Пятница, 23.08.2019, 13:53
Сиреневый мир
Главная | Побег (Взрослая жизнь) - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Творчество » Фанфикшн: продолжающиеся проекты » Побег (Взрослая жизнь)
Побег (Взрослая жизнь)
shvetkaДата: Понедельник, 06.02.2012, 10:40 | Сообщение # 1
Морской ангел
Группа: Друзья
Сообщений: 118
Награды: 6
Репутация: 2
Статус: Offline
Авторы идеи: Scout и Shvetka
Авторы текста: они же
Пайринг: Иден и Роберт
Время действия: 79-й год
Жанр: как получится


* * *
- Что ты сказал, Мейсон? – голос отца стал тише и потому – зловещей.
В отличие от всех остальных, я уже давно не слишком боялся его гнева, но сейчас даже мне стало не по себе. Он выглядел так, словно собирался размазать меня по стенке. По крайней мере, вена на его шее вздувалась устрашающе.
Я призвал на помощь все свое мужество и наглость. Бренди, который мы пили с Джерри весь вечер, конечно, немало тому поспособствовал.
- Если ее здесь нет, значит, она сбежала. Как и собиралась.
Зря я это сказал. И беспечно пожал плечами тоже зря.
В два шага он приблизился ко мне и схватил за грудки. Я не сопротивлялся. Только отшатнулся слегка, когда он надвигался. Но это не помогло.
- Я же просил..! Я доверял тебе! – не находя больше слов от гнева и досады, он убрал руки, почти отбросив меня назад, и ринулся на поиски.
Я ухватился рукой за стойку и удержался на ногах. Каким-то чудом. Должно быть, бренди поспособствовал.

Джерри не верил, что она сбежала. Я, в общем-то, тоже. Как-то не вязалось это с Иден. Но, как выяснилось посредством поисков, ее не оказалось ни на яхте, ни в той жалкой хижине с глупой надписью на стене, ни вообще нигде. По-моему, отец перевернул вверх дном весь остров. И – ничего. Ни ее, ни этого… как его там… Бобби.
Как-то глупо закончились каникулы. Премного благодарен, сестренка.
Хоть бы записку оставила.

* * *
На самом деле, где-то в глубине души я надеялась, что до побега не дойдет. Мне казалось, как только отец познакомится с Робби, поговорит с ним, вопрос решится сам собой. Они в чем-то похожи – оба такие решительные, смелые, уверенные, непреклонные… вспыльчивые… Может, поэтому я и люблю их. Обоих. И теперь мне не по себе от мысли, что все могло быть по-другому, если бы не Тонелл.
Я не успела попрощаться с отцом, не оставила даже записки, успела только схватить наше последнее совместное фото со столика и пару рубашек.
Я не жалею, что сделала этот выбор. Робби сказал, у нас нет времени раздумывать, иначе нас могут убить, и все получилось само собой. И я стараюсь не думать о том, что было бы, если…
Мне нравится ощущать себя женой. Нравится носить кольцо на безымянном пальце. Нравится видеть кольцо на руке Роберта. Встречать его вечером, ужинать вместе и – потом – завтракать… Нравится появляться с ним на людях и ловить на себе любопытные взгляды. Мы хорошо смотримся вместе. И нам хорошо вместе. Если бы не папа…

Ты хочешь провести всю жизнь на этом островке?
- Я была там счастливей, чем где-либо еще!
- Да, из-за новизны, тебя привлекла эта игра в дикарей, тебе все это интересно, ведь для тебя всё это в новинку. Но всё куда сложнее. Ты умна и честолюбива. Через год ты умрешь от скуки.
- Ничего подобного! Всё сложится совсем иначе, мы любим друг друга!


Я все время стараюсь отогнать от себя мысли о нем, но – не могу. Представляю, как он разозлился, когда обнаружил, что меня нет. А теперь он, должно быть, страшно переживает… Я бы переживала, если бы он вот так пропал. Чувствовала себя брошенной, ненужной. Терзалась бы, думая о том, все ли с ним в порядке, жив ли он…
Не знаю, сколько еще я выдержу. Всякий раз, когда я прохожу мимо автомата, мне хочется позвонить домой и сказать: «Привет, папа, это Иден. Со мной все в порядке». Это ведь так просто – снять трубку и позвонить. Чтобы просто услышать его голос и сказать, что я жива.
Это было бы просто… если бы знать, что сказать потом.
Роберт запретил мне звонить. Я вижу, что он боится за меня. Только не могу понять причину его опасений. Я же его жена, и никто не сможет разлучить нас.

* * *
Он пришел чуть раньше обычного. В приподнятом настроении. Должно быть, ему повезло.
- Чем так вкусно пахнет? – он улыбнулся, косясь в сторону кухни и одновременно притягивая меня к себе.
- Спагетти, – сообщила я в промежутке между поцелуями. – Под средиземноморским соусом.
- Ммм… – промычал он, снова закрывая мне рот. И себе – тоже. – И у нас будет настоящий ужин?
- Я надеюсь на это. Сеньоры Мендес сегодня не было дома, так что мне пришлось справляться самой. Надеюсь, получилось съедобно.
Он на секунду отвернулся – чтобы показать мне бумажный пакет.
- Смотри, что я принес. – Он извлек бутылку дорогого вина, сыр, виноград, устрицы…
Я начала раздражаться, хотя и не подала виду.
- У нас есть повод?
- Сегодня три недели и три дня, как мы женаты. Разве это не повод?
- Ты снова был в казино?
Он пропустил мой вопрос мимо ушей. Наверное, посчитал его неуместным.
- У меня есть еще кое-что… Закрой глаза.
Я послушно закрыла, но нервничать не перестала. Что-то маленькое и прохладное коснулось моей груди. Он защелкнул застежку и разрешил открывать глаза.
Обычная безделушка, хотя и довольно красивая. Я улыбнулась – почти через силу.
- С какой красотки ты стянул это?
Он нахмурился. Я его обидела. И разозлила.
- Тебе нужен чек? Вот, смотри, – он полез в карман и развернул бумажку.
- Нет. Нет. Прости. – Я прижалась к нему, даже не взглянув на чек. – Я просто подумала…
Он знал, что я подумала. Я сама это сказала. Кто тянул меня за язык?
- Я не хочу, чтобы ты рисковал… Я люблю тебя и не хочу, чтобы с тобой что-то случилось.
- Со мной ничего не случится. Нам нужно накопить денег, чтобы ты могла учиться.
Мне стало совсем стыдно. Я уже забыла о том давнем разговоре, а он, как оказалось, нет.
- Нет, Робби… Пожалуйста, не думай об этом! Это может подождать. Я не хочу, чтобы ты так рисковал из-за моих прихотей.
- Я обещал, что ты не будешь ни в чем нуждаться, и собираюсь сдержать обещание.
- Мне нужен только ты.
Сейчас это было истинной правдой.
- Только я? – переспросил он, прищурясь. Он уже не сердился. Он уже привык.
Я кивнула.
- А как же «Шабли» и бри?
Вопрос был провокационным. Тем более, что его пальцы уже щекотали мне шею. Приятно щекотали.
Я помотала головой.
- Нет. Только ты.
В ответ он поцеловал меня. Так умел только он. Так – что у меня земля из-под ног уходила. Так – что все вокруг исчезало. Мягко и настойчиво, нежно и страстно.

- Я забыла сказать спасибо… – смущенно призналась она, поправляя простынь на груди. Из всей одежды на ней был только мой подарок. И я предпочел бы, чтобы простыни тоже не было.
- Принимается, – великодушно заявил я, подливая вина ей в бокал. Я не мог на нее долго злиться. Тем более, когда она сидела вот так, рядом, со спутанными волосами – это я ей их спутал, когда ласкал, перебирал, целовал. И – в любом случае, она была права. – Тебе правда нравится?
- Правда, – она сунула виноградину мне в рот и поцеловала.
Я все еще не мог поверить в свое счастье. Она – рядом. И у нас семья. Самая настоящая семья.
Мы пили «Шабли» и заедали его сыром и виноградом.


Но я прошу - не надо забывать,
Что это чудо все же было!
И давайте не с грустью, а гордостью
Вспоминать тот красивый роман.
Где еще мы увидим в подробностях
Сказку ту, что создал океан?! (с) Ольга Филиппова
 
shvetkaДата: Понедельник, 06.02.2012, 10:54 | Сообщение # 2
Морской ангел
Группа: Друзья
Сообщений: 118
Награды: 6
Репутация: 2
Статус: Offline
Ночью я опять видел тот же сон. Тот же самый. Я возвращаюсь домой и нахожу Иден на полу в ванной. Она без сознания, и вокруг нее кровь. Много крови. И я не знаю, что делать. В который раз мне это снится, и никогда я не знаю, что делать. Зато я знаю, что это дело рук Тонелла и его приспешников.
Я проснулся в холодном поту. Иден спала рядом. Я услышал ее дыхание и сходил за стаканом воды.

- Мы переезжаем, – сообщил я, вернувшись днем. Мне удалось найти что-то вроде нашей квартирки, только в худшем квартале, на окраине Кабо-Сан-Лукас. Но я дал себе слово, что это ненадолго.
- Как? Опять? Мы здесь всего две недели.
Я взял ее лицо в ладони и посмотрел в глаза.
- Так надо, Иден. Доверься мне.
- Мне здесь нравится… – начала она, словно надеялась, что я передумаю. Но я не мог. Не мог рисковать.

* * *
Если я и ожидал встретить кого-то из знакомых в Литтлтоне, то явно не Иден Кэпвелл. Тем более, не Иден Кэпвелл, пытающуюся улизнуть от меня.
- Как вас понимать, мисс? – я ухватил ее за локоть, но она вывернулась. Ее глаза сверкнули гневом.
- Мистер Андерсон, – пришлось признать ей, потому как выхода у нее не было.
- Вы не рады встрече, мисс Кэпвелл?
- Я не рада вашим действиям.
- Да брось, Иден, – примирительно начал я, поднимая руки. – Видишь – не трогаю. Так что ты здесь делаешь? Ты поступила в Гарвард?
- Нет. То есть, я думаю об этом.
- Нечего думать, надо вступать в наши ряды, – авторитетно заявил я, указывая на свой значок.
- Джейсон, мне пора. Приятно было…
- Постой, куда ты? Давай посидим где-нибудь, выпьем, – от волнения я почему-то начал нести чушь. Мне не хотелось, чтобы она уходила. – Тут за углом отличное местечко… Нигде в Санта Барбаре нет такого мороженого…
- Джейсон, – она снова забрала у меня руку. И тут я заметил…
- Что это? Ты… ты вышла замуж? Вот так? И даже не позвала на свадьбу? – от растерянности я не находил, что сказать. Не находил ничего умного. – И как это все понимать? Кто этот счастливчик?
- Давай все же попробуем мороженого.

Я не верил своим ушам: она вот так, запросто выложила все этому снобу, явно имеющему на нее виды!
- Я подумала, он сможет нам помочь!
- Помочь? Да он уже звонит твоему отцу и сообщает наши координаты!
- Не суди обо всех по себе!
- Ты сравниваешь меня с этим слизняком?
- Перестань оскорблять его!
- Ты его защищаешь?
- Только от твоих нападок! Ты вел себя, как… – она замешкалась, видимо, подбирая достойное моего поведения сравнение. – Как неандерталец!
Судя по ее тону, это было что-то негативное.
- И ничуть не жалею об этом! – заявил я в сердцах. Меня злила эта ситуация, этот гарвардский сноб и – особенно – то, что Иден его защищает.
- А если бы он вызвал полицию? Ты об этом подумал?
- Уверен, что так он и поступил. Так делают все папенькины сынки.
- И он был бы прав! Нельзя бить людей просто так! Мы живем в цивилизованном мире!
- И в этом мире принято держать за руки чужих жен?
Она посмотрела на меня – как-то по-другому.
- Ты ревнуешь?
Никогда не понимал этого слова. Тем более – не примерял его на себя. Но, наверное, оно точнее всего определяло мое состояние. Она опять оказалась права.
- Я никому не позволю прикасаться к тебе так, как он прикасался. И смотреть на тебя так, как он смотрел. И буду драться с каждым, кто посмеет…
Она не дала мне закончить.
- Я люблю тебя. Тебя, а не Джейсона.
Наверное, мне нужно было это услышать.


Но я прошу - не надо забывать,
Что это чудо все же было!
И давайте не с грустью, а гордостью
Вспоминать тот красивый роман.
Где еще мы увидим в подробностях
Сказку ту, что создал океан?! (с) Ольга Филиппова
 
shvetkaДата: Понедельник, 06.02.2012, 11:14 | Сообщение # 3
Морской ангел
Группа: Друзья
Сообщений: 118
Награды: 6
Репутация: 2
Статус: Offline
* * *
Уже несколько дней я веду себя как-то не так. Меня все раздражает. И то, что Роберт не выключает свет в ванной, и лай собак по ночам, и ругань соседей за стенкой. И сами стены меня раздражают. Я даже несколько раз принималась плакать. И еще я снова доставала фотографию отца. Ту, где мы вдвоем с большой рыбой. И даже чуть не порвала ее – от досады. А потом мне стало так обидно за него и так стыдно за себя, что я сидела и ревела как маленькая.
Может, я беременна?
Эта мысль возникла у меня вчера, и с тех пор мне как-то не по себе.
Я спросила Роберта, сколько детей он хочет иметь, и он сказал «пять». Мне показалось, что он недостаточно серьезно отнесся к моему вопросу, и я обиделась.
Он поднял мое лицо за подбородок, но я надулась и не стала смотреть ему в глаза.
- Ты что? Что с тобой? Ты серьезно? Тебе не нравится цифра «пять»? Три мальчика и две девочки – по-моему, оптимальный вариант.
Я нахмурилась еще больше и села на кровать. Он опустился рядом – на корточки и взял меня за руку.
- Не дуйся… Обсудим это, когда придет время, ладно?
- А если оно пришло?
Наконец-то беспечное выражение исчезло с его лица.
- О чем ты? Нет. Не может быть. Еще слишком рано заводить детей. Слишком… слишком много проблем. – Он отпустил мою руку и поднялся на ноги. – Ты беременна?
Я покачала головой.
- Нет. Я просто подумала… я хотела узнать…
Я услышала, как он вздохнул и даже усмехнулся – облегченно, и не стала договаривать. Я упала на бок и, схватив подушку, обняла ее. Он лег со мной рядом и обнял одной рукой.
- Иден… Посмотри на меня. Пожалуйста. Я хочу детей, просто сейчас правда не время. Ты ведь и сама понимаешь…
Я понимала. Я сама не знала, какой реакции ждала от него. А если бы он обрадовался, а я сказала «нет»? Было бы еще хуже. Я не должна была… вот так…
Я прижалась к нему – вместе с подушкой, и спрятала лицо у него на плече. И сказала, что люблю его. А он поцеловал меня в висок, в лоб, в нос… И убрал подушку.

У нее было странное выражение лица. Как будто…
- Ты плакала? Тебя кто-то обидел?
Я не знал, на что думать. И готов был свернуть шею любому, кто мог стать причиной ее слез.
Она помотала головой – не глядя мне в глаза.
- Иден, – я коснулся ее мокрой щеки и развернул к себе. – Что произошло? Скажи мне.
Она вздохнула. Как-то обиженно. Или отчаянно.
- Я была у врача.
Я вдруг испугался, что у нее какая-то страшная неизлечимая болезнь, и почувствовал, как внутри меня все холодеет.
- И?
- Я беременна.
Я чуть было не сказал: «И только-то?!», но вместо этого прижал ее к себе. Покрепче.
- Слава Богу… – тихо проговорил я, вдыхая запах ее волос.
Она отстранилась – удивленно.
- Ты рад?
- Да. Да, – повторил я, понемногу приходя в себя, и всмотрелся в ее глаза. – Почему ты плачешь? У тебя что-то болит?
- Нет. Не болит. Ты ведь… ты сказал, что еще не время.
- Тогда я не знал… Я же не знал, – объяснил я, притягивая ее к себе и целуя.

Теперь мне стало легче. Я почему-то сразу поверила – поняла по его глазам, по тону его голоса, что он и правда рад. Я прижалась к нему всем телом, отвечая на поцелуй. Теперь нас связывало нечто большее, чем просто любовь. Это было как благословение свыше. И мне хотелось как-то выразить свои чувства. Не только словами.
- Я люблю тебя, – шептала я в промежутках между поцелуями, запуская пальцы ему в волосы, взлохмачивая их и перебирая. Его губы становились все настойчивее, а мои – податливее. Под его горячими ладонями моя кожа покрывалась мурашками. Дыхание сбилось, а сердце стучало так, словно хотело вырваться из моей груди и припасть к его. Чтобы быть еще ближе.
Он начал с шеи, дошел до моего живота и вдруг отстранился. Я не поняла, в чем дело. Как будто его напугало что-то.
- Что? Что-то не так?
- Иден, наверное, теперь нельзя…
Он выглядел таким растерянным, взъерошенным и походил на галчонка. Такой невероятно смешной, любимый и трогательный. Я не могла сдержать улыбки.
- Почему?
- Я просто подумал, вдруг… вдруг это как-то повредит… и тебе будет больно.
- Нет. Не будет, – заверила я, целуя его в нос, в подбородок, а потом – в губы.
- Ты уверена?
- Да. Не бойся.

Я не помнила, почему проснулась. За окном было темно, и только тусклый свет уличного фонаря пробивался сквозь занавески. Я просто лежала, не двигаясь, и смотрела в пространство перед собой. И вдруг поняла, что Роберт проснулся тоже.
- Иден, – шепнул он, приподнимаясь на локте. Я обернулась. – Все хорошо?
- Да. Хорошо. Просто не спится.
- У тебя ничего не болит?
- Нет.
- Может, хочешь воды?
- Воды? – я задумалась, прислушиваясь к своим гастрономическим желаниям. – Нет, не хочу. Я хочу пиццу с анчоусами. Или нет... лучше просто чизбургер. И салат с тунцом и фасолью. Да, салат с тунцом. Или с кальмарами.
Он взглянул на часы, видимо, прикидывая, где все это можно достать среди ночи, и поднялся.
- Я попробую что-нибудь найти.
Он натянул майку, и я задержала его за руку.
- Нет, не уходи, – попросила я, притягивая его к себе и обнимая за талию.
- Но ты хочешь есть.
- Я не хочу, чтобы ты уходил. Посиди со мной. Я люблю тебя.
- И я тебя.
Ему не пришлось никуда идти этой ночью. Он мне нужен был сильнее, чем салат с тунцом и фасолью.
Он купил все это на следующий день, но мне уже хотелось банановый сплит. Чтобы не расстраивать его, я все-таки съела немножко салата.

Он все время спрашивал, как я себя чувствую, словно я и правда могла заболеть.
После его слов о том, что еще не время заводить ребенка, я боялась его реакции, боялась, что мы отдалимся друг от друга, но на самом деле получилось наоборот. С этого дня мы словно стали еще ближе. Роберт был еще нежнее, заботливее, внимательнее. А я еще счастливее. Мы даже перестали спорить по пустякам – как-то сами собой находились компромиссы. Или это Роберт стал уступчивее?

Возможно, это было не своевременно, и мы оба не были готовы, но – чем больше я думал об этом, тем счастливее становился. Вопреки всему.
Мы оба плохо представляли себе детей и совсем не представляли, что с ними делать, но сама новость о беременности удивительно сблизила нас. Мы совсем перестали ссориться. Единственное, что меня теперь волновало – это состояние Иден. Она стала еще капризнее, чем обычно, и я с радостью выполнял все ее капризы. Мне хотелось только одного – чтобы ей было хорошо.
Однажды мы засиделись за полночь – просто сидели и говорили. У нас был пикник на постели, мы ели крекеры, запивали их молоком и разговаривали. Я рассказывал, как в детстве поранил ракушкой ногу, и мама везла меня на коляске в больницу, я ревел в голос, и она плакала вместе со мной. А Иден вспоминала о брате, о том, как они уезжали в Швейцарию на каникулы кататься на лыжах, и перед самым отъездом Ченнинга угораздило разбить стекло и серьезно порезать руку. И ей пришлось оказывать ему первую помощь, иначе, обратись они в больницу, поездка бы сорвалась.
Мы рассказывали друг другу еще много всего о детстве и не только, и не могли остановиться. Я видел, как светятся ее глаза, когда она прижимает к щеке мою ладонь своей ладонью, и чувствовал себя абсолютно счастливым.
На мой вопрос, счастлива ли она, она улыбнулась – как-то лукаво и даже таинственно.
- Почти да.
- Почти?
- Для полного счастья мне не хватает целой чашки клубники.
- Целой чашки?
Она кивнула. И сказала, что даже согласна подождать меня, не сходя с места, пока я ищу ей клубнику.
Через час или полтора я снова сидел напротив нее и смотрел, как она уминает ягоды – одну за другой со скоростью пылесоса. Я смотрел на нее и улыбался.
- У тебя даже мысли не возникает поделиться со мной, – заметил я, с умилением глядя на такой аппетит.
Она удивленно посмотрела на меня и ревностно прижала тарелку к груди.
- Тогда мое счастье не будет полным, – объявила она и рассмеялась. – Прости. Угощайся, – она протянула мне тарелку, но я покачал головой. Ее клубничные губы были гораздо вкуснее самой клубники.

Мы снова сменили квартиру – на тот случай, если тот сноб из Гарварда все же сообщил о нас, и еще сменили фамилию – на случай, если Тонелл и его бригада до сих пор не оставили надежд взыскать с меня долги. Поэтому Си Си Кэпвелл был последним человеком, кого я ожидал увидеть в гостях.


Но я прошу - не надо забывать,
Что это чудо все же было!
И давайте не с грустью, а гордостью
Вспоминать тот красивый роман.
Где еще мы увидим в подробностях
Сказку ту, что создал океан?! (с) Ольга Филиппова
 
shvetkaДата: Понедельник, 06.02.2012, 11:34 | Сообщение # 4
Морской ангел
Группа: Друзья
Сообщений: 118
Награды: 6
Репутация: 2
Статус: Offline
***
Я редко ошибался в людях – и в ожиданиях, и сейчас так же был не тот случай. На пороге передо мной стоял обычный босой оборванец в майке и джинсах.
- Где моя дочь?
Этот простой и понятный вопрос застал его врасплох. Он явно не ждал меня. Но, судя по выражению его лица, мы друг друга поняли.
- Прекрасно, Паризи или Барр… или как вас там сегодня, – вы догадались, кто я. Значит, и я обратился по адресу. Я приехал за своей дочерью. Где Иден?
- Если бы она хотела вас видеть, вы бы об этом узнали.
- Тебя это не касается, мальчик.
Я сказал это почти ласково – как если бы обращался к умственно отсталому, но он, как ни странно, не оценил мою вежливость.
- Это мой дом, а Иден – моя жена, и я не помню, чтобы мы вас сюда звали!
Я посмотрел на него снисходительно – другого я и не ждал.
- Просто скажи мне, где Иден, и я не стану докучать тебе своим присутствием. Поверь, я приехал только за тем, чтобы забрать свою дочь. Ничего другого мне здесь не надо.
- Вы зря теряете время.
Насчет времени я позволил себе сомневаться, но терпение терять уже начал. И потерял его окончательно, когда этот сукин сын со словами: «Всего хорошего, мистер Кэпвелл» захлопнул дверь у меня перед носом.
- Ты еще не понял, с кем имеешь дело? – прорычал я, отталкивая дверь. – Иден!

Должно быть, он ожидал найти ее привязанной к стулу с кляпом во рту. По крайней мере, вид у него был именно такой.
- Думаете, я держу ее в заложниках? – поинтересовался я, наблюдая, как он заглядывает в комнаты.
- Что я думаю – тебя не касается! – отрезал он, не отрываясь от своего занятия. Он повернулся ко мне только когда завершил обыск. – Моя дочь живет в этом сарае? Ты считаешь, она заслуживает именно этого?
В его взгляде читалось недоумение.
- Что я считаю – вас не касается.
Кажется, он понял, что недооценил меня.
- Послушай, мальчик. Я не буду мешать тебе жить, если ты не будешь мешать жить Иден. Я даже готов проявить великодушие и заплатить – сколько скажешь.
Вот это было его самой главной ошибкой. Я словно сорвался с цепи.
- Вы предлагаете заплатить мне за Иден? Хотите купить ее у меня? Как вы сказали? – торг уместен? Вы привыкли жить в мире, где все продается! Вам и в голову никогда не приходило, что не все измеряется в деньгах и не все можно купить! Вы понятия не имеете, что есть другой мир, отличный от вашего, что есть другие люди – не такие, как вы, и что они тоже имеют право на жизнь! Вы смотрите на мир сквозь шоры и не желаете признавать, что Иден устала от вас! Я не продаюсь, мистер Кэпвелл! Я ненавижу таких, как вы! Катитесь к черту с вашим великодушием и вашими деньгами!
Я снова хлопнул дверью.
Немного пропетлял по улицам, чтобы оторваться от возможного хвоста – и выпустить пар, и, убедившись, что за мной не следят, нашел Иден.
- Нам нельзя возвращаться домой.
- Почему? Что-то случилось? Опять люди Тонелла?
Я кивнул.

Она услышала, как я встаю. Чертов диван! Я был уверен, что она спит.
- Робби? Ты уходишь? – ее голос действительно был сонным.
- Я быстро.
Она поднялась с подушки.
- Я с тобой.
- Нет.
- Это из-за ундины, да?
- Там остались вещи. И деньги, – попробовал оправдаться я, понимая, как нелепо, должно быть, все это выглядит.
- Я пойду с тобой.
Я взял ее лицо в ладони и постарался быть как можно более убедительным.
- Я вернусь очень быстро. Со мной ничего не случится, обещаю.
Она покачала головой.
- Робби, пожалуйста… Забудь о ней. Не уходи. Мне страшно.
Я обнял ее. Я не хотел, чтобы она волновалась.

Он перемахнул через невысокий забор и мягко приземлился с той стороны. Я решила не повторять его действий. Отсюда были видны наши окна. Два одинаково темных окна на втором этаже.
Я следила, как он пересекает двор, как идет к пожарной лестнице, как перебирается по балконам к нашему и как, наконец, исчезает в квартире.
Когда я видела его, время шло быстрее. Я ёжилась от ветра и не двигалась с места, пока в наших окнах не зажегся свет.
Пока я перебиралась через забор, пока бежала по двору, пока огибала дом, я думала, что его убьют, и отчаянно боялась не успеть. Сердце заранее разрывалось на части. Я не знала, как буду спасать его и что смогу сделать, я просто знала, что должна быть там, рядом с ним.
Дверь была не заперта, и по-прежнему горел свет. Стол и два стула в кухне были опрокинуты. На полу лежали осколки разбитых чашек и еще – два человека. Я знала этих двоих.
Он шагнул из комнаты с ворохом одежды в руках.
- Что ты здесь делаешь? Ты же обещала..!
Я все еще не могла отдышаться от быстрого бега, от пережитого страха, от волнения. И теперь еще – от обиды и возмущения.
- Где папа? – спросила я, едва справляясь с голосом. – Его ты тоже..?
Слезы застилали мне глаза. Я прошла мимо него в комнату и взяла из ящика комода свою рубашку и фотографию. Ту, где мы с отцом и большой рыбой.
- Иден, он хотел увезти тебя. Он предлагал мне деньги!
Я покачала головой. Я не желала все это слышать. Довольно было того, что я увидела.
Одежда теперь валялась на полу – он ее бросил.
- Неужели ты правда думаешь, что я мог что-то с ним сделать? Его здесь не было, когда я вернулся!
Я не думала. Правда не думала. Я думала только о том, что он солгал мне. И еще – о папе. Мне так отчаянно захотелось обнять его, что я едва не плакала. Вернее, уже плакала. Я поняла это, когда облизнула губы и почувствовала солоноватый привкус.
- Куда ты идешь? Иден!
Я обернулась.
- Папа был прав. Мы не подходим друг другу. Все это было ошибкой. С самого начала. У нас нет ничего общего. Не знаю, как я могла влюбиться в тебя.
- Что?
Я увидела его глаза и испугалась. Не знаю, чего сильнее – своих слов или его взгляда.
- Ты не знаешь элементарных вещей! Бросаешься на людей лишь потому, что они тебе не нравятся! Ты умеешь только изворачиваться, воровать и обманывать! По-твоему, это жизнь?
Я говорила – и не понимала, почему не замечала всего этого раньше. Все было так прозрачно, и это видели все, кроме меня.
- А, по-твоему, жизнь – это прогулки на яхтах, обеды в ресторанах и платья стоимостью с целый дом?!
- Ты винишь меня в том, что я не родилась в рыбацкой хижине? В том, что мой отец сумел добиться в жизни больше твоего?
- Хочешь вернуться домой, к дорогому папочке? Уж у него-то точно нет никаких недостатков!
Я хотела. Именно сейчас, в эту минуту. Я очень хотела домой. И он это понял.
- Давай! Проваливай! – услышала я вслед. И еще услышала, как снова что-то разбилось.

***
Я ждал ее четыре дня. Или пять. Или только три.
Больше не было смысла скрываться. Больше ни в чем не было смысла.
Я так и не вернул на место ни стол, ни стулья – в них просто не было необходимости. Я вполне комфортно чувствовал себя на полу. Особенно, когда освободил его от мусора. Я поставил перед собой ундину и время от времени – очень часто – смотрел на нее. Теперь я ее ненавидел.
Я представлял, как она жалуется отцу на меня, как радуется, что она снова дома, как сидит в фарфоровой ванне в клубах пышной пены, как забирается в свою шелковую постельку с сотней подушек и, сонно зевая, расчесывает волосы черепаховым гребнем. И думает о том, как ей теперь хорошо, спокойно и уютно. А перед сном ее надменный папаша заходит навестить ее и, гладя ее по голове, желает спокойной ночи.
Разумеется, он уже простил ее и, конечно, больше не сердится. Так, просто журит слегка свою любимую беглянку, принцессу Иден… Будь она неладна! И она, и ее мерзкий папаша!
Рядом со мной уже батарея пустых бутылок. На каждую из них я возлагал надежды. Я думал, что мне станет легче. Но легче не становилось. И надежды уже не было.
- Открыто! – крикнул я, прихлебывая бренди, когда в дверь постучали. Стук повторился, и мне пришлось подниматься и открывать самому.
Мистер Си Си Кэпвелл, стоящий на пороге, вызвал у меня противоречивые чувства. Должно быть, я у него тоже. Он снова пришел забирать у меня Иден. Я смерил его презрительным взглядом. Он – меня. И мой жалкий вид заставил его поверить, что она уехала.
Теперь я испугался. Если она не дома, тогда где?
За несколько минут ко мне вернулась ясность рассудка. Мысли завертелись с такой скоростью, что я не успевал за ними. Я пытался сообразить, что произошло и где теперь искать ее. Я ненавидел себя за то, что не предусмотрел такого поворота, за то, что позволил ей уйти, за то, что вообще вернулся в эту чертову квартиру. И еще – за то, что допустил все это. Что, если она вовсе не собиралась уходить? Или собралась, но передумала?


Но я прошу - не надо забывать,
Что это чудо все же было!
И давайте не с грустью, а гордостью
Вспоминать тот красивый роман.
Где еще мы увидим в подробностях
Сказку ту, что создал океан?! (с) Ольга Филиппова
 
shvetkaДата: Понедельник, 06.02.2012, 11:41 | Сообщение # 5
Морской ангел
Группа: Друзья
Сообщений: 118
Награды: 6
Репутация: 2
Статус: Offline
* * *
Сначала меня как следует избили. Чтобы я перестал сопротивляться. Четверо против одного – достойное оправдание поражения. Потом эти четверо запихнули меня в кузов пикапа и захлопнули дверцы. Я оказался в темноте. На ходу попробовал выбить дверцы, но не смог. Я не знал, куда меня везут, но догадывался, к кому.
Я не ошибся.
- Вот мы и встретились, Роберт, – философски констатировал он, покручивая в пальцах сигару. – Я вижу, ты не слишком этому рад.
- А меня притащили сюда порадовать?
С учетом наших последних двух встреч, сейчас он пребывал в более миролюбивом расположении духа. По крайней мере, у него не было с собой ни автомата, ни головорезов. У меня были неплохие шансы.
- Как знать… – он щелкнул пальцами – и появилась Иден. С завязанным ртом и в сопровождении амбала. Тонелл щелкнул пальцами еще раз – и Иден с эскортом исчезла.
- Сколько ты хочешь? – прохрипел я внезапно севшим голосом.
- Весь твой долг плюс пени за просрочку, – просто ответил он. И так же скромно добавил. – Завтра утром.
Это было нереально. И он это знал.
Поэтому он сделал мне предложение, от которого я не смог отказаться.
- Ты поедешь в Вегас и сыграешь в карты.
При всей кажущейся простоте плана – выиграть кучу денег и отдать их Тонеллу – в этом явно был какой-то подвох. Но он, похоже, не собирался посвящать меня во все тонкости дела. Однако чем больше он расхваливал мои выдающиеся способности в шулерстве, тем больше я сомневался в его намерениях.
- Мы с миссис Паризи прилетим чуть позже, – сообщил он как бы между прочим и даже снизошел до пояснений, правда, весьма туманных. – Мне нужно уладить здесь кое-что.
- Не впутывай в это Иден, – потребовал я, но его, похоже, это лишь позабавило. Мы оба знали, что я не в том положении, чтобы ставить условия.
- Роберт, у вас сложился такой исключительный тандем, что было бы глупо разрушать его в самый ответственный момент. К тому же, без нее тебе не справиться.
- Я справлюсь.
- Это я буду решать, Роберт. И, кстати, приведи себя в порядок, – он бросил насмешливый взгляд на мою пятидневную – или трехдневную? – щетину и майку с джинсами. – Во «Дворце Цезаря» тебя и на порог не пустят в таком виде.

Мистер Тонелл велел не спускать с нее глаз. Уж с этим я должен справиться. Она же не галстук. Черт возьми, как их завязывают?
Я в очередной раз стянул его с шеи и бросил на кровать. В конце концов, и без этой тряпки я выглядел неплохо. Я отступил от зеркала еще на несколько шагов и критически взглянул на отражение. На меня смотрел молодой человек – чего уж скрывать – довольно приятной наружности. Я нашел, что костюмы ему очень идут. И снова вспомнил о галстуке.
Честно говоря, жаловаться мне было не на что. Я собирался провести этот вечер в элитном казино в городе неоновых огней, где должен был сойти за своего, и потому мог себе позволить бокальчик мартини или хорошего виски. И за все это удовольствие мне нужно было только приглядывать за юной блондинкой. Сущий пустяк, право дело. На мне был отличный костюм, дорогие туфли и даже рубашка с запонками. Вот только галстук все портил.
И тут – это всегда бывает неожиданно – меня посетила забавная мысль. Я взял галстук и постучал в соседний номер.
На ней было голубое, как ее глаза, платье. И с волосами она что-то такое сделала… я даже растерялся немного.
- Можно войти?
Она молча отступила назад, освобождая проход. Выглядела она не очень дружелюбно. Впрочем, меня это не волновало.
- Как настроение? – зачем-то сморозил я, осматривая ее номер, и взглянув на нее, ляпнул еще большую глупость. – Ладно, не отвечай.
- Не можешь завязать галстук? – неожиданно спросила она. Я был окончательно обескуражен.
- С чего ты взяла? Я и так неплохо выгляжу.
- Ты держишь его в руке, Крейг, – она взглядом указала на мою левую руку. Там действительно был галстук.
- Давай, попробуем. Вот так… – она проделала какую-то сложную комбинацию жестов и затянула узел. – Так гораздо лучше.
Я не мог с ней не согласиться. Теперь, с галстуком, я совсем осмелел.
- Может, пропустим по стаканчику? Для храбрости. Тут в номерах отличный бренди.
Она остудила мой пыл.
- Спасибо, нет.
- Ты не пьешь с такими, как я? Ладно, не отвечай. Вообще-то я слышал, что твой муженек тоже… как бы это сказать… не твоего круга.
- Это не твое дело, – холодно произнесла она, наливая себе воды.
Кажется, я ее обидел. Или просто утомил.
- Извини. Извини, я не хотел. Ты права. Конечно, тебе все это не нравится, я понимаю, но это не моя идея – сопровождать тебя в казино. Хотя, должен признать, я тебе благодарен. Я нечасто оказываюсь в местах, подобных «Дворцу Цезаря». – Я еще раз посмотрел на нее – не изменилось ли ее лицо в ответ на мои извинения, но заметил только, что она довольно бледна. – Правда, ты тоже не похожа на завсегдатая здешних злачных мест. Тебе страшно?
- Нет. С чего ты взял?
- Ты побледнела. Боишься за своего Бобби? – продолжил угадывать я, но она метнула еще один недобрый взгляд в мою сторону, и я замолчал. Ненадолго. Между нами была неловкость, которую мне хотелось устранить. В конце концов, мы должны были изображать, по крайней мере, друзей, а не двух человек, которых заставляют быть вместе.
- Не возражаешь, если я закурю?
Она покачала головой. Я достал «Мальборо» и спички.
- Что ты делаешь?
Я вынул сигарету изо рта – неприлично было отвечать девушке, сжимая что-то в зубах.
- Пытаюсь прикурить. Ты же сказала, что не против.
- Мистер Гиббс и все остальные сразу поймут, что мы пытаемся их надуть! Тебе нужен портсигар и сигареты… подороже.
Я не возражал. Мистер Тонелл сказал – ради успеха предприятия можно слегка потратиться.
Мы спустились в бар и выбрали «подороже». Я взял бренди, а Иден – кофе со сливками.
- Не нервничай, – посоветовал я, заметив, что она оглядывается, очевидно, пытаясь разыскать своего благоверного. – Еще рано.
На самом деле я нервничал даже сильнее неё. Рука сама собой потянулась за пачкой и непривычно наткнулась на портсигар. Я никогда раньше не курил сигары, но, пожалуй, сейчас это было именно то, что надо, чтобы расслабиться и ощутить себя в своей тарелке. Все крутые парни курят сигары, и мне выпал шанс почувствовать себя одним из них. Я представил, как спокойно, уверенно и даже лениво это делал Майкл Корлеоне, и испытал что-то, похожее на гордость, откусывая щипчиками кончик своей сигары. Черт возьми, этот парень был моим кумиром лет с пятнадцати!
Изящным – и небрежным – движением руки я убрал портсигар обратно, улыбнулся своей спутнице усталой улыбкой Майкла Корлеоне, подмигнул ей и затянулся. Зря. Горло перехватило так, что ни выдохнуть, ни поглубже вдохнуть эту дрянь не получалось. И, как я ни пытался, кашель сдержать не смог. Выглядел я, конечно, полным придурком. Хорошо хоть, мистер Тонелл всего этого не видел.
Иден посмотрела на меня так, как смотрят на источник дополнительных проблем, но, тем не менее, подвинула ко мне свой стакан воды. Я и за это был признателен.
Инцидент таким образом был исчерпан, и я опустил глаза в меню – для разнообразия, раз уж оно лежало передо мной.
- Хочешь вишневый штрудель?
Она мотнула головой – отрицательно, и снова оглянулась назад.
- Расслабься, – опять посоветовал я и заверил. – Я скажу, как он появится.
С сигарами я решил больше не экспериментировать, по крайней мере, у всех на виду. Я выпил бренди и заказал себе штрудель. Моя пустая болтовня по-прежнему раздражала Иден, и она отвечала только из вежливости, как настоящая леди. Впрочем, иногда и не отвечала. Но я не сдавался, собираясь все-таки придумать тему, которая могла бы ее заинтересовать. И тут мы увидели, наконец, мистера Тонелла.


Но я прошу - не надо забывать,
Что это чудо все же было!
И давайте не с грустью, а гордостью
Вспоминать тот красивый роман.
Где еще мы увидим в подробностях
Сказку ту, что создал океан?! (с) Ольга Филиппова
 
shvetkaДата: Понедельник, 06.02.2012, 11:54 | Сообщение # 6
Морской ангел
Группа: Друзья
Сообщений: 118
Награды: 6
Репутация: 2
Статус: Offline
Я уже успел освоиться в зале для покера и сыграть несколько партий, когда появился Тонелл. Он прошел мимо меня и, ничем не обнаружив нашего с ним – надо признать, весьма своеобразного – знакомства, удалился в соседний зал. И только потом, в сопровождении некоего неизвестного мне типа появилась Иден.
Она давно так не выглядела. Уложенные волосы, макияж, легкомысленное – и соблазнительное – платье. И еще – дорогое колье на шее. Она выглядела так, как и подобало Иден Кэпвелл.
Она привлекла внимание и Гиббса, и остальных мужчин, сидящих со мной за одним столом. Мы на секунду встретились взглядом, и этот тип с гадкой ухмылкой увел ее к рулетке. Он держал ее под руку, они о чем-то говорили вполголоса и даже улыбались, и это меня злило. Я понимал, что все это – часть игры, но с трудом контролировал чувства. А надо было.
Лучше бы она была дома, с отцом. И в безопасности.

Он выглядел по-другому. Респектабельнее. Импозантнее. Взрослее. На нем был хороший костюм, дорогая сорочка, и волосы были зачесаны гладко назад. Это был уже не мой Робби Паризи. Это был Роберт Барр.
Я смотрела на него со стороны и пыталась понять, что чувствую. Те же руки с ловкими пальцами, та же уверенная улыбка, тот же проницательный взгляд. И все-таки, что-то неуловимо чужое, непривычное было во всем этом маскараде. Я невольно подумала: если бы отец увидел его сейчас, он бы принял его за сына одного из своих знакомых. И я не понимала, хорошо это или плохо.
Я не знала, что я здесь делаю. Среди всего этого блеска, мишуры, вычурных платьев и тяжелых вечерних ароматов… Это был не мой мир. И не мир Робби.
Мне было тяжело стоять поодаль и делать вид, что мы не знакомы. Я с трудом отрывала взгляд от его пальцев, от его шеи, от его губ.
Он был другим. Не таким, как я, как Ченнинг или Джейсон. Но почему-то тянуло меня именно к нему. И представить себе, что мы больше никогда не будем вместе, было так же невыносимо, как представлять, что я больше никогда не увижу отца, Ченнинга и всех остальных… Нет, пожалуй, это было даже хуже. Мне остро – почти физически – не хватало его присутствия, его тепла, его запаха.
Я вспоминала наши дни на Сиренас, потом в Кабо-Сан-Лукас и в Литтлтоне, вспоминала наши рассветы и закаты, наши объятия и поцелуи, наши планы и наши надежды. Вспоминала его прикосновения, аромат его кожи и волос, его дыхание и переплетение наших рук. Он был таким близким – и таким далеким, и мне хотелось вернуть все назад. Подойти не к Терри Гиббсу, а к нему, дотронуться до его плеча и подождать, пока он обернется. И тогда он все поймет про меня, про мои мысли, про наши надежды и планы. И скажет, что больше никогда меня не отпустит.
- Твой выход, Иден, – услышала я шепот Крейга над ухом. Он подмигнул мне и чуть подтолкнул вперед. – Удачи!

Я дрожала от страха. Игра длилась уже около часа, а Роберт еще ничего не выиграл. Тонелл сказал – если мы не обыграем Гиббса, он убьет Робби. И я не сомневалась, что именно так он и сделает.
Я чувствовала себя ужасно разбитой. Все это время в плену я мало спала, много нервничала и часто плакала. Из-за отца, из-за Роберта и из-за Тонелла. И именно сейчас все это дало о себе знать. Меня тошнило от разнообразия резких запахов, и хотелось подойти ближе к Крейгу с сигарой, чтобы понюхать табачный аромат с нотками какао и перца его «Санчо Панса»… Но он стоял поодаль и не смотрел на меня, и дым от его элитной сигары уходил в другую сторону. Я старалась стоять ровно и не дергаться, но ноги так устали от каблуков, что я незаметно для себя переступала с ноги на ногу. Ужасно хотелось присесть. Или – лучше – прилечь. Отчаянно борясь с собой, я заглянула в карты Терри Гиббса. Пики куда-то поплыли, и все вокруг потемнело. Меня бросило в озноб и почти сразу – в жар. Ноги так ослабели, что я едва устояла. Хорошо, что плечо этого парня… Терри…
- С Вами все в порядке, мисс?
- Да, все хорошо, – единственное, что я смогла – это выдавить из себя виноватую улыбку. Мне нужен был воздух.
- Поднимаю до тысячи, – услышала я уверенный голос Роберта.
О, Боже, я коснулась его плеча, это же значит «две пары», а у него уже есть три семерки. Я подала не тот сигнал!
Я бросила на Робби умоляюще-отчаянный взгляд, стараясь еле заметно качать головой, но он не смотрел на меня или делал вид, что не смотрит. Я была на грани обморока. Может, если я упаду, он поймет, что произошла ошибка?

Я чувствовал себя на коне. Пожалуй, никогда прежде я себя так не чувствовал. На мне был эффектный смокинг, я пил дорогой виски, курил сигары – кажется, у меня начало получаться, – а вокруг были крутые парни – один круче другого – и красивые женщины в шикарных платьях. Разумеется, я помнил, что в моем поле зрения должна быть только одна из них, но я успевал рассматривать и других, и они мне нравились, все. Брюнетки, шатенки, блондинки – все они были хороши, все вместе и каждая по-своему. Определенно, такая жизнь была мне по вкусу. Главное – ничего не испортить сейчас, довести дело до конца, и тогда мистер Тонелл доверит мне что-то посерьезнее, чем быть сопроводителем.
Я перевел взгляд на свою подопечную – от страха на ней не было лица. Если так будет продолжаться и дальше, они запалятся.
Вот упрямая! Я же столько раз предлагал ей выпить! Если со мной это работало, помогло бы и ей.
Я опять слегка занервничал и сходил за новой порцией виски.

А все-таки жалко ее. Она такая юная, красивая, свежая… и, похоже, и правда любит своего Бобби. Она так смотрит на него… Вот бы на меня кто-нибудь так посмотрел. Например, вон та рыжеволосая красотка в изумрудно-зеленом. Но она почему-то тоже смотрит на Бобби. Может, это и к лучшему. Мне пришлось бы ей отказать. Я на работе.
Я взглянул на часы, потом на Иден, и сходил ей за шейком.
- Дорогая, может, составишь мне компанию за соседним столом?
- Нет, здесь как раз начинается самое интересное, – капризно морща нос, ответила она заученной фразой и взяла у меня свой безалкогольный «Мохито».
Я бросил быстрый взгляд на Бобби. Похоже, он кипел от злости. Оттого, что рядом с ней был я, а не он.
Интересно, он и впрямь допускает мысль..? Может, и да. Во всяком случае, сегодня я выглядел не хуже. И, будь я не на задании…
Я поймал обращенную ко мне улыбку прелестной брюнетки и подмигнул ей. А она подмигнула мне и поманила пальцем. Очень аккуратно поманила. Так, чтобы заметил только я. И, будто случайно, обронила салфетку.
Я покосился на Бобби и на Иден – кажется, они справлялись и без меня, а потом снова взглянул на часы – все шло по плану. Игра меня больше не интересовала. Волнуясь от предвкушения, я поднял салфетку и, прочитав записку, вышел в просторный и относительно пустой холл. Там ненадолго задержался перед огромным зеркалом, пригладил волосы, оправил пиджак… Все-таки, выглядел я неплохо – я посмотрел на себя справа, слева, с сигарой и без. Настроение у меня было отличное, виски был отменным, вечер удался, а ночь, судя по всему, обещала быть приятной. Осталось только… Тут мои мысли оборвались, потому что в зеркале за моей спиной появился Бобби Паризи. Это было так неожиданно, что я растерялся. Это было не по плану.
Он был ниже меня ростом, но смотрел свысока. Немного насмешливо и вместе с тем изучающе. Или нет – как будто он уже меня изучил. Этот взгляд почему-то напомнил мне взгляд Майкла Корлеоне. И мне стало не по себе. Я поправил галстук, не оборачиваясь, и снова перехватил его взгляд в зеркале.
- Уходите? – вопрос оказался несложным. Я даже обернулся.
- Да, отличный вечер, мне повезло. Надеюсь, вам тоже. Удачи!
- Я не верю в удачу.
- А я верю! Риск, игра, азарт – это бодрит, – болтал я, не понимая, зачем вообще с ним разговариваю.
- Да, раньше я так и жил, а сейчас не полагаюсь на случай.
Я пытался понять, к чему он ведет, но пока тщетно. Отчего-то у меня возникло ощущение, словно он загадывал мне загадку, проверял мою находчивость или, наоборот, хотел что-то узнать… Что бы там ни было, ощущение это было не из приятных.
- Я буду иметь в виду, что такое тоже случается, – лихо пообещал я, красноречиво дергаясь всеми частями тела в сторону выхода. Я уже несколько раз порывался уйти, но его взгляд не отпускал меня.
- Торопитесь? – догадался он, делая шаг в мою сторону. – Как крыса с тонущего корабля?
Мне не хотелось вдаваться в подробности. И я по-прежнему не совсем понимал его. Зато похоже было, что он понимал меня – даже больше, чем я сам. По крайней мере, его взгляд говорил именно об этом.
- Неприлично мужчине оставлять свою спутницу, – выразительно произнес он, делая еще шаг в моем напрвлении и убирая руки в карманы.
Теперь я, кажется, начал понимать.


Но я прошу - не надо забывать,
Что это чудо все же было!
И давайте не с грустью, а гордостью
Вспоминать тот красивый роман.
Где еще мы увидим в подробностях
Сказку ту, что создал океан?! (с) Ольга Филиппова
 
Форум » Творчество » Фанфикшн: продолжающиеся проекты » Побег (Взрослая жизнь)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2019 Конструктор сайтов - uCoz