Суббота, 17.08.2019, 14:16
Сиреневый мир
Главная | Путь назад - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Творчество » Фанфикшн: дописанные фики » Путь назад (Крейг, Роберт - серия приквеллов)
Путь назад
Сиреневый_КроликДата: Понедельник, 06.02.2012, 12:22 | Сообщение # 1
Морской гребешок
Группа: Администраторы
Сообщений: 50
Награды: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Этот фик открывает серию приквеллов о любимых героях 89-90 - Крейге, Роберте и некоторых других.
Заранее извиняюсь за возможные неточности.

Путь назад

Огромные здания - когда смотришь вверх, кажется, что они наваливаются на тебя, склоняясь всё ближе. От количества машин, движущихся по улицам, иногда становится страшно. Это Лос-Анджелес.
По одной стороне города тянутся бесконечные пляжи и гавани, где ледяные волны перебирают песок и раскачивают мачты яхт. Но здесь дыхания Тихого океана не чувствуется, сюда даже чайки не долетают, не в силах преодолеть шум и смрад центра города-гиганта.
Это всего лишь маленький отель на дальней окраине Лос-Анджелеса. Вывеска ничем не примечательна, обычный щит, обтянутый по периметру мигающей ёлочной гирляндой, чтобы хоть как-то привлекать внимание потенциальных постояльцев.
На крыльце двухэтажного домика, под вывеской, стоит человек. Ему вряд ли больше двадцати пяти, хотя держится он, пожалуй, слишком серьёзно для своего возраста. Он с каким-то напряжением смотрит в узкий просвет между загромоздившими небо бетонными монстрами и втягивает раскалённый летним солнцем воздух, будто надеясь ощутить свежесть морского ветра. Ему хочется к морю. Наконец он отрывает взгляд от лазурного треугольника, разворачивается и быстро входит в холл. Собственно, затенённая небольшая комната со стойкой вдоль одной из стен вряд ли заслуживает столь громкого названия.
Постоялец подходит к владельцу и по совместительству администратору отеля.
- До Санта-Барбары далеко? - без вступления спрашивает он. Тот поднимает глаза от четвёртого за сегодняшнее утро кроссворда.
- До Санта-Барбары? - задумывается он. - Там ходит автобус. Доедешь до стоянки... погоди.
Не рискуя объяснять длинную дорогу до автобусной стоянки, хозяин, покопавшись, вытаскивает из-под стойки затрёпанную карту дорог. Они вместе склоняются над ней.
- Вот мы, а здесь стоянка. Вот так, вот так, вот здесь сюда, потом здесь повернёшь...
- Благодарю, - склоняет голову приезжий и по деревянной лестнице с перилами поднимается на второй этаж. Через пять минут, спустившись оттуда уже с небольшим чемоданом, расплачивается за комнату и выходит на улицу.

В аэропорту многолюдно - впрочем, как в любое время дня и ночи. Потоки людей перетекают один в другой, туда-сюда снуют носильщики, под сводами гулко разносится голос дикторши, читающей объявления о прибытии, перемежающиеся рекламой.
В зал ожидания входит молодой парень со спортивной сумкой через плечо. Не оглядываясь, уверенно проходит между рядами, направляясь к выходу.
Лос-Анджелес не изменился с прошлого раза - отмечает он, выйдя наконец на улицу. Та же толпа, те же звуки, и даже рекламные щиты все, похоже, остались на своих местах.
Впрочем, судьба Лос-Анджелеса не слишком волнует путешественника. Мысленно он в другом месте. В расположенной совсем рядом солнечной маленькой Санта-Барбаре. Правда, причины, которые вновь привели его в родной город, совсем не солнечны. Скорее наоборот...
При мысли об этом от беззаботной улыбки на его лице не остаётся и следа. Он поправляет ремень сумки и быстро идёт к стоянке такси.

Разморенные бьющим прямо в окна автобуса солнцем пассажиры уже начинают подрёмывать, но в это время средство передвижения резко останавливается. Водитель, открыв дверь, озабоченно выскакивает на улицу. Через минуту он уже возится с дымящимся двигателем.
Проходит ещё около пятнадцати минут, и ему становится ясно, что завести машину вряд ли удастся. За это время пассажиры успевают проснуться, задаться вопросом "почему стоим", философски попытаться снова уснуть, перебрать несколько вариантов возможной задержки, возмутиться сервисом и начать постепенно выходить из себя.
Наконец водитель возвращается и берёт в руки микрофон.
- Уважаемые пассажиры, наша компания приносит вам свои извинения...
По салону проносится крайне недовольный гул. Потом люди начинают медленно собирать свои вещи и выбираться из автобуса на залитое солнцем шоссе.
Вскоре по дороге растягивается солидная цепочка голосующих пролетающим мимо автомобилям и автобусам путешественников. Некоторые остаются ждать чего-то у автобуса, другие бредут вперёд, по направлению к Санта-Барбаре.

По хайвею вдоль побережья Тихого океана несётся красный "Мустанг". В салоне звучит рок. Водитель, прилетевший утром в Лос-Анджелес парень, ладонью отбивает ритм на руле и напряжённо глядит вперёд. На лбу наметились две продольные чёрточки, свидетельствующие о том, что обуревают его совсем не радужные мысли.
"Мы все должны это делать. Ради тебя и ради нас. Я обещаю тебе, что так будет всегда. Что мы не забудем..."
Это вошло в привычку - каждый год в этот день возвращаться сюда. Как бы тяжело ни было, какие бы другие проблемы ни появились. И он будет возвращаться. Неважно, что никто не ждёт в Санта-Барбаре. Он просто должен, и всё.
Крейг встряхивает головой, словно возвращаясь из прошлого в сегодняшний день. Бросает быстрый взгляд на простирающийся до горизонта океан и вновь смотрит на дорогу.
Впереди по обочине шоссе идёт человек. Услышав шум авто, он оборачивается и выставляет руку с поднятым большим пальцем.
"Мустанг" съезжает к обочине. Путник наклоняется к окну.
- До Санта-Барбары подбросишь?
Крейг протягивает руку и открывает дверь. Его собеседник быстро занимает место рядом. Машина трогается с места.
Крейг даже рад неожиданному попутчику. Случайные встречи помогают не зацикливаться на одних и тех же мыслях. Привычно бросив взгляд на зеркало заднего вида и дёрнув плечом, чтобы расправить затёкшую спину, он решает начать разговор.
- Привет, - говорит он и улыбается.
- Привет, - откликается пассажир.
Устанавливается ненапряжённая пауза. Крейг обходит ещё пару медлительных авто, его спутник задумчиво смотрит в окно, не сводя взгляда с ослепительно бирюзового под полуденным солнцем океана.
- А кто у тебя в Санта-Барбаре? - бросает Крейг, перестраивая машину в другой ряд и прибавляя газ.
Пассажир отводит взгляд от окна.
- Друг, - не вдаваясь в подробности, говорит он.
- Девушка, - уверенно ухмыляется водитель, прищурившись то ли от смеха, то ли от бьющего в глаза солнца, и поправляет солнцезащитный козырёк. - А зовут как?
- Иден, - коротко отвечает его собеседник.
На мгновение лицо Крейга меняется - может быть, имя кажется знакомым, а может, просто необычным.
- Иден, - повторяет он. - Красивая?
- Красивая, - спокойно говорит пассажир - любитель коротких ответов.
- А у меня, - констатирует Крейг, - сейчас нет девушки. Была, а сейчас нет.
За окном пейзаж постепенно меняется, превращаясь в окраину городка.
- Слушай, - замечает Крейг и тут же перебивает сам себя, - тебя как зовут?
- Роберт, - машинально отвечает пассажир.
- Слушай, Бобби, тебя где высадить в Санта-Барбаре?
Путешественник отрывает взгляд от окна и пожимает плечами.
- Не знаю. Я здесь раньше не был.
- Отель нужен? Вон, если хочешь, - Крейг смеётся, кивая на грандиозное здание, несколько не соответствующее по своему облику ни "Бобби", ни ему самому, - "Кэпвелл-отель".
- "Кэпвелл"? - быстро переспрашивает Роберт. - Он принадлежит Кэпвеллам?
Крейг прыскает со смеху.
- Только не говори, что твоя подружка - Иден Кэпвелл.
Однако его новый знакомый явно не шутит.
- Иден Кэпвелл - моя невеста, - отзывается он.

Крейг несколько раз удивлённо хлопает глазами.
- Шутишь!.. - недоверчиво протягивает он, хотя его спутник не менее серьёзен, чем Большая Британская Энциклопедия. На предположение Крейга он молчит и окидывает взглядом здание, возле которого им и правда приходится притормозить из-за обилия автомобилей.
- Нет, правда? - не отстаёт Крейг. - Иден Кэпвелл?
- А что? - наконец открывает рот Роберт. Крейг делает какой-то неопределённый жест.
- Откуда ты знаешь Кэпвеллов? - продолжает Роберт.
- Все знают Кэпвеллов, - с какой-то странной улыбкой пожимает плечами Крейг.
- Может, ты знаешь и где их найти? - слегка насмешливо прищуривается Бобби. Губы Крейга трогает ещё одна улыбка.
- Все в Санта-Барбаре знают, что Кэпвеллы живут в Монтечито, - заявляет он.
"Мустанг" сворачивает в одну из боковых улиц. Владелец более чем уверенно ведёт его мимо двухэтажных домиков, окружённых самой разнообразной растительностью, маленьких магазинчиков и уличных кафе. Вскоре дома становятся роскошнее, зелени больше, а машин - меньше.
Крейг паркует машину и указывает на большой дом, виднеющийся сквозь ветви огромных деревьев и решётку забора. Роберт открывает дверь и выбирается из салона.
- Спасибо! - он подхватывает чемодан с заднего сиденья и шагает прочь. Крейг смотрит вслед, потом открывает дверь со своей стороны и тоже оказывается на улице.
Он направляется прочь от машины. Но не в ту сторону, где скрылся его случайный попутчик, а в противоположную.
Пройдя пару сотен метров, Крейг сворачивает на неприметную тропинку. Он пробирается, цепляясь за что-то колючее, вдоль высокого забора сада Кэпвеллов и пару раз становится объектом облаивания большой лохматой белой собаки. С другой стороны тропинки нависают гигантские деревья, по виду никак не моложе позапрошлого века. Здесь, по всей видимости, редко кто бывает. Но Крейг двигается уверенно, словно этот путь знаком ему с самого детства. Впрочем, скорее всего, так оно и есть.
Миновав роскошный сад, сквозь деревья которого в просветах уже хорошо видны горы - от них поместье отделяет только поле для игры в поло, - пройдя по узкой полосе очень запущенного и явно никому не принадлежащего фруктового сада и устояв перед искушением сорвать что-то недозрелое и, как ему известно, абсолютно несъедобное на вкус, в очередной раз оцарапав руку о кустарник, Крейг выныривает в просторный двор старинного здания в староиспанском стиле. Некоторые признаки позволяют подумать, что здесь вряд ли можно встретить кого-нибудь, кроме монахинь и настоятельницы. Однако Крейг знает, что это не так. Ему известно, что за этими стенами обитает множество детей - разного роста, возраста, пола и внешности. Их объединяет только одно - у них нет иного дома, кроме приюта, и иной семьи, кроме добрых сестёр и старенькой настоятельницы... Сейчас, правда, ни одного ребёнка в пределах видимости нет. Возможно, все они внутри здания или, может, выведены на прогулку на пляж или куда-нибудь ещё.
Воспоминания, как бывает всегда, берут его в плен. Недавняя весёлость проходит бесследно. Погрузившись в задумчивость, Крейг медленно идёт по двору к порядком обветшалому зданию. Машинально проводит рукой по стене - пальцы тут же становятся белыми. Он заворачивает за угол и облокачивается на стену под завитым плющом окошком.
Память хранит картинки детства - такие же солнечные, как сегодняшний день и другие - их больше. Прижавшись затылком к стене - тень огромного дерева оберегает прохладу камня - Крейг несколько минут стоит, закрыв глаза и пытаясь справиться с эмоциями. Наконец он отклеивается от стены и, по-мальчишески воровато оглянувшись по сторонам, ныряет в ветхую дверь. Ещё лет пятнадцать назад она никогда не запиралась, теперь же и вовсе скоро развалится, или не выдержат тяжести проржавевшие петли.
Он спускается по рассыпающимся ступенькам. Раньше, убегая от кого-то или спеша на только им понятные, но от этого не менее важные встречи, он мог мчаться здесь в полный рост. Сейчас ему приходится пригнуться, чтобы попасть в тёмное помещение. Но и без света он уверенно находит узкий проход между кирпичной стеной и какой-то перегородкой и протискивается внутрь.
Там, где он оказывается, просторно, темно и пыльно. Крейг щёлкает зажигалкой, и её слабый подрагивающий свет озаряет голые стены, испещрённые полустёртыми надписями, валуны и доски, составляющие импровизированный клуб. Задумчиво посмотрев на всё это, он подходит к большому камню, лежащему чуть в стороне от груды других таких же, пересыпанных щебнем и земляной пылью, за годы слежавшейся и почти превратившейся в камень.
То, что произошло здесь почти пятнадцать лет назад, заставляет его и сейчас судорожно вздрогнуть и прикрыть глаза.
Этот день... Он не пропустил ни одного. Он поклялся не забывать её. Он никогда ничего не забывает. Она знает это. Не забыл и сейчас...
Крейг бережно достаёт спрятанные в ветровке четыре белые розы. Наклонившись, опускает их на всегда холодный камень. Его губы разжимаются, словно он хочет что-то сказать. Но он молчит. Глаза снова становятся влажными.
Наконец он выпрямляется. С шумом выдыхает воздух, словно пытаясь этим сдержать что-то очень острое и болезненное в груди. Касается ладонью шершавой стены - это будто обещание или клятва: я вернусь! Я буду помнить... И медленно, оглядываясь, идёт к выходу.

Роберт стоит у самой кромки воды, у рыжей мокрой полосы с клочьями буроватых водорослей. Его взгляд устремлён к линии горизонта, туда, где поверхность океана ещё кажется ровной, словно стекло. Там, возле чуть выгнутой его кромки, ещё не видно, как солёная вода собирается в складки, всё увеличивающиеся по мере приближения к берегу. Они становятся всё круче и уже у самого песка опадают, превращаясь в шипящую белую пену. Почти коснувшись ног, она скатывается назад в океан, и новая волна снова поднимается вслед за ней. Это повторяется и повторяется, и постоянные в своём непостоянстве волны несут умиротворение.
Он пришёл сюда именно за этим. Как делал всегда. Океан, кажущийся многим коварным и непредсказуемым, никогда не предавал его. И он верит океану.
Роберт приседает и, зачерпнув ладонями воду, выплёскивает её себе на лицо. Холодная вода обжигает щёки, и соль начинает щипать глаза. А может, это вовсе и не соль...


 
Сиреневый_КроликДата: Понедельник, 06.02.2012, 12:23 | Сообщение # 2
Морской гребешок
Группа: Администраторы
Сообщений: 50
Награды: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
В небольшом баре "Текила" в двух шагах от океана необычно пусто. Солнце уже не в зените, но жарко по прежнему, и люди предпочитают прятаться от зноя дома, вооружившись кондиционерами, вентиляторами и чаем со льдом.
Крейг, облокотившись на стойку, заказывает виски и долго смотрит на блики солнца в карамельного цвета жидкости.
Это дурная традиция. Каждый раз в этом городе его охватывает какая-то дикая тоска, и он не знает иного способа с ней справиться. Этот способ тоже не помогает, но, если постараться, можно отключиться и не чувствовать совсем ничего...
Украшенный пушистыми жёлтыми пёрышками колокольчик над дверью звякает, когда она открывается. В бар заходит Роберт. Взяв воду со льдом, он устраивается у стойки, задумчиво поглаживая приятно холодное стекло стакана, и неотрывно смотрит в окно, где за неширокой полосой пляжа начинается океан, словно надеется снова увидеть её... Океан однажды изменил его жизнь, дав ему самое прекрасное, что он мог себе представить... И сейчас он вновь обращается к нему в какой-то нелепой надежде, что тот вернёт ему это прекрасное, так странно и так страшно потерянное...
- Эй! - слышит он удивлённый возглас. - Привет!
Оторвавшись от созерцания, Роберт поворачивает голову и с лёгким удивлением смотрит на окликнувшего. Ну да, это же тот самый парень, подбросивший его в Санта-Барбару.
- Привет, - повторяет тот. - Ты откуда?
Роберт пожимает плечами. Ну что значит "откуда"? А парень-то, видно, уже умудрился набраться...
- Привет, - меланхолично отзывается он, вновь отворачиваясь к окну. За его спиной странный знакомый делает ещё один большой глоток и со стуком ставит пустой бокал на полированную поверхность.
- Эй! - машет он бармену. - Повтори.
Происходящее сзади нимало не занимает Роберта. Он всё ещё высматривает кого-то на постепенно оживающем пляже. Загорелые парни, обнимающие не менее загорелых, с выгоревшими на солнце волосами, девушек; семьи с детьми, большими яркими пледами и мороженым; целые компании юношей и девушек, выбирающих место поудобнее или поспокойнее. Но та, которую ищет глазами Роберт, среди них не появляется.
А ведь он видел её сегодня. Побродив неподалёку от роскошного поместья, он спустился по песку к кромке воды. И вдруг увидел их. Молодая девушка-блондинка в летящем белом платье и брюнет с латинской внешностью. Они шли по пляжу в обнимку, разговаривая и смеясь. Девушка вдруг обернулась. Это была она.
От неожиданности он замер на месте. Наверное, надо было сказать что-то, а он просто стоял и смотрел на неё.
Девушка скользнула по нему взглядом и отвернулась. Её спутник что-то сказал - Роберт не расслышал слов - и она звонко рассмеялась в ответ.
Они прошли мимо, не обратив на него внимания. Им не было дела до случайного прохожего. А он всё стоял и смотрел ей вслед. Даже когда она скрылась за изгибом пляжа...
- Эй, а как твоя девушка? - голос Крейга выводит Роберта из задумчивости. Он оборачивается и вопросительно смотрит на стоящего рядом и для надёжности опирающегося на стойку парня.
- Моя девушка? - он поднимает брови. Видимо, приняв ответ за приглашение, Крейг плюхается на стул напротив.
- Вспомнил! - он хлопает себя по лбу. - Ты - Бобби, так?
- Допустим, Бобби, - без особого восторга отвечает Роберт.
- Как твоя девушка? - повторяет Крейг.
Роберт опять поворачивается и окидывает печальным взглядом идеально спокойный океан.
- Девушка? У меня нет девушки.
- Она тебя бросила! - уверенно-сочувственно заявляет его подвыпивший собеседник, доверительно наклоняясь вперёд и стуча пальцем по доске стола.
- А ты большой специалист по девушкам, - в голосе Роберта почти против воли проскальзывает насмешка.
- У меня их было... - Крейг наморщивает лоб, пытаясь подсчитать точное количество, но из этого ничего не выходит. - Выпей со мной! - неожиданно предлагает он.
Роберт качает головой, скорее для себя, чем для Крейга.
- Ты что, не пьёшь?! - сей факт настолько удивляет того, что он в свою очередь - очевидно, для самоуспокоения - прикладывается к собственному стакану.
Роберт усмехается и пожимает плечами.
- Мне надо ещё вернуться в Лос-Анджелес.
- Ну и что?! - искренне не понимает проблемы его новый знакомый. - Мне тоже.
Он вновь хватает со стойки стакан и, опустошив его, поднимается с места.
- Я тебя подвезу, - уверенно заявляет он и, не особенно хорошо координируя движения и зацепив по дороге ногой ножку вертящегося стула, направляется к выходу из бара. - Пошли!

Красный "Мустанг" урчит, словно разомлевший кот. Роберт с некоторым недоверием наблюдает за разбирающимся с панелью Крейгом.
- И как ты собираешься вести машину в таком состоянии? - интересуется он.
- Брось! - возмущается водитель. - В первый раз, что ли?
"Мустанг" наконец неохотно просыпается и трогается с места. За его окном снова, набирая скорость, бегут улочки города, набережная, и вот авто опять оказывается за городом. Однообразный пейзаж изредка оживляют мотели, кемпинги и заправки, выкрашенные в максимально яркие цвета и щедро увешанные звёздно-полосатыми флагами.
Роберт с тем же подозрением следит за водителем. Наконец он не выдерживает.
- Останови-ка здесь! - командует он.
- Что?
- Останови, - сурово повторяет пассажир. Крейг послушно съезжает на обочину дороги.
- Эй, а в чём дело? - заплетающимся голосом спрашивает он. Роберт выскакивает на улицу и, обойдя автомобиль, наклоняется к окну со стороны Крейга.
- В том, - заявляет он не терпящим возражений тоном. - Я не намерен ждать, пока ты впишешься в какую-нибудь фуру.
- Ты что! - возмущается Крейг. - Всё в порядке!
- Я вижу, в каком ты порядке. Давай садись туда, я сам поведу.
Очевидно, сообразив, что в этом что-то есть, Крейг послушно переползает на соседнее сиденье, дав возможность Роберту занять место водителя. А через несколько минут, окончательно разморённый мельканием придорожных столбов, деревьев и вилл, он начинает клевать носом.
Роберт с лёгким удивлением искоса следит за ним. Странный парень. Доверил свою машину, можно сказать, первому встречному, и уже спит себе без задних ног, как будто так и надо. Впрочем...
Он погружается в какие-то свои мысли, в которых главным компонентом опять становится светловолосая девушка, похожая на русалку. Красный автомобиль продолжает двигаться по шоссе, постепенно приближаясь к Лос-Анджелесу.

Улицы мегаполиса к вечеру не становятся приветливее. Вечерняя прохлада, которая чувствуется за городом, здесь ещё неощутима. Нагретые за день тротуары и бетонные стены зданий излучают жар. Пахнущий бензином воздух подрагивает в просветах между домами.
Роберт несколько растерянно ведёт машину по оживлённой, в несколько рядов, дороге. Всё это непривычно для него. Он уверенно справляется с рыбацкой лодкой в просторной бухте или в огромном и ненадёжном открытом океане, но суетящийся муравейник автомобилей выбивает его из колеи. Наконец, несколько раз свернув, он с облегчением паркует машину в довольно малолюдной улочке.
Его спутник всё ещё спит. Роберт выбирается из автомобиля и, закрыв дверь, оглядывается по сторонам. Среди абсолютно незнакомых ему примет местности глаз выделяет довольно необычного вида вывеску. "Театр "Кэмбридж" - значится на ней.
Взгляд замечает что-то в стороне, и через миг Роберт потрясённо смотрит на уже знакомую ему пару. Его русалка... парень с латинской внешностью галантно помогает ей выбраться из роскошного автомобиля, и они вместе заходят в здание, на стене которого красуется афиша: "Fantom d'Opera". Почти ни о чём не думая, кроме того, что она, Иден - тут, совсем рядом, - Роберт бросается следом за ними.

Он выходит из театра растерянный, оглушённый, и, привалившись к стене, долго стоит, не понимая, как это могло случиться. Как могло то, что было - что было реально и ради чего он жил, из-за чего он вообще выжил - просто исчезнуть?
Он вспоминает их остров и озарённый голубоватым лунным светом, но хранящий тепло солнечного дня песок. Он помнит, до сих пор помнит каждое слово из сказанных тогда... И все другие слова всех других встреч и свиданий...
- Я люблю тебя...
- Повтори, - говорит он чуть недоверчиво.
- Я люблю тебя!
- Ещё раз, - требует он. Она смотрит на него - как-то удивлённо, непонимающе...
- Люблю... - повторяет она.
Он резко хватает её и впивается в её губы. Они целуются - страстно, отчаянно...
А потом были другие поцелуи, не менее страстные... На тихих, никому, кроме него, не известных пляжиках... На палубе качающейся в гавани яхты... Они были вместе, вдвоём. Было что-то их, о чём никто, кроме них, не знал, но что было для них самым важным на свете...
Воспоминания об этом помогли ему пережить эти пять лет. Пять лет, наполненные болью и одиночеством.
Впрочем, нет. Он не был одинок. У него была она - его богиня, его русалка... Главное, что было в его жизни. То, ради чего не жаль было пожертвовать всем...
Она забыла... Как же она могла забыть всё это? Как вообще можно было это забыть?..

Крейг наконец открывает глаза и несколько озадаченно оглядывается по сторонам. Вот странно, он уже в Лос-Анджелесе. И как это он сюда добрался? Ах да, тот парень, которого он обещал подвезти. Похоже, получилось немного наоборот...
От этой мысли горе-путешественник разражается смехом, одновременно схватившись за гудящую с выпитого голову. Ничего себе приключение, думает он, выбираясь из "Мустанга", чтобы купить где-нибудь поблизости сигареты.
В паре десятков метров от машины, прислонившись к стене и глядя отсутствующим взглядом куда-то сквозь стену дома на противоположной стороне улицы, стоит Роберт.
- Эй! - удивлённо окликает его Крейг. - Ты что здесь стоишь?
Вопрос звучит странно, но выводит Роберта из прострации. Он безучастно окидывает взглядом возникшую перед ним растрёпанную фигуру.
- Ничего... - заявляет он.
- Какие-то проблемы? - спрашивает фигура.
- Никаких проблем, - отвечает он быстро. Даже слишком.
- Серьёзно? - недоверчиво уточняет Крейг.
Роберт отклеивается от стены, собираясь идти, правда, не имея ни малейшего представления, куда.
- Никаких проблем, - с запозданием отвечает он на вопрос, и в его голосе вдруг начинают звучать жёсткие нотки.
- Тогда скажи, сколько времени.
Чуть помедлив, Роберт задирает рукав рубашки.
- Без трёх минут восемь.
- Сколько?! - с паникой в глазах подскакивает на месте Крейг. - Мне нужно... Чёрт, мне нужно найти кое-кого!.. Энтони убьёт меня!
Он с лихорадочной поспешностью лезет в карман куртки и вытаскивает слегка замусоленную записную книжку. На ходу перебирая напиханные внутрь записки и визитки, он спешит к своему автомобилю. Потерянный листок, сделав пару витков в воздухе, опускается на асфальт за его спиной. Роберт машинально поднимает его.
Разыскав наконец в блокноте нужный адрес, Крейг забирается в салон автомобиля.
- Эй, как-там-тебя! - неожиданно окликает его Роберт. Он приближается к машине с потерянной запиской в руках.
- Да?
Роберт шутить не расположен.
- Что это?
Крейг выхватывает бумагу из его руки.
- Откуда ты знаешь Тоннела? - продолжает Роберт.
- Я... В смысле?
- Что ты знаешь о Тоннеле? - тем же напряжённым тоном добавляет он.
- А т-ты?.. - несколько испуганно - видимо, причиной тому странный взгляд Роберта - спрашивает Крейг.
Глаза Роберта странно сверкают.
- Вот что, приятель. Окажи мне услугу.
- Услугу?
- Я хочу встретиться с Энтони Тоннелом, - заявляет не терпящим возражения тоном Роберт.
- З-зачем?
Роберт отворачивается и окидывает взглядом театральную афишу.
- Надо, - коротко бросает он, что-то сглотнув.
- А... вы знакомы? - уточняет недоумевающий Крейг. Роберт наконец отводит взгляд от вычурных букв афиши.
- Не беспокойся. Моё предложение ему понравится.

Ночной Лос-Анджелес похож на осыпавшийся на землю залп фейерверка. Огни, сияющие, бегущие, мерцающие, неравномерно рассыпанные вдоль побережья и отражающиеся в чёрном зеркале Тихого океана, поглощают "Мустанг", смешивая его с тысячами других автомобилей, спешащих в разных направлениях. Какие-то из них в конце концов достигнут своей цели, и люди, сидящие в них, добьются того, к чему стремятся. А цель Роберта сейчас - новая жизнь. Странно - он должен изменить всё, стать кем-то новым... и тогда, может быть...
И тогда, может быть, он сумеет что-то вернуть.
Провожая взглядом сияющие разноцветным огнём рекламные вывески, Роберт очень хочет верить, что это ему действительно удастся.


 
Сиреневый_КроликДата: Понедельник, 06.02.2012, 12:29 | Сообщение # 3
Морской гребешок
Группа: Администраторы
Сообщений: 50
Награды: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Продолжение истории: http://las-sirenas.ucoz.ru/forum/8-114-1

 
Форум » Творчество » Фанфикшн: дописанные фики » Путь назад (Крейг, Роберт - серия приквеллов)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2019 Конструктор сайтов - uCoz