейчас я прошу тебя о том же - держись от меня подальше!
Иден резко развернулась и направилась к двери. На пороге она остановилась.
- И не вздумай причинить боль моей сестре. Ты сделал свой выбор, Роберт!
- Ты сделала этот выбор за нас двоих, Иден, - сказал Роберт, когда дверь за ней захлопнулась.

***
Оставшись один, Роберт встал с кресла, вновь приблизился к статуе, занес над ней руку, очевидно желая столкнуть с постамента, но, по какой-то известной ему одному причине, в последний момент передумал.
В кабинет вошла Рэнфилд и с интересом взглянула на него.
- Сделай одолжение - сегодня же (он сделал особое ударение на этом слове) отошли её обратно, скажи, что я дарю её галерее. Пусть сами займутся оформлением документов. Я всё подпишу.
Роберт направился к двери.
- Твоя щедрость не знает границ, - услышал он вслед чуть насмешливый голос Рэнфилд и обернулся.
- В офисе меня сегодня не будет.

***
Спустя час Иден оказалась в кабинете мужа, хотя ехать к нему не планировала. Сидя на крышке стола, Круз зачитывал полицейский протокол. Иден слушала опустив голову.
- Вождение без прав, превышение скорости... - Круз был крайне удивлен этим списком.
- Права я забыла дома ... в сумочке, - смущенно улыбаясь, пояснила Иден.
- А скорость?!
- Я задумалась, - Иден пожала плечами.
- Тебя что-то тревожит? - неожиданно задав этот вопрос, Круз попал в самую точку.
Собираясь поведать обо всем мужу, Иден сделала паузу, чтобы подобрать слова, но им помешали. В кабинет заглянул полицейский офицер и Иден заторопилась домой.
- Поговорим позже, - сказала она, поцеловав мужа на прощание. Выйдя из кабинета, Иден в задумчивости остановилась. Она пыталась понять, почему ей так трудно рассказать об этом Крузу...Чего она боится? Его реакции? Какой она может быть?

***
Вернувшись из больницы, где навещала отца, Келли к своему удивлению застала Роберта дома.
- Ты здесь? Так рано?
Она подошла к мужу, чтобы поцеловать его.
- Как дела?
- Всё хорошо, отца скоро выписывают... Он больше не может находиться в больнице и из-за этого становится просто невыносим, - Келли скорчила гримасу, но Роберт знал, что жена счастлива.
- Это стоит отпраздновать, - с улыбкой предложил он.
На этот раз всё было так, как когда-то хотела Келли - они ужинали в Ориент Экспрессе ... не одни в пустом зале - теперь вокруг них были люди. Изучая меню Роберт задумчиво перебирал пальцами, а она любовалась блеском его обручального кольца. Полностью положившись в выборе блюд и напитков на мужа, Келли отметила, что Роберт привычно обошел своим вниманием спиртное. Вечер был замечательным, и она наслаждалась каждым его мгновением.
Они танцевали второй танец подряд, и Келли не выдержала. Запустив пальцы в волосы мужа на затылке, она заставила его наклониться чуть ближе к себе и прошептала:
- Я хочу остаться с тобой наедине.
- А как же "когда я хочу потанцевать, я иду туда, где много людей"? - с усмешкой спросил Роберт.
Уткнувшись в его плечо, Келли рассмеялась
- Мне надоели посторонние взгляды и условности.
- Это значит, что мы уходим?
Келли кивнула головой.

***
Келли удивилась, не обнаружив машины.
- Я отпустил водителя, - обьяснил Роберт. - Подумал, что ты меня подвезешь.
Он вложил ей в ладонь ключи.
В недоумении Келли посмотрела на брелок с вздыбившимся черным жеребцом на желтом фоне, бросила взгляд на парковку и нашла такой же знак на красном блестящем лаком капоте автомобиля, стоящего чуть поодаль.
Проследив за её взглядом, он улыбнулся.
- Она твоя.
- Феррари?! Роберт, невероятно! Чем я это заслужила?! - за легкой усмешкой Келли попыталась скрыть свои истинные чувства.
Роберт ответил на вопрос страстным, долгим поцелуем, заставившим её забыть то, о чем она спрашивала.
На улице было темно, с океана веяло столь желанной после дневной жары прохладой.

***
Пару часов они катались по ночному полу-пустому шоссе. Келли искренне наслаждалась машиной, словно ребенок новой дорогой игрушкой, а Роберт, глядя на неё, поймал себя на мысли о том, что в последнее время тратит деньги с тем же азартом, с каким когда-то их зарабатывал. Вот и сейчас он вновь прибегнул к их помощи, надеясь восполнить жене то, что не могло дать его сердце.
На обратном пути Келли предложила Роберту сесть за руль. Она смотрела на мужской профиль освещенный лишь датчиками на панели приборов... Лицо, словно каменное, взгляд сосредоточен на дороге впереди...
Собственные ощущения заставили Келли перевести взгляд на спидометр - стрелка неуклонно двигалась вверх, близясь к своему пределу.
- Роберт! - предостерегающе произнесла она.
- Прости! Я увлекся!

***
Круз вернулся домой поздно вечером, в руке он держал газету, на передовице которой была размещена статья с большой фотографией статуи и громким заголовком "Триумфальное возвращение Роберта Барра в Санта-Барбару".
- Увидел её в киоске, когда проезжал мимо, - объяснил он. - Об этом ты хотела мне рассказать? - Круз испытывающе смотрел на жену.
Иден кивнула, ожидая реакции мужа, но её не последовало. Круз хранил молчание.
- Что скажешь? - спросила Иден не выдержав тяготившего её молчания. Она намеренно пыталась придать своему голосу беззаботный тон, но ей это не удалось - Круз слишком хорошо знал её.
- Он опять за своё?! Аукцион, скрытый лот, статуя... Этот человек - ненормальный!
- Неужели ты думаешь, что всё это организовал он?! - Подобное предположение показалось Иден нелепым.
- Я уверена, что это совпадение! - с горячностью возразила она.
- Иден, я не верю в подобные совпадения! Эта статуя ... она же ...- начал Круз, но остановился, поняв, что не стоит продолжать.
- Как бы то ни было, нас это не должно волновать, - примирительно сказала Иден.
С этим аргументом Круз был согласен.
- Пойдем наверх? - он протянул Иден руку, но она покачала головой.
- Ты иди, я скоро поднимусь.
Сложив руки крест на крест Иден подошла к открытому окну, посмотрела на океан. День уходил, унося с собой её уверенность и покой.

Пару дней спустя.

***
Вернувшись домой, Роберт обнаружил Феррари Келли на подъездной дороге. Она была разбита. Повреждения машины выглядели так, словно кто-то намеренно разогнал и ударил её о стену. Роберт нахмурился и поспешил в дом. Убедившись, что с женой всё в порядке, он облегченно выдохнул и с укором взглянул на неё. Келли сидела на диване. Неестественно прямая осанка, подбородок высоко поднят. Рядом с ней на диване лежала газета. Роберт понял всё, но начинать разговор не спешил, словно в игре, представляя сделать первый ход жене, и та не заставила себя долго ждать. Вскочив с дивана Келли швырнула газету, угодив Роберту в грудь. Удивленно охнув, он всё же поймал её.
- Я устала, Роберт ... устала от твоей вечной погони за призраками, ты так увлекся, что на призрака стал похож сам!
Он по-прежнему хранил молчание, что ещё больше выводило Келли из себя и она продолжала:
- Я устала жить с мужчиной, который не может произнести "люблю" и вместо этого предлагает выйти за него замуж...
- Келли...с самого начала я старался быть честным с тобой, - начал он своим ровным спокойным тоном, его лицо при этом не выражало ни капли волнения. Келли хотелось схватить его за лацканы пиджака и потрясти, чтобы пробудить в нем хоть какие-то эмоции, но вместо этого она лишь выругалась:
- Я сыта по горло твоей честностью! Иди к чёрту, Роберт!
Выражение жены покоробило его и он нахмурился.
- Ты устала? Давай прекратим всё это? Решай! Одно твоё слово, Келли, и я...
- Нет! - крикнула Келли, резко вскинув руку, заставляя его замолчать. Более всего она боялась услышать из его уст те слова, которые он собирался произнести.
- Решай сам, Роберт...
Хлопнув дверью, Келли скрылась в спальне.
 
Форум » Творчество » Фанфикшн: продолжающиеся проекты » Табу (Круз/Иден/Роберт/Келли)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017 Конструктор сайтов - uCoz